book Роджер Желязны, Все Уходят, sf,, ru

Роджер Желязны

Все Уходят


Желязны Роджер

ВСЕ УХОДЯТ

С. Сухинов, перевод

Огни померкли в зале. Жрецы и нимфы танцевали, когда начали падать бомбы. Просперо взглянул на Фердинанда.

- У тебя такой вид, сын мой, словно ты объят страхом. Будь весел, наше пиршество заканчивается. Наши актеры, словно привидения, растают в воздухе, в прозрачном воздухе...

Он поднял руку. Жрецы и нимфы разом исчезли с глухим хлопком.

- ...и, подобно бесплатному материалу, из которого сотканы эти видения, растают укутанные облаками башни, величественные дворцы и торжественные храмы, - продолжал Просперо, - и сам огромный шар, да, все должно раствориться, словно мираж, не оставив даже фундамента...

Зрители исчезли. Сцена исчезла, театр исчез. Город растворился с легким шорохом, а затем стал прозрачным и сам шар Земли. Все актеры испарились, за исключением духов Ариэля, Калибана и Просперо.

- О, Просей... - вздохнул Ариэль. - Мы на этот раз замечательно материализовались...

- Просперо! - проревел Калибан.

- ...и наша маленькая жизнь завершилась сном.

Калибан схватил его за ногу, Ариэль вцепился в рукав.

- Вы сделали это снова, хозяин!

- Сэр, я огорчен...

- Остановите это безумие! Все тает! Вы применили ошибочное заклинание!

- Смиритесь с моей слабостью, дети мои. Мой старый мозг утомлен...

Калибан уселся на него верхом; Ариэль, кружась, стал размахивать перед глазами Просперо своими тонкими пальцами. Теперь они плыли в огромной, наполненной звездами пустоте. Ближайшим значительным небесным телом была Луна. В различных направлениях летели спутники; связи, метеорологические и разведывательные.

- Черт побери, верните все! - завопил Ариэль.

- Но не тревожьте мою немощь...

- Это бесполезно, - проворчал Калибан. - Он ушел в себя, и на этот раз дьявольски глубоко. Как объяснить ему, что мы ослабеваем и отказываемся снова блуждать в пустоте?

- Ну нет, - возразил Ариэль. - Я только начал получать удовольствие от всего этого.

- Тьфу на тебя. Мы будем тревожить вашу немощь, Просей! Вспомните старика Станиславского и верните все обратно!

- Будьте любезны, дети мои, вернитесь в мои яйцеклетки и отдохните там...

- Он достигнет границ своего мира, там мы его и достанем. - предложил Ариэль.

- Оборот или два я сделаю, пока не успокоится мой измученный мозг.

- Куда вы намереваетесь нынче прошвырнуться, хозяин? - встревоженно спросил Калибан. - Вы отказываетесь от всего, что было?

- Э-э... И что из того, дети мои?

- Вы опять идете этим ужасным путем к финалу.

- Ох, дорогой! Вещи приятнее выглядят издалека, можешь мне поверить.

- Из очень большого далека, я сказал бы сейчас. Что вы собираетесь сотворить на бис?

- Где моя Книга?

Калибан слегка пошевелил своим плавником:

- Она исчезла.

Просперо стад массировать глазные яблоки.

- Тогда я буду работать по памяти. Где это было?

- На пустынном острове.

- Да.

Просперо сделал рукой величественный жест, и невдалеке появились едва заметные очертания пальмовых деревьев. До них донесся легкий соленый запах и шум прибоя. Очертания острова становились все более отчетливыми, и сияющий песок распростерся под ногами. Затем послышался крик чаек. Звезды растаяли, небо поголубело, и по нему поплыли облака.

- Это уже лучше.

- Но это реальный пустынный остров!

- Не спорь со стариком. Ты же знаешь, как он упрям.

- Итак, дети мои, чем мы теперь займемся?

- Развлечениями, сэр.

- Ах да. Но для начала я материализую Фердинанда и Миранду.

Он повел остатки своей труппы вверх по каменистому склону. Все вместе они вошли в большой грот, посреди которого располагалась огромная сцена, освещенная пылающими факелами. Проеперо кивнул Фердинанду и Миранде и указал им рукой на сцену.

- Хозяин, здесь что-то не так.

- Тс-с-с, прикусить языки! Глядеть во все глаза! Тихо! Ариэль на время потерял дар речи. Он не сводил глаз со сцены. Большой глобус, солнечные пятна, облачные полосы, голубые, зеленые и серые океаны, леса и горы - все это медленно вращалось над игровой площадкой. Крошечные бомбы и ракеты падали с неба, поднимая клубы дыма над главными городами Северной Америки. Европы и Азии. Шар разваливался под ударами, каждый следующий столб дыма был выше предыдущего. Сквозь пыль, огонь и дым были видны разрушенные города, расплавленные камни, обугленные люди, толпы беженцев.

- Хозяин! Это ошибка! - закричал Калибан.

- Мой Бог... - прошептал Фердинанд.

- Смотрите, дети мои, на это действо так, словно вы испуганы, словно вы видите его впервые... - торжественно произнес Просперо.

- И здесь мы вновь поднимем занавес, - сказал Ариэль, когда запылали материки. - Величественные дворцы, - торжественные храмы, и сам огромный шар... - Под яростной бомбардировкой ледяные шапки стали плавиться, океаны взбухали. - Все должно раствориться...

Огромные части суши были теперь покрыты бушующей водой.

- ...не оставив даже фундамента...

- Мы пока ещё реальны, - резко возразил Ариэль.

- Но это идет, - заметил Калибан. Шар стал съеживаться, вода посерела, вся картина поблекла.

- ...завершилось сном, - зевнул Просперо.

- Хозяин! Что случилось с...

- Тс-с! - предостерег Ариэль. - Не серди его. А где театр?

- ...успокоив мой утомленный мозг.

- Мы желаем вам мира и покоя, - в унисон сказали Фердинанд и Миранда, уходя.

- Где мы, сэр?

- Э-эх... вы же сами сказали, что это - пустынный остров.

- Так оно и есть.

- Тогда что ещё вам надо? Найдите нам пищу и воду. Только чур не иллюзорные.

- Но, сэр, ваша Книга...

- Моя Книга - это не какая-то книга! Я поем и посплю, я позволю этой любовной парочке совокупиться, а затем удалюсь в Неаполь. Всю магию я посылаю к чертям!

Калибан и Ариэль удалились.

- Давай понаблюдаем со стороны, как удовлетворяют свои желания без магии, а затем уйдем.

- Согласен, дух. Мне кажется, что-либо живое нам непременно встретится на этом пути.