book Леонид Викторович Кудрявцев, Претендент, sf,sf_fantasy,, ru

Леонид Викторович Кудрявцев

Претендент


1

<p>1</p>

Дождь шел уже почти сутки.

Крысиный король сидел в нише старого пеликанского храма и смотрел на танцующих зомби. Струи дождя секли их поднятые руки, запрокинутые лица, насквозь промокшие лохмотья одежды. Размеренно раскачиваясь из стороны в сторону, зомби пели заунывную песню на гортанном, незнакомом крысиному королю языке. Время от времени кто-то их них подпрыгивал, словно пытаясь оторваться от земли и улететь в затянутое свинцовыми тучами небо. Мгновение спустя остальные зомби издавали резкий, протяжный крик и подпрыгивали тоже. Далее опять следовало заунывное пение и раскачивание.

Рядом с нишей, где сидел крысиный король, остановились два дэва. Один из них сказал: – Смотри, радуются. Может, разогнать их?

– Брось, – промолвил другой. – Пусть себе веселятся. Дождя не было уже по крайней мере лет тридцать. Опять же связываться с зомби… Кстати, с чего ты взял будто они радуются?

– А разве нет? – По-моему, это какой-то обряд. И вообще… Пойдем, есть дела поважнее.

Они потопали прочь.

Крысиный король задумчиво почесал живот и попытался прикинуть, чем в такой дождь можно заняться.

Дела в крысином подземном городе обстояли неплохо. Склады ломились от еды, поскольку несколько последних охот закончились на редкость удачно. А устроить еще одну было бы неразумно. Не стоит слишком искушать судьбу. Да и люди… Возможно, еще одна охота окажется последней каплей, переполнившей чашу их терпения. И кто мешает им, людям, обратиться к дэвам?

Конечно, до подземного города те не доберутся, но несколько облав обязательно устроят, и кое-кто из его поданных наверняка попадется. Впрочем, главное даже не это. После облав, о налетах на закрома, склады и хранилища людей можно забыть по крайней мере на пару месяцев. Так не лучше ли прямо сейчас сделать небольшой перерыв, не дожидаясь вмешательства дэвов?

Крысиный король хмыкнул и мысленно поставил на планах провести новую охоту очень жирный крест.

Что дальше? Вернуться в подземный город и заняться семейными делами? Наверное, так и стоило поступить. Однако…

Ему вдруг вспомнилось, что в последние несколько дней отношения его супруги Марши и его королевы-матери значительно улучшились. Более того, прежде чем отправиться на эту прогулку, он увидел, как они что-то оживленно обсуждают. Скорее всего, придумали очередной план улучшения жизни обитателей крысиного города.

Бесспорно, польза от этих планов была. Вот только именно сейчас крысиному королю менее всего хотелось заниматься административными делами.

«Нет, – решил он. – Не мешало бы слегка отдохнуть. Но каким образом?»

Крысиный король придвинулся поближе к закрывавшей выход из ниши водяной стене и поглубже вдохнул свежий, пропитанный влагой воздух.

Ему пришло в голову, что с неба каждое мгновение падает столько воды, сколько он не видел за всю жизнь. И это было просто удивительно.

Он снова посмотрел на зомби. Те все еще пели свою заунывную песню. И кричали. И подпрыгивали. А потом повторяли это нехитрое действо с самого начала.

Наверное, они поступали совершенно правильно, поскольку такому чуду, как падающее с неба бессчетное количество воды, невозможно было не удивляться, нельзя было не радоваться.

Эта мысль крысиному королю тоже понравилась. И он наконец-то решился… Тем более, что именно сейчас ни один из поданных его видеть не мог. А значит, можно забыть о приличествующем его сану поведении – хотя бы на время.

Радостно взвизгнув, крысиный король выпрыгнул из ниши и, мгновенно пробив закрывавшую ее водяную стену, перенесся в другой мир, пропитанный влагой, наполненный странным, немного заполошным, слегка истеричным весельем.

Отчаянно работая лапами, предводитель крыс пронесся мимо танцующих зомби, прочь от пеликанского храма, дальше, вдоль по улице. Дождь добросовестно колотил его по спине твердыми водяными кулаками. И это крысиному королю очень нравилось.

Он остановился, поднял голову, как это делали зомби, и глотнул свежей, упоительной, льющейся с неба совершенно дармовой воды. Почувствовал затекающие в нос струйки и несколько раз с удовольствием чихнул.

Как раз в этот момент мимо него прошел мокрый – хоть выжимай – дух песчаной бури. -

– Это что же делается? Когда это кончится? – ошарашено бормотал он, разводя руками. – Это откуда?

– От верблюда! – радостно сообщил крысиный король.

– От какого верблюда? – встрепенулся дух песчаной бури. – От священного? От того, который жует вечную колючку и никак не может ее доесть?

– Ну да, от него самого, – с готовностью подтвердил крысиный король. – Обладающего треугольными копытами, пасущегося на другой стороне земли, оставляющего огромные следы, которые с нашей стороны превращаются в барханы.

– Вот как? – злобно сказал дух песчаной бури. – Ну, я ему тоже сделаю пакость. Как только дождь кончится, а он кончится обязательно, я устрою ужасную бурю и сравняю все барханы. Все до единого. Вот тогда священный верблюд заблудится, поскольку не сумеет найти своих следов.

Он еще что-то говорил, выкрикивал какие-то угрозы в адрес священного верблюда, но крысиный король его больше не слушал. Не хотелось ему на это тратить время. До него вдруг дошло, что дождь и в самом деле может кончиться. Прямо сейчас, сию минуту. А он, крысиный король, еще не успел даже толком побегать по лужам, отпраздновать их возникновение и, конечно, вволю повеселиться.

Громко шлепая лапами по воде, он бросился прочь, подпрыгивая и с громким плеском погружаясь в нее по самое брюхо, создавая с помощью брызг на стенах ближайших домов абстрактные картины, то и дело оглашая весь неожиданно наполнившийся сыростью мир радостным писком.

Он миновал дом старого Пирафа, собирателя забытых предлогов, украшенный гербами из странных составляющих. Поддерживателями гербов являлись почему-то две стрекозы с роскошными золотыми крыльями. Он проскочил мимо дворца Ага-хана, в данный момент медленно, но неизбежно избавлявшегося от покрывавшей его стены побелки. Он промчался вдоль длинного, казалось, состоявшего из одних портиков пристанища усталых душ. А далее следовали дома мастеров по производству золотых рук, питомник глумливых гарпий, полуразвалившаяся хижина хранителя традиционной медицины и обязательный для каждого района города дом терпимости к своему ближнему.

Крысиный король бежал. Ему было хорошо. Так хорошо, что даже захотелось вновь пуститься во все тяжкие, влипнуть в какое-нибудь приключение, конечно, не обязательно опасное, но непременно забавное; столкнуться с небольшой угрозой жизни, сразиться с не очень злобным и не таким уж сильным врагом, победить его шутя и играючи; может быть, даже кого-то спасти, так, мимоходом…

Жизнь устроена странным образом. Чаще почему-то исполняются именно такие желания. И как правило, не совсем так, как хотелось бы тому, у кого они возникают.


2

<p>2</p>

С наслаждением вдыхая свежий утренний воздух, Ангро-майнью – великий маг, безраздельный владыка двадцати пяти миров – стоял под одним из балконов собственного дворца и наблюдал за тем, как два подхалима второго разряда закапывают очередную мину.

Мина была совсем свежая, пахла пряно, слегка напоминая корицу. Ангро-майнью сорвал ее в своем саду всего полчаса назад и теперь озабоченно прикидывал, не поспешил ли.

Может быть, стоило дать ей еще денек-два для окончательного созревания? Вдруг неспелая мина рванет не так сильно, как надо?

Один из подхалимов аккуратно разровнял холмик, под которым лежала мина, и облегченно вздохнул. Второй критически осмотрел проделанную работу, удовлетворенно кивнул и, подобрав лопаты, последовал за своим товарищем.

– Все, что ли? – задумчиво спросил Ангро-майнью.

Подхалимы склонились в подобострастном поклоне и хором отрапортовали:

– Как есть – все. Рванет, никому мало не покажется.

– Будем надеяться, – промолвил Ангро-майнью. – Однако…

Он подумал, что, возможно, совершенно зря беспокоится.

Конечно, претенденты на его миры – далеко не всегда полные дураки и неумехи. Время от времени среди них попадаются довольно ловкие типы, достаточно хорошо изучившие магическое искусство, чтобы оказать ему серьезное сопротивление. Таких он, как правило, расстреливал прямо с балкона из ручного пулемета или насылал на них драконов.

И если честно, то мины, скорее, перестраховка. Пока от них погибло всего несколько претендентов, да и с теми он мог бы справиться одним мизинцем.

Несколько раз Ангро-майнью давал себе обещание более с минами не связываться, но все-таки не мог вовсе отказаться от них. Причиной тому служило одно веское соображение…

Ангро-майнью прекрасно понимал, что рано или поздно среди претендентов должен появиться такой, который окажется ему не по зубам. Некто, обладающий не меньшими, чем его собственные, магическими способностями. И тут уж все средства будут хороши. Абсолютно все. Драконы, пулемет и даже мины. Кто знает, возможно, взрыв именно этой мины через пару дней спасет его в решающей схватке?

– Мы можем все переделать, – заявили подхалимы и с готовностью схватились за лопаты.

Ангро-майнью еще раз внимательно оглядел место, где они закопали мину, и, милостиво махнув рукой, сказал:

– Ладно, сойдет. Ступайте.

Подхалимов как ветром сдуло.

Великий маг взлетел на балкон своего дворца и, еще раз осмотрев минное поле, остался вполне доволен.

Да, все верно. Никаких «однако». Он владыка двадцати пяти миров и обязан защищать свою власть всеми имеющимися в распоряжении способами. А мелочей в таком важном деле не бывает. Тот, кто считает иначе, в один прекрасный день может запросто расстаться с жизнью.

Ангро-майнью вздохнул.

Вот уж чего-чего, но так умирать он не собирался, ни под каким видом. Хотя бы из чувства самоуважения.

Он посмотрел в сторону драконника.

Может быть, стоит проведать Страйка? Вчера во время необъяснимой вспышки раздражения тот едва не отгрыз хвост своей любимой драконихе. Следовало выяснить причину и принять необходимые меры. А иначе в самый ответственный момент Страйк, вместо того чтобы встать на защиту своего хозяина, мог выкинуть какой-нибудь фортель.

Ангро-майнью снова вздохнул и подумал, что власть, конечно, хорошая штука и отказываться от нее не стоит. Однако не слишком ли много он (особенно в последнее время) стал тратить времени на защиту от проклятых претендентов?

И может быть, стоило использовать большую часть этого времени совсем на другое? Например, на упражнения в философской магии или на чтение отчетов о состоянии дел в подвластных ему мирах. Или просто отправиться на денек посидеть на берегу моря мертвых, подумать о тщете попыток обмануть смерть. Берег моря мертвых подходил для этого идеально. А кто мешает устроить путешествие на борту «Летучего голландца»? Посетить праздник золотых цветов в двадцать втором мире? Совершить поступок, на который он так и не решился лет сто назад – сорвать поцелуй с губ статуи высшего земного наслаждения, дабы понять, что это высшее наслаждение из себя представляет?

Он мог сделать многое – и еще многое-многое другое. Но не сделал. Почему? Потому что борьба с претендентами столь сильно занимала его? Или все-таки существовала какая-то другая причина? Какая?

К черту все это самокопание…

Ангро-майнью рассеянно побарабанил пальцами по парапету балкона, потом повернулся к нему спиной и решительным, уверенным шагом вошел в собственный кабинет.

Там, в полном соответствии с утренним распорядком, уже сидел его королевский друг второго разряда, одетый в выгоревшую футболку и потертые джинсы. Вид у друга был довольно расслабленный. В правой руке он сжимал банку пива, опустошенную, согласно правилам этикета, ровно наполовину.

– Привет, кореш, – бросил он Ангро-майнью и этак небрежно улыбнулся.

Плюхнувшись в кресло, великий маг с удовлетворением оглядел друга.

Кажется, его усилия наконец-то увенчались успехом. Расхлябанность друга достигла отточенного изящества. Панибратство по отношению к нему, великому магу, балансировало точно в пяди от непочтения. Плюс полный, законченный пофигизм.

Словом, перед Ангро-майнью сидел самый настоящий закадычный друг, которому хоть сейчас можно запросто присвоить первый разряд.

А почему бы и нет?

Ангро-майнью щелкнул пальцами.

Возникший из-за двери лизоблюд первого разряда почтительно склонил украшенную завитым и напудренным париком голову, оскалил в угодливой улыбке длинные, слегка загнутые клыки.

– Подавай завтрак! – приказал Ангро-майнью.

Пятясь задом, слуга исчез за дверью и, спустя несколько мгновений, появился во главе целой процессии лизоблюдов второго и третьего разряда.

Быстро и сноровисто они уставили кушаньями невысокий столик.

– Составишь мне компанию? – спросил маг у друга.

– А то как же? – ответил тот. – Для чего еще нужны настоящие, проверенные друзья?

Сказав это, друг с тщательно отработанной расхлябанностью пересел в кресло, стоявшее поближе к столику. Причем сделал он это так ловко, что буквально чудом не смахнул с него кофейную чашку Ангро-майнью.

Увидев это, маг одобрительно кивнул.

Нет, просто необходимо присвоить королевскому другу первый разряд. Такой выучкой можно даже похвастать перед каким-нибудь из других великих магов.

– Тут меня скатали в десятый мир, – сообщил друг, наваливая себе на тарелку целую гору мяса, тушенного в соке кручинных ягод. – Там клевая группа появилась. Лабают так, что уши в трубочку заворачиваются и становятся торчком. Скажу я тебе, их стоит посмотреть. Кайф – вечный!

Теперь, согласно этикету, Ангро-майнью должен был сообщить о своей занятости, а другу надлежало приступить к подтруниванию, не пренебрегая насмешкой.

Вот только сделать это он не успел. Со стороны драконника донесся истошный рев. Ангро-майнью вскочил.

Страйк! Наверняка он!

– Кент, – лениво промолвил друг. – Ты чего, хавать не будешь?

Ангро-майнью не ответил. Сейчас ему было не до этикета.

Бросившись к балкону, он увидел появившегося в дверях подхалима первого разряда. Как и положено, тот нес папку с докладом о всех заслуживающих внимания происшествиях в подвластных великому магу мирах за последние сутки. Он должен был сообщить о них своему господину во время завтрака.

– Некогда! – рявкнул Ангро-майнью. – Потом, потом…

Выскочив на балкон, он взвился в воздух и понесся к драконнику.

Вероятно, ему все же следовало выслушать доклад подхалима. Хотя бы потому, что в нем упоминалось о третьем мире, где необъяснимым образом уже целые сутки идет дождь.


3

<p>3</p>

Белый дракон бросил удовлетворенный взгляд на окончательно впавших в панику смотрителей и радостно хихикнул.

Итак, ему все-таки удалось! Он умудрился поставить в тупик этих задавак, этих якобы великих знатоков драконов. Вот пусть там и остаются. Тем более, с минуту на минуту должен появиться их хозяин, этот зануда Ангро-майнью. Уж он им покажет. Он им задаст жару.

И поделом. Пусть знают, как задирать перед ним нос! Перед ним, белым драконом! Было время, когда он, не задумываясь, расправился бы с ними по-своему. А теперь… Что ж, теперь он вынужден стойко сносить насмешки этих жалких людишек и может позволить себе отомстить лишь вот таким не очень достойным образом.

А всему виной этот пройдоха крысиный король, укравший его несколько лет назад из дворца Ахумуразды. По правде говоря, жилось ему там ничуть не лучше, чем в драконнике Ангро-майнью. Но зато у него была надежда добраться до хранящегося у Ахумуразды волшебного кольца, способного вернуть ему его истинный облик.

Как же! С надеждой пришлось распроститься, когда пройдоха крысиный король выкрал его и доставил во дворец Ангро-майнью. Самым печальным было то, что кольцо так и осталось во дворце Ахумуразды. И стало быть, добраться до него еще более затруднительно.

Белый дракон с удовлетворением прислушался к реву несчастного, которому любимец Ангро-майнью – Страйк – пытался отгрызть хвост, и осторожно сел на кровати, принявшись массировать поясницу.

Радикулит! Чертов, доводящий до исступления радикулит.

Избавиться от него окончательно удастся только в том случае, если он умудрится вернуться в свой истинный облик. А вернуться в свой истинный облик он сумеет, лишь удрав из драконника Ангро-майнью, преодолев целую кучу миров, пробравшись во дворец Ахумуразды, украв там волшебное кольцо. И вот тогда…

– Это твои штучки?! Хм, знакомый голос…

Белый дракон прекратил массировать поясницу и повернулся ко входу в свое стойло.

Так и есть. Зануда явился. Надо думать, разговор сейчас получится занимательный. Ну, хоть какое-то развлечение…

– Впрочем, можешь не отвечать. Все и так понятно.

Белый дракон фыркнул и спросил:

– К чему тогда вообще задавать какие-либо вопросы?

Ангро-майнью пожал плечами.

– Надо же было с чего-то начать разговор? Кстати, если ты сейчас это безобразие не прекратишь, лишу на неделю сладкого пирога.

Белый дракон хмыкнул.

Тут и думать нечего. Вот уж эту угрозу волшебник запросто может претворить в жизнь. С него станется.

– Я жду, – напомнил Ангро-майнью. – Учти, через полминуты начнет действовать мораторий, касающийся сладкого пирога. Потом за каждые десять секунд промедления буду накидывать еще по неделе. Доходит?

Сопляк, ну просто до крайности обнаглевший сопляк. Несколько сотен лет назад, когда этот юный наглец еще только появился на свет, он, белый дракон, был уже стар и мудр, а также повидал все и вся. Но не так давно этому молокососу неслыханно повезло… Он умудрился с помощью крысиного короля захватить его, белого дракона, причем тогда, когда тот находился в человеческом обличье. Неужели этот зануда не понимает, что рано или поздно дракон освободится и вернет себе привычный облик? А потом настанет время заплатить по счетам…

– Ну как? – спросил Ангро-майнью. – Твое решение?

Ладно, сейчас его взяла, но потом…

Белый дракон обречено махнул рукой и крикнул Страйку на драконьем языке, какого он мнения о цвете его гребня. Для того, чтобы ответить, Страйку пришлось отпустить наполовину изжеванный хвост жертвы.

Жертва тут же забилась в угол и заняла оборонительную позицию. Сообразив это, Страйк окинул задумчивым взглядом стойло, убедился, что все остальные драконы тоже начеку и решил повременить с развлечениями.

– Значит, пользуешься драконьим языком? – спросил Ангро-майнью.

– А кто мне запретит говорить на родном языке? – ухмыльнулся белый дракон. – Заметь, я выполняю твой приказ, навожу в драконнике порядок.

– Причем беспорядок ты сам же и создал. Не так ли?

– Это только твои предположения, – ухмыльнулся белый дракон.

– Тут ты ошибаешься, – промолвил Ангро-майнью. – Не предположения, а подозрения. Улавливаешь разницу? Как, например, тебе понравится переселение из драконника в подземелья дворца?

Белый дракон бросил на мага испытующий взгляд.

Зануда, похоже, не шутил. А оказаться в подвалах дворца – худший из возможных вариантов. Здесь, в драконнике, конечно, тоже не сахар. И запах не очень приятный, и смотрители драконника – хамы порядочные, да и сами драконы отнюдь не блещут интеллектом. Однако подземелье замка – последнее дело. Хотя бы потому, что выбраться из него значительно труднее. И прежде чем подвернется случай удрать, придется потратить много времени на изучение путей отхода. Да и подвернется ли в подземельях этот случай?

– Я тебя совершенно серьезно предупреждаю, – промолвил Ангро-майнью. – Еще одна драка – и не успеешь опомниться, как окажешься в подземелье.

– А если эти дурачки передерутся сами? – спросил белый дракон. – Как известно, время от времени драконы дерутся просто так, для развлечения.

– Я определю, – заверил его Ангро-майнью. – И для этого мне не понадобится знание драконьего языка. – Может, проще его выучить?

– Для того, чтобы его выучить, нужно обладать драконьей глоткой и хвостом.

– Но мне-то это не мешает? – ехидно спросил белый дракон.

Ангро-майнью сделал неопределенный жест рукой и пошел прочь, к выходу из драконника.

Белый дракон ухмыльнулся.

Все люди несусветные лентяи. Ну ладно, у обычных людей на изучение драконьего языка просто не хватает времени. Но маги-то могут позволить себе потратить на это несколько десятилетий?

Он машинально помассировал спину. Радикулит после разговора с Ангро-майнью почему-то прошел. И это было просто превосходно. По крайней мере, теперь никаких помех для побега.

Побег?

Белый дракон прислушался, как в дальнем конце драконника Ангро-майнью отдает распоряжения смотрителям, и удовлетворенно кивнул.

Скорее всего – сегодня. Поскольку уже завтра драконы запросто могут вновь устроить драку. Лично для него это, скорее всего, закончится переселением в подземелье.

Конечно, к побегу он еще не совсем готов. Однако ничего не попишешь, придется рискнуть.


4

<p>4</p>

Крысиный король миновал дом некротиксов, мрачный, с узкими окнами, увенчанный рудиментами остроконечных шпилей, сильно смахивавший на долго и тяжело болевший замок, так и не сумевший вырасти до величины взрослой особи.

Привратник, толстый, в потертой, поеденной молью ливрее (так требовала мода), проводил его надменным взглядом. Занимаемый пост являлся пределом мечтаний любого зомби, и рисковать им ради сомнительного удовольствия отпраздновать приход дождя привратник не собирался.

А вот крысиного короля это не касалось. Он чувствовал, буквально всей кожей ощущал окутавшее его покрывало свободы, дарующее возможность делать все, что угодно. Абсолютно все!

Проскочив дом некротиксов, он свернул на более широкую улицу, при этом каким-то чудом не столкнулся с тележкой бродячего точильщика. Сам хозяин тележки как раз в этот момент с озабоченным видом сливал накопившуюся в тазу воду в огромный узкогорлый кувшин.

Ну конечно. Дождь рано или поздно кончится, а запас воды останется.

Весело шлепая по лужам, крысиный король помчался дальше.

Точильщик, все-таки расплескавший немного воды из таза, кинул ему вслед какое-то ругательство, однако правитель подземного города не обратил на него ни малейшего внимания.

Ему сейчас не хотелось выяснять отношения с кем бы то ни было. Он постигал обычно достаточно сложную, а в данный момент простую процедуру не думать ни о чем. Просто жить, бежать, чувствуя, как струйки дождя щекочут спину, разбивать лапами неверную, подернутую рябью поверхность луж, превращать ее в брызги, в ожившую, стремительно разлетающуюся во все стороны мутную влагу.

Да и еще сбросить с себя груз забот, забыть напрочь обо всех обязанностях, проблемах, ответственности и еще о многом-многом другом.

Забыть…

Он едва не поскользнулся, едва не шлепнулся на брюхо в очередную лужу, но каким-то чудом умудрился сохранить равновесие. И это его почему-то жутко обрадовало. Словно бы он одержал пусть небольшую, но очень важную победу.

Дождь!

Он остановился, вновь задрал голову, открыл пасть и вдоволь хлебнул чистой, льющейся с неба дармовой воды.

И это было прекрасно.

Почему прекрасно, крысиный король не задумывался. Задумываться сейчас казалось ему совершенно несерьезным, даже глупым занятием. Еще бы! Как можно думать о чем-то, когда с неба падает настоящее богатство? Падает, превращаясь в мутные ручейки, в потеки на стенах, в грязные лужи, впитываясь в песок, не видевший такой роскоши уже несколько десятков лет.

Расточительство. Самое настоящее вселенское расточительство, о существовании которого этот мир, один из многих, составлявший великую цепь, уже совершенно забыл.

Дождь!

И наверняка где-то там, в кварталах простых, не очень богатых людей, все, стар и мал, сейчас поспешно запасают эту дармовщинку впрок. Крыши домов уставлены самой разнообразной посудой, а ее хозяева поспешно сливают в кувшины драгоценную влагу.

Крысиный король подумал, что, наверное, было бы интересно за этим понаблюдать. И вообще, не пора ли ему отправиться дальше? Бег под дождем, оказывается, замечательное занятие.

Он с наслаждением вдохнул наполненный влагой воздух… и вдруг замер.

Запах! Сладкий, нежный и в то же время чем-то опасный, пробился сквозь занавесь дождя, достиг чуткого носа крысиного короля, сообщил о том, что в окружающем мире произошли какие-то изменения.

Откуда он? Кому или чему принадлежит? Предводитель крысиного племени не смог этого определить.

Крысиный король насторожился.

Все исчезло. Упоение бегом под дождем, бездумная радость, ощущение редкого праздника. Остались только он и этот запах. Один на один.

Выработанное многими и многими налетами на чужие склады чутье подсказывало крысиному королю, что у него почти не осталось времени. Опасность была рядом, ей удалось воспользоваться его беспечностью и подобраться достаточно близко. Может быть, даже слишком близко.

Он мог пуститься наутек. Прямо сейчас. Резко сорваться с места и броситься прочь. Все же его многолетний опыт встреч с ловушками и охранниками хранилищ приказывал остаться на месте.

Прежде чем отступать, необходимо точно определить, куда отступить. Нет ничего хуже слепого бегства, попытки сыграть с судьбой в чет-нечет.

Судьба таких игр не любила и с теми, кто пытался их ей навязать, обращалась крайне сурово.

Очень осторожно, будто ступая по тонкому льду, крысиный король сделал шаг назад.

Ничего не произошло. А запах вроде бы стал слабее. Это означало, что он выбрал верное направление.

Ну-ка, еще раз…

Он сделал второй шаг, потом третий.

Запах почти исчез, отгороженный частоколом дождевых струй. Еще пара осторожных шагов, и настанет время пуститься наутек. Прочь от этого места. Прочь…

Делая следующий шаг, он подумал, что, возможно, совершенно зря запаниковал.

С чего это он решил, будто незнакомый запах таит в себе опасность? Разве не может этот странный дождь принести и странные запахи? Просто запахи, подхваченные там, где тучи собирали воду? И почему, собственно, эти запахи должны обозначать опасность? Не слишком ли он осторожничает? Какая опасность может ему угрожать здесь, на поверхности земли, посреди многолюдного города?

Да и запах… Крысиный король вновь понюхал воздух.

Странный запах исчез, будто его никогда и не существовало. И стало быть, теперь оставалось только повернуться и все-таки задать стрекача. На всякий случай, не более… А потом продолжить бег под дождем.

Хотя, по правде говоря, у крысиного короля почему-то совершенно пропала охота веселиться. Гораздо полезнее было бы вернуться в подземный город и посмотреть, как обстоят дела у подданных. Вдруг просочившаяся сквозь почву дождевая вода затопила важные подземные ходы, сделала невозможным их использование?

Крысиный король хотел было так и поступить. Но тут ему на загривок опустилась небольшая, но сильная рука, и приятный, слегка хрипловатый голос сказал:

– Э нет, так не пойдет. Давай-ка сначала поговорим…


5

<p>5</p>

Ангро-майнью поставил пустую кофейную чашечку на столик, устроился поудобнее на диване и бросил на друга второго разряда благосклонный взгляд.

Тот воспринял это как приказ начинать церемонию выклянчивания денег и, откашлявшись, сиплым более обыкновенного голосом поинтересовался:

– Слышь, кореш, а как у тебя с бабками?

– С чем? – спросил Ангро-майнью.

– Ну с башлями, капустой, хрустиками, грошами, финансами.

– Ах, это…

Ангро-майнью поморщился.

– Вот именно, – сказал друг. – Я тут, понимаешь, поиздержался. А у тебя этого добра навалом. Отсыпал бы мне кой-чего? С возвратом, понятно… Потом, когда разбогатею. А случится это скоро, уж ты мне поверь.

– Откуда у меня могут быть деньги?

Правитель двадцати пяти миров картинно развел руками.

– Не свисти, – сказал друг. – Ни в жисть не поверю, чтобы у такого богатого кореша да не было свободных бабок! Или ты мне не веришь?

Ангро-майнью чуть было не брякнул, что, конечно, не верит, но, вовремя вспомнив соответствующий пункт ритуала, промолвил:

– Верю. Только нет у меня сейчас денег. Понимаешь, нет вовсе. В деле они.

В описании ритуала не было сказано, как реагировать на подобное объяснение. Теперь, по идее, друг должен был впасть в ступор. Или же придумать какую-то не предусмотренную ритуалом реплику.

Волшебник бросил на друга преисполненный лукавства взгляд.

Ну…

– Ты мне кореш или нет? – вопросил тот. – Учти, я серьезно. Неужели не можешь поднапрячься?

Браво! А ведь нашелся-таки, придумал хорошую фразу. Ангро-майнью едва не хихикнул от радости.

– Слышишь? – налегал друг. – Если ты мне сейчас не отсыплешь рыжины, то какой же ты после этого друг?

Ангро-майнью вдруг осознал, в какую ловушку попал.

Собственно, он сам же ее и выкопал, оставив в этикете пробел. Значит, ему теперь надлежит, отступив от этикета, придумать следующую фразу. Изящно и ловко отказать другу.

Сложная задача. Особенно если учитывать, что к нему, владельцу двадцати пяти миров, за последние несколько сотен лет никто ни разу не обращался с подобной просьбой. И спасовать нельзя. Ведь не может какой-то там друг второго разряда оказаться хитрее великого мага?

– Конечно, я твой друг, – ответил Ангро-майнью. – Однако у меня и в самом деле нет лишних денег. Именно сейчас, в данный момент. Может быть, на следующей неделе…

Он остался вполне доволен своим ответом.

По крайней мере, теперь он мог пополнить этикет придворной дружбы одним интересным вопросом и не менее интересным ответом. Если друг к тому же умудрится придумать еще одну новую реплику…

Подхалим первого разряда вошел в его кабинет совершенно бесшумно, словно просочившись сквозь дверь. Склонился в низком поклоне:

– За завтраком, вопреки обыкновению, вы не пожелали слушать новости из подвластных вам миров. Может быть, мне будет позволено сообщить их сейчас?

Ангро-майнью устало вздохнул.

Никакого досуга! Совершенно. Стоит только немного расслабиться, как кто-нибудь обязательно напомнит о делах. Хотя, признаться, в данном случае подхалим прав. Дела – прежде всего. Иначе зачем бы он в свое время завоевывал все эти миры?

– Хорошо, валяй, – обречено сказал маг. – Выкладывай. Только прежде мне бы хотелось узнать о судьбе своего кота.

Подхалим вновь отпустил низкий поклон и покаянно признался:

– Увы, судьба его поныне остается неизвестной. За месяц, прошедший с момента исчезновения кота, никаких сведений о его местонахождении не поступило.

Ангро-майнью задумчиво почесал в затылке.

Маленький зверек с красивой шерсткой и гордым нравом. Вроде бы не приносящий никакой пользы да и не собиравшийся ее приносить. Он просто жил в его дворце, ел, занимался какими-то своими тайными делишками, время от времени подсовывался под руку, требуя ласки, изрекал забавные мысли, но вдруг месяц назад, не предупредив никого, взял и исчез. Скорее всего, решил попутешествовать. Вопрос: куда именно?

Теперь, по прошествии месяца, можно почти наверняка сказать, что он каким-то чудом умудрился проскользнуть через ворота между мирами. Иначе его уже давно бы нашли.

Ангро-майнью вздохнул.

Только сейчас ему стало ясно, кем для него на самом деле являлся кот. Что он унес из дворца. Часть уюта? Да, наверное. Но главное не в этом. Просто во дворце, представлявшем из себя мирок, замкнутый на нем, великом волшебнике, исчез островок независимости, оставив после себя некое ощущение пустоты, осознание потери.

Великий маг спросил у себя, почему это было так важно. Зачем ему нужен королевский друг? Почему он не отпустил на свободу белого дракона?

Ответ нашелся не сразу. А когда появился, Ангро-майнью ему искренне удивился.

Одиночество. Полное, законченное, можно сказать совершенное одиночество, неизбежно настигающее любого властителя. Ему, великому магу, оказывается, жизненно важно видеть хоть кого-то, общаться хоть с кем-то, не имеющим отношения к созданному или завоеванному им миру. Пусть даже не кот, являвшийся воплощением независимости, а всего лишь иллюзия – например, тот же королевский друг.

Но разве он не был способен создать хоть сотню котов всего лишь одним несложным заклинанием? Но это были бы созданные им коты, а значит, в чем-то ненастоящие. В чем, например? Ну, это же просто! Разве может созданный кот быть полностью независим от своего создателя?

Независимость – вот ключевое слово.

И кот, и белый дракон ей обладали. А друг обладал лишь ее видимостью.

Он, когда-то с огромными трудностями завоевавший эти двадцать пять миров, построивший замок, создавший эффективную систему управления подвластными ему мирами, сумевший сделать из дэвов могучих стражей безопасности, уже давным-давно, оказывается, осознал, что дальнейшие завоевания совершенно бессмысленны. Более того – вредны.

Ну отхватит еще пяток миров у своего соседа, или даже десяток. К чему все это? Что изменит? Просто вплотную приблизит его к пределу возможностей, заставит крутиться, словно белку в колесе, в тщетных попытках поддержать порядок в этих мирах, увеличит число появляющихся возле дворца претендентов, создаст дополнительные трудности. Рано или поздно он совершит очень большую ошибку, и это станет началом его падения.

А падение – такая штука, которую остановить очень трудно, почти невозможно. Особенно падение великого мага. Услышав о его ошибке, тот же сосед не преминет отхватить обратно завоеванные миры и постарается наложить лапу на другие. А претенденты? Если среди них пройдет слух, будто он стал сдавать, его замок моментально превратится в осажденную крепость.

Так стоит ли рисковать, зарясь на дополнительные миры? Совершенно не обязательно. Он создал стабильную, эффективно работающую систему. И нет никакой нужды ее расшатывать.

Однако за годы, за десятилетия, потраченные на создание собственного мира, он привык завоевывать. Та жизнь, на которую он был обречен последние несколько столетий после завоеваний, вызывала смертельную скуку. Что может быть скучнее стабильности, которую ты вынужден поддерживать?

Скука – бич достигших вершин власти.

Выход нашелся не так давно, после того как он, охотясь за лазутчиком из каких-то дальних миров, пытавшимся протащить к черной стене семя священного дерева, столкнулся с крысиным королем и зомби по имени Эрик. Лазутчика, в конце концов, удалось обезвредить, семя заняло свое место в сокровищнице дворца, а Ангро-майнью, пообщавшись с этой странной парочкой, вдруг открыл для себя такое понятие – дружба.

В самом деле, что такое дружба, как не взаимное завоевание двух миров – добровольное, не причиняющее зла, но все же завоевание?

Именно тогда, поразмыслив над принципами дружбы, Ангро-майнью открыл новый способ борьбы со скукой, новый мир для завоеваний, именуемый дружбой. Да еще каких завоеваний! Требующих от него большого ума, хитрости, изворотливости и обязательного следования определенным, пусть не совсем четко сформулированным, но несомненным законам.

Постройка любого дома начинается с фундамента. Ангро-майнью решил не торопиться. Прежде чем приступать к выведению законов дружбы, необходимо накопить побольше фактов.

Как их получить, не имея ни одного друга? Маг решил эту проблему довольно просто. Он учредил должность королевского друга и приказал одному из подхалимов ее занять.

После этого можно было приступить к созданию этикета придворной дружбы, наиболее полного собрания фактов, со временем обязанного послужить основой для выведения законов дружбы. Как только подготовительная работа будет закончена, Ангро-майнью намеревался перейти к превращению одного из намеченных объектов в друга.

Время его не беспокоило. Чего-чего, а уж этого добра у него имелось сколько угодно. А также упорства. И значит, его предприятие просто обязано увенчаться успехом.

Для его целей требовались достаточно независимые объекты, превращение которых в друзей, конечно, потребует упорного и серьезного труда. Подхалимы и лизоблюды для этого не годились.

Белый дракон? Пожалуй. Именно поэтому Ангро-майнью продолжал удерживать его в драконнике. После того как законы дружбы будут изучены, он должен стать первым объектом экспериментов.

Пока же… Пока его место в драконнике.

– Итак, возможности вернуть кота нет, – подытожил Ангро-майнью.

– Скорее всего, – ответил подхалим.

– Скверно, – задумчиво хрустнув пальцами промолвил маг. – Очень скверно.

Кот, согласно его расчетам, должен был стать объектом номер два для превращения в друга. Возможно, даже следовало начать с него, а не с белого дракона. И вот на тебе… Теперь у мага остался лишь белый дракон. А если и тому удастся сбежать…

Может, прямо сейчас переселить его в подземелья дворца? Что-то он в последнее время ведет себя слишком беспокойно. Уж не задумал ли побег?

Потратив несколько мгновений на обдумывание, Ангро-майнью решил так и поступить. Вот только сначала необходимо выслушать доклад о состоянии дел в подвластных мирах. Если, конечно, в нем содержится нечто важное.

Важное…

– Ладно, – Ангро-майнью милостиво махнул рукой подхалиму, – докладывай о состоянии дел. Только самое главное.

Подхалим снова подобострастно поклонился и, прежде чем приступить к докладу, еще раз наскоро провел ревизию имеющихся в распоряжении сведений. В первую очередь он решил сообщить о сыне змеи, сообщившем главному дэву о том, что на один из подвластных Ангро-майнью миров вот уже несколько лет тайно ведется атака каких-то черных магов, по слухам, владевших совершенно невероятными умениями. Весть о дожде, который в третьем мире хлещет вот уже почти сутки, он посчитал не имеющей большого значения и решил о ней сегодня не упоминать.


6

<p>6</p>

Посовещавшись, смотрители решили перевести Страйка из общего зала в одиночное стойло.

Белый дракон встал со своей кровати, прошелся по стойлу, совершенно машинально попробовал на крепость решетку и в тысячный раз убедился, что сломать ее не удастся.

Эх, будь он в своем настоящем обличье, покончить с ней можно было бы одним движением. Но она ему явно не по зубам. И еще этот проклятый радикулит.

Нет, именно сейчас радикулит, кажется, отпустил. Надолго ли?

Опыт подсказывал белому дракону, что такая вещь, как радикулит, всегда возвращается. Неизбежно, словно еженедельные появления в драконнике Ангро-майнью.

Зануда… Он не откажется от мысли перевести пленника в подземелье. Так что бежать необходимо прямо сейчас.

Повернувшись к решетке спиной и опершись о нее, белый дракон прислушался.

Смотрители поспешно готовили одиночное стойло, устилали его свежей соломой, наполняли поилку водой. Скоро они закончат свою работу, и тогда им останется лишь перевести Страйка в новое помещение. При этом они неизбежно проведут любимца владыки по коридору мимо стойла белого дракона… Вот он – шанс!

Но прежде необходимо провести кое-какую работу.

Почувствовав, как решетка неприятно холодит спину, белый дракон вернулся на кровать, вытянулся на ней во весь рост и, задумчиво глядя в потолок, спросил на драконьем языке:

– Эй, Страйк!

– Ну чего тебе?

Прежде чем ответить, Страйк немного помедлил, да и голос его звучал не слишком охотно. Однако он все же ответил, и это означало, что можно начинать обработку.

– Стало быть, недотепы, притворяющиеся твоими товарищами, все-таки своего достигли? А?

– Что ты имеешь в виду?

– Подумай сам… Неужели не понимаешь?

– Нет.

– Тебя переведут в другое стойло. Более тесное и наверняка менее удобное. А они останутся в общем зале. Разве это справедливо?

– Смотрители действуют от имени Ангро-майнью. А он мой хозяин. Подчиняться любым пожеланиям хозяина – благо и обязанность.

Белый дракон вздохнул. Вот так всегда.

Кто внушил этим идиотам, что они обязаны кому-то подчиняться? Нет, не так… Совершенно понятно, кто внушил им подобные мысли. Непонятно, почему существа, называющие себя драконами, приняли чужие правила игры. Как могли забыть основной закон, гласивший, что дракон и свобода – вещи абсолютно неразделимые? Неужели ни в одном из них не осталось даже капли достоинства? Свободолюбия? Своенравия?

Впрочем… Белый дракон усмехнулся.

Вот сейчас и надлежит это проверить. У него в распоряжении по крайней мере полчаса. Наверняка этого времени хватит для небольшого эксперимента.

– Послушай, Страйк, – вкрадчиво сказал белый дракон. – А ты никогда не мечтал немного полетать? Не по желанию хозяина, а по своей воле. Подняться в воздух и полететь прочь. Как можно дальше. Куда угодно…


7

<p>7</p>

Влип.

Крысиный король мог бы поклясться, что эта надпись выведена у него на лбу крупными буквами. И для этого ему вовсе не обязательно смотреть в зеркало. Он просто знал.

– Вообще-то с незнакомыми я на улице не разговариваю, – сообщил он.

В ответ послышался достаточно негромкий смех.

– Даже с дамами?

– С дамами особенно, – обречено сказал крысиный король. – Я не так давно женился.

– Но я же не собираюсь тебя соблазнять.

– Почем мне знать?

Крысиный король наконец-то набрался храбрости и, осторожно повернув голову, посмотрел на свою собеседницу.

Девица. Причем, довольно симпатичная.

Крысиный король попытался прикинуть, кем она может быть на самом деле. Русалкой? Но дождь идет всего сутки, да и воды на улицах не так много, чтобы успели завестись русалки. Кто же она? Дева воды? Похоже на то.

Он мало знал об элементалях, но подозревал, что нарвался на самый худший вид неприятностей.

– А если у меня есть к тебе важное предложение?

– Какое именно?

– Оно касается твоей драгоценной жизни. Ты ведь хочешь сохранить ее, не так ли?

– Еще бы, – сказал крысиный король. – Вот только в вопросе сохранения собственной жизни я привык целиком полагаться на себя и более ни на кого.

Раздался тихий и серебристый, словно составленный из звона дождевых капель, смех.

– И как же ты тогда оказался в подобном неприятном положении?

– В каком таком положении? – с подозрением спросил крысиный король.

– В угрожающем. Твоей жизни, естественно.

И вдруг маленькая рука отпустила его загривок.

Крысиный король воспринял это как неожиданно появившуюся возможность пуститься наутек. В чем в чем, а уж в искусстве уносить ноги он считал себя непревзойденным мастером.

Как бы не так!

Крысиный король рванулся в сторону, но вместо того, чтобы мгновенно оказаться в нескольких шагах от незнакомки, а потом задать стрекача, рухнул как подкошенный и больно треснулся о мокрую мостовую.

Это его совершенно обескуражило.

– Ну вот, я же говорила, – хихикнула дева воды.

Лежа на боку, крысиный король приподнял голову и внимательно посмотрел на свои лапы.

Ничего особенного с ними не случилось. Лапы как лапы. Откуда же у него возникло ощущение, что в тот момент, когда он надумал удрать, они словно бы приклеились к мостовой?

– Ладно, нечего валяться. Вставай.

Крысиный король послушно встал и спросил:

– Как ты это сделала?

– Да очень просто. Посмотри вниз.

Он посмотрел.

В то же мгновение вода в неглубокой луже, где стоял крысиный король, вспенилась и превратилась в нечто похожее на клейстер. Это вещество плотно обхватило его лапы, сковало их, словно кандалами.

– А хочешь, еще поиграем? – спросила девица. Из лужи мгновенно взметнулось толстое, покрытое слизью щупальце, ловко обхватило шею крысиного короля и сдавило ее.

– Отпусти, – прохрипел крысиный король.

– Надоело? Так быстро?

Щупальце нехотя исчезло. Лужа вновь заполнилась обычной водой.

Предводитель крыс с подозрением посмотрел себе под ноги и, наклонившись, осторожно понюхал лужу.

Вода как вода…

– Что тебе от меня надо? – спросил он.

– Содействия, конечно.

Крысиный король хмыкнул.

– И отказаться я, конечно, не имею права?

– Видишь ли, в этом случае я могу огорчиться. А надо сказать, я совсем не для того потратила столько воды, чтобы еще лить слезы.

До боли знакомая ситуация. Кому-то что-то от него нужно. И вместо того, чтобы прийти открыто и попросить помощи, этот «кто-то» устраивает на него настоящую засаду. Ну да, всем известно, что крысы никому даром не помогают. Однако не проще ли заплатить некоторую сумму, чем устраивать весь этот балаган с проливным дождем?

– Как я понимаю, – сказал предводитель крыс, – ты устроила проливной дождь над целым миром всего лишь для того, чтобы заманить меня в ловушку?

– Угу, – ответила девица. – Здорово получилось, правда?

– Не очень, – мрачно сказал крысиный король. – А если бы я не решил прогуляться?

– После стольких лет засухи?

Крысиный король кивнул. Вполне резонно. Он попался. И стало быть, нечего тянуть время. Лучше побыстрее узнать, что от него требуется. Может, проблема не стоит и выеденного яйца? Хотя вряд ли дева воды предприняла все это ради какого-нибудь пустяка.

– Что я должен совершить?

– Ничего особенного.

Крысиный король прекрасно знал, что «ничего особенного» в устах женщины запросто может означать очень большие неприятности.

– Ты должен всего-навсего нанести визит во дворец Ангро-майнью.

– Что я там забыл?

– Придумай повод сам. Главное – ты должен попасть во дворец Ангро-майнью и добраться до любого источника воды. Есть же у него во дворце фонтаны?

– Есть, – подтвердил крысиный король.

– Вот и отлично. Значит, тебе необходимо всего лишь добраться до этого фонтана. И все. Как видишь, мое поручение не назовешь сложным.

Еще бы! Чего проще? Попасть во дворец Ангро-майнью и подобраться к фонтану. Вот только существует один очень интересный вопрос: зачем?

Крысиный король его тут же и задал.

– А тебе-то зачем это нужно?

– Мне? Это нужно прежде всего тебе – для спасения собственной жизни. А мне необходимо одно: чтобы ты выполнил свою задачу. Понимаешь?

Чего тут непонятного? Влип, так уж влип, по самую маковку. Дева воды собирается проникнуть во дворец Ангро-майнью. Причем вряд ли ее целью является экскурсия по жилищу великого мага. А он, крысиный король, должен послужить ключом, отпирающим дверь.

Скверно, очень скверно.

Правитель крысиного города машинально поежился. Результат этого предприятия предугадать нетрудно. Дева воды задумала устроить Ангро-майнью неприятный сюрприз. И вероятнее всего, ничего у нее не выйдет. За сотни лет владения двадцатью пятью мирами маг привык к неожиданностям. Нападение он блокирует, деве задаст трепку, а потом вспомнит о ее пособнике.

– Но почему именно я? – пискнул крысиный король.

– Атаковать дворец Ангро-майнью снаружи не имеет смысла. Больших источников воды возле него нет, и, стало быть, силы для атаки черпать неоткуда. Что остается? Попробовать тайно поникнуть в жилище мага и нанести удар изнутри? По крайней мере, никто до сих пор подобное проделать не пытался. Не так ли?

– Так.

– Значит, я буду первой.

У крысиного короля насчет этого плана имелось другое мнение, однако высказывать его вслух он не стал. Вместо этого спросил:

– Но каким образом я пронесу тебя во дворец? В кувшине?

– Все гораздо проще.

Она снова положила руку крысиному королю на шею, осторожно погладила его жесткую шерсть и мгновенно превратилась в облачко плотного, переливающегося разноцветными огоньками тумана. Облачко окутало крысиного короля, затем стало уплотняться, сплющиваться, сужаться, концентрируясь вокруг его шеи. Не прошло и нескольких мгновений как оно превратилось в обруч, шириной с ладонь, плотно охвативший шею крысиного короля.

– Ну вот, теперь можно отправляться, – сообщил ошейник.

– Куда? – спросил правитель подземного города.

– Во дворец.

– А ты знаешь, сколько для этого нужно преодолеть миров?

– Кого ты пытаешься обмануть? – хмыкнул обруч. – Учти, вода везде. Вода знает все. У тебя есть полученный от Ангро-майнью транспортный амулет. С его помощью можно в мгновение ока попасть куда угодно. Поэтому сейчас мы отправимся туда, где ты хранишь амулет, а потом – прямиком к цели.

Крысиному королю оставалось повиноваться.


8

<p>8</p>

Смотрители драконника слегка нервничали. Они понимали, что Страйку не понравится перевод в одиночное стойло.

Впрочем, они надеялись, что реакция его не будет слишком бурной.

Двое смотрителей шли впереди Страйка, беспрерывно объясняя ему на своем примитивном людском языке, как хорошо будет дракону в одиночном стойле, двое других топали сзади. В руках у них были длинные пики с острыми, зазубренными наконечниками. Конечно, ни малейшего вреда дракону они нанести не могли. Однако стоило Страйку замедлить шаг, как смотрители начинали его подгонять этими палками.

Кретины.

Белый дракон сел на кровать лицом к решетке в ожидании, когда любимец Ангро-майнью окажется возле его стойла. Увидев за решеткой голову любимца зануды, белый дракон сказал:

– Послушай, старина Страйк, а все-таки они оставили тебя с носом. И теперь, представь, тихонько ликуют, что от тебя избавились.

Продолжая продвигаться к находившемуся в дальнем конце драконника одиночному стойлу, Страйк прогудел:

– Ничего, скоро я вернусь. И вот тогда они у меня попляшут! Хозяин не допустит такого со мной обращения. Как только он узнает, куда меня поместили, всем достанется. И драконам, и людишкам.

Выждав несколько мгновений, для того чтобы хвост любимца Ангро-майнью оказался на необходимом расстоянии от его стойла, белый дракон сказал:

– А знаешь, как они тебя между собой называют? Глупым, надутым скверным воздухом подхалимом. Не веришь? Сам слышал.

Расчет его оправдался. Страйк взревел.

Двое шедших впереди него смотрителей покатились по полу драконника, словно шарики перекати-поля во время песчаной бури. Задние побросали пики и пустились наутек.

– Да, совсем забыл. Тот дракон с фиолетовым гребнем еще называл тебя полным ничтожеством и говорил, что весь твой авторитет держится лишь на благосклонности хозяина, – подлил масла в огонь белый дракон.

Рефлексы, на которые он рассчитывал, сработали.

Страйк, впав в бешенство, ударил хвостом. Прутья решетки вылетели из гнезд, словно гнилые зубы из челюсти заядлого драчуна, получившего увесистый удар бейсбольной битой по лицу.

Белый дракон ничуть не пострадал, поскольку за полсекунды до этого рухнул на пол.

Белый дракон вскочил на ноги. Вынырнул в коридор, увернулся от очередного удара хвоста Страйка и легко запрыгнул ему на спину.

Для того, чтобы оседлать любимца Ангро-майнью, белому дракону понадобилось всего лишь несколько мгновений. Совершив это, он громко крикнул:

– Хочешь отомстить им?

– Я отгрызу им хвосты! – взревел Страйк.

– Зачем? – крикнул белый дракон. – Они этого недостойны. Докажи им, что ты не подхалим, способный лишь на слепое выполнение приказов своего хозяина. Покажи им, что превыше всего ценишь свободу. Это и будет самая лучшая месть. Они останутся здесь, а ты улетишь, станешь по-настоящему независимым. Согласен?

– Еще бы! – рявкнул Страйк.

– Сделать это совсем нетрудно! – крикнул белый дракон. – Видишь ту стену? Стоит тебе ее проломить – и ты свободен! Можешь лететь куда угодно. Понимаешь? Куда сам пожелаешь.


9

<p>9</p>

– В таком случае почему ты не веришь, что у меня нет наличных?

Сказав это, Ангро-майнью побарабанил пальцами по подлокотнику кресла и оценивающе посмотрел на королевского друга.

Тот, похоже, задумался всерьез и надолго.

Маг ухмыльнулся.

Именно это и требовалось доказать. Кишка у него тонка соревноваться в сообразительности и изворотливости с владельцем двадцати пяти миров. Хотя, надо признать, друг тоже не так прост. Минут пять назад он едва не поставил мага в тупик, заявив, что друзья должны верить на слово.

Надо сказать, что сам Ангро-майнью не верил никому на слово с тех пор, как в далекой юности прочитал первую магическую книгу и понаблюдал за отношениями магов. Выводы, к которым он тогда пришел, послужили основой для некоторых жизненных правил.

Правила: «Верить кому бы то ни было на слово» среди них не было.

Ангро-майнью потрогал кончик своего носа и задумчиво покачал головой.

Может, он поторопился? Возможно, и в самом деле имеет смысл внести это правило в этикет придворной дружбы? Правда, после этого ему придется переписать большую часть этикета заново. Но, возможно, он станет более совершенным. Во имя этого он готов пожертвовать и временем, и трудом. По крайней мере, никто не скажет, что он делал свою работу спустя рукава.

А королевский друг…

Но пора вернуться к делам. Что это там было сказано о черных магах? Какие такие черные маги, да еще обладающие необычными способностями? Что это

– новый вид колдовства? Чепуха…

Потратив некоторое время на размышления, Ангро-манью решил, что к сообщению сына змеи стоит прислушаться. Доверять подобным созданиям, конечно, не стоило. Однако их информация, как правило, оказывалась правдивой.

Допустим, в каком-то из его миров и в самом деле появились черные маги. Но почему до сих пор он ничего о них не слышал?

Хотя… Маг вдруг вспомнил одну древнюю, полузабытую легенду, которую он слыхал лет двести назад. И если все обстоит именно так, как в ней говорится, то ему предстоит расхлебать довольно круто заваренную кашу.

Прежде всего, следует определить мир, в котором появились черные маги. А потом…

Он вздрогнул.

Со стороны драконника донесся яростный рев.

Страйк!

Ангро-майнью вскочил. Королевский друг, как раз в этот момент собиравшийся сделать глоток пива, выронил банку, которая упала на пол, вылив половину содержимого на драгоценный, шитый полуразумной нитью ковер.

Великий маг не обратил на это ни малейшего внимания. Он опрометью выскочил на балкон.

В ту же секунду одна из стен драконника с грохотом рухнула, из пролома вывалился разъяренный Страйк, у него на шее сидел худой старик в белой просторной одежде и совершенно гнусным образом улыбался.

Ангро-майнью произнес короткое, но достаточно выразительное ругательство на считавшемся давно забытым пеликанском языке и взлетел.

Он мчался к драконнику на предельной скорости.

Если успеть перехватить Страйка до того, как тот окажется в воздухе… Кстати, он в самом деле, похоже, успеет это сделать… И как только Страйк вернется в стойло, наступит черед этого подлого старикашки, этого белого дракона.

В подземелье! Именно туда! До тех пор, пока устав дружбы не будет закончен и доведен до совершенства. Под замок!

Ангро-майнью не повезло.

Оказавшись на необходимом расстоянии, он завис в воздухе и приготовился кинуть в Страйка заклинание обездвиживания. И как раз в этот момент, ни раньше ни позже, неподалеку возник претендент.

Здоровенный детина в просторных шароварах, украшенных фирменными надписями «Новое поколение выбирает магию», и в короткой курточке, распахнутой на волосатой груди. Лицо у претендента было узкое, злобное. Неряшливые, редкие бачки топорщились в стороны. Узрев Ангро-майнью, он гаркнул:

– Смерть тирану!

А, проклятье!

Великий маг тотчас забыл о Страйке и белом драконе. Сейчас самое главное – отразить нападение.

– Умри же! – с пафосом крикнул претендент, швыряя в Ангро-майнью огненный шар размером с голову теленка.

Ну, на такие случаи у владельца двадцати пяти миров имелось в запасе немало заклинаний. В тот момент, когда шар почти достиг Ангро-майнью, маг применил одно из них.

В результате огненный шар совершил резкий разворот и, разбухая, приобретая ослепительно желтый цвет, понесся обратно к претенденту.

Оказалось, претендент не был таким уж неумехой. Он даже успел применить защитное заклинание, нейтрализовавшее большую часть заключенной в шаре энергии. Благодаря этому «визитер» остался жив. Правда, одежда его и волосы понесли существенный урон.

Ангро-майнью взмахнул рукой – и в претендента ударила черная молния, на мгновение превратившая день в негатив фотографии.

Сопляк. Уф…

Великий маг вытер со лба пот и неторопливо двинулся к тому месту, где только что стоял претендент. Сделав пару десятков шагов, он осторожно разворошил носком сапога кучку еще дымящегося пепла.

Нет, каких либо магических амулетов у этого неудачника не было. А жаль. Иногда у претендентов попадаются прелюбопытные вещицы. Как правило, обращаться с ними они не умеют, однако таскают с собой.

Ангро-майнью посмотрел в сторону драконника.

Страйк заканчивал пробежку по песку. Вот он взмахнул крыльями и взвился в воздух. Сидевший на его шее старик повернул голову и прокричал какое-то оскорбление. Слов маг не разобрал, однако, судя по возбужденному виду беглеца, этого и не требовалось. Вряд ли, находясь в таком состоянии, белый дракон мог придумать нечто новенькое, до сих пор никем не слыханное.

В любом случае беглецы находились слишком далеко. Ангро-майнью прикинул, что если применит заклинание обездвиживания, то ни к чему хорошему это не приведет. Страйк камнем рухнет на землю. При этом он может запросто повредить себе крыло. А уж белый дракон обязательно сломает несколько ребер, а то и свернет шею.

Нет, тут надо придумать что-то другое.

Рано или поздно парочка беглецов должна опуститься на землю, поскольку Страйк не может день за днем махать крыльями. Вот тут-то они и попадутся. Необходимо оказаться в нужный момент в том месте, где они сядут. Сделать это совсем нетрудно. Достаточно применить относительно несложное заклинание слежения и вовремя извлечь из сокровищницы один из транспортных амулетов.

Ангро-майнью еще раз посмотрел на улетавшего прочь Страйка. Сидевший на шее любимца мага белый дракон сейчас наверняка счастлив.

Ну что ж, его блаженство продлится недолго.

Ангро-майнью поднялся в воздух и медленно полетел к своему дворцу.


10

<p>10</p>

– Ну ладно, а если охранники спросят, зачем у меня на шее какой-то странный обруч?

– Почему странный? Натуральный золотой цвет. У тебя на шее самый обыкновенный золотой обруч. Знак твоей власти.

– Но раньше у меня его не было!

– А сейчас есть. И вообще, разве у вас не принято, отправляясь во дворец правителя миров, всячески себя украшать?

– Никогда этого не делал.

– А вот сейчас надумал.

Крысиный король вздохнул. Эх, не будь магического поля, окружавшего дворец Ангро-майнью, он мог бы просто отдать транспортный амулет деве воды. А та уж с его помощью могла бы попасть хоть прямиком в кабинет великого мага. Вот только Ангро-майнью подобный вариант предусмотрел. И, стало быть, теперь крысиному королю придется протащить во дворец эту девицу.

– Кстати, забыла предупредить, – промолвила дева воды. – Если ты рискнешь меня выдать, я успею задушить тебя.

Крысиный король поправил висевший на шее транспортный амулет и постарался принять по возможности невозмутимый вид.

Может быть, охранявшие дворец дэвы все-таки обратят внимание на этот проклятый обруч? Вдруг они что-то заподозрят? Вот только чем это закончится? Скорее всего, для начала один из них саданет его по голове здоровенной шипастой дубинкой. И лишь потом о случившемся сообщат великому магу.

Стоит ли возможность выпутаться из скверной истории хорошего удара здоровенной, да к тому же шипастой дубинкой по голове? Вот в чем вопрос?

– Не тяни время, – скомандовала дева воды. – Шевелись. И без фокусов.

Какие тут фокусы, если твою шею в любой момент может стиснуть гаррота?

Крысиный король выбрался из оврага, в который минут десять назад перенесся с помощью транспортного амулета. Скоро он уже двигался ко дворцу Ангро-майнью по дороге, вымощенной багряными, практически вечными створками раковины-незабывайки. По сторонам дороги ровными рядами стояли высокие деревья с прямыми, гладкими стволами и пышными кронами, усеянными сапфировыми цветами.

Дорога свернула раз, другой и наконец вывела его ко дворцу. Перед входом во дворец стояли два дэва-стражника. Вооружены они были здоровенными дубинами.

– Теперь все зависит от тебя, – сказала дева воды. – Не подкачай. Сделаешь глупость – удавлю.

Крысиный король мрачно кивнул.

Все, как положено. И даже напутственное ободряющее слово:

– Ага, крысиный король, – прорычал один из дэвов. – С какой целью прибыл во дворец?

– Необходимо кое-что сообщить великому магу, – отрапортовал крысиный король.

– Что именно?

Крысиный король хотел было объяснить стражнику, о чем можно спрашивать посетителей дворца и о чем нельзя, но почувствовал, как охватывавшее его шею кольцо слегка сжалось, и передумал.

– Важно и конфиденциально, – смиренно сказал он.

– Назначено?

– Нет.

– В таком случае…

В безоблачном синем небе на мгновение возникла черная ветвистая трещина. Громыхнуло.

Крысиному королю понадобилось несколько мгновений, чтобы сообразить, что это такое.

– Претенденты, – подтвердил его догадку дэв, стоявший справа от входа.

– Они самые, – согласился стоявший слева. – И Ангро-майнью задал им перца.

– Так могу я пройти во дворец или нет? – поинтересовался крысиный король.

Дэвы решили – видимо, для разнообразия – слегка поразмыслить. Судя по тому, как длительно протекал этот процесс, подобными упражнениями они изнуряли себя нечасто.

Крысиный король терпеливо ждал.

Наконец стражник, стоявший слева от входа, спросил:

– Вон та штучка, висящая у тебя на шее, случайно не транспортный амулет?

– Он самый. Подарен лично Ангро-майнью.

Дэвы переглянулись.

– Понятно. В таком случае – проходи.

Дверь дворца распахнулась. За ней была широкая мраморная лестница. Крысиный король резво затопал по ней наверх.

– Браво! – сказала дева воды. – Ну вот, полдела сделано. Теперь доставь меня к какому-нибудь фонтану и можешь уносить ноги.

Поднимаясь по лестнице, крысиный король еще раз попытался оценить положение, в котором оказался.

Нет, убегать не имеет никакого смысла. Если Ангро-майнью пожелает его найти, то непременно отыщет. Великий маг посчитает его бегство признанием вины, и вот тогда…

Крысиный король поежился. Нет, убегать не стоит. Надо попытаться предупредить великого мага. Однако существовала некоторая вероятность, что дева воды победит. Не посчитает ли она его попытку предупредить Ангро-майнью предательством?

А почему, собственно? Никаких обещаний он ей не давал. А значит, может действовать как угодно.

Лестница кончилась. Крысиный король распахнул очередную дверь и вступил в большой зал. Тотчас к нему подскочил подхалим и поинтересовался:

– Вам назначена аудиенция?

– Нет, – надменно буркнул крысиный король, уверенно направляясь в глубь зала.

Он не раз был во дворце Ангро-майнью и неплохо в нем ориентировался. Кроме того, наличие сопровождающего его в данный момент совершенно не устраивало.

– Но если владыка вас не ждет… Я сильно сомневаюсь…

– А ты не сомневайся, – посоветовал крысиный король. – Избежишь больших неприятностей.

Чего-чего, а уж обращаться с придворными он умел.

– Но вас следует проводить.

– Не нужно, – сказал крысиный король. – Я знаю, как попасть к Ангро-майнью.

– И все-таки…

– Не стоит, – крысиный король бросил на подхалима взгляд, исполненный с трудом сдерживаемой ярости.

Это подействовало.

Пробормотав несколько извинений, подхалим поспешил прочь. И за то время, пока крысиный король, осторожно ступая по ослепительно натертому паркету, пересекал зал, более ни один из придворных не пожелал служить ему провожатым.

– Фонтан, – напомнила дева воды.

– Я помню, – пробормотал крысиный король.

Он и в самом деле знал, где находится то, чего она так жаждала. И даже не фонтан, а целый бассейн. Расположен он был как раз на полдороге к кабинету Ангро-майнью. Для того, чтобы добраться туда, предводителю крыс пришлось миновать еще три зала.

Бассейн был столь огромен, что в центре его нашлось место для островка, на котором росло несколько кокосовых пальм.

– Ну как, подходит? – спросил крысиный король, остановившись на краю бассейна.

– Вполне! – промолвила дева воды. – А теперь уноси ноги. Сейчас начнется!

Она соскользнула с шеи крысиного короля и метнулась к бассейну.

– Эй, что тут происходит?

Обернувшись, предводитель крыс увидел дэва в золоченых латах, вооруженного здоровенным двуручным мечом.

– Нападение! – закричал крысиный король. – Нападение на дворец!

После этого он со всех ног помчался к кабинету Ангро-майнью.


11

<p>11</p>

Она опять оказалась дома, как это бывало уже бесчисленное количество раз. Причем этот новый дом, конечно же, опять был другим, отличался от предыдущего.

В лучшую или в худшую сторону?

Она не знала. И не смогла бы, наверное, определить. Да и имело ли это хоть какое-то значение? Любой ее дом, каким бы он ни был, пусть даже самым грязным, затхлым или наполненным мусором, являлся в первую очередь ее домом и лишь потом чем-то другим.

Дом.

Она стала его частью, познала его вкус и запах, растворилась в нем и одновременно растворила его в себе. Для этого не потребовалось много времени. Может быть, секунда, не больше.

В следующую секунду она исследовала границы дома, побывала в каждой его частице: она была и в тазу для умывания, и в стакане вина, который подносил ко рту какой-то лизоблюд, для того чтобы сделать из него глоток, и всюду, где плескалась жидкость.

Третью секунду она потратила на то, чтобы овладеть всей магией, имевшейся в пределах ее нового дома. Магии было гораздо больше, чем она предполагала, но это ее не испугало. К исходу третьей секунды она добралась до окружавшего дворец защитного поля. Как она и думала, поле не было рассчитано на атаку изнутри. Только – снаружи. Подчинив его себе, она решила, что этого вполне достаточно.

Нет, конечно, она могла выйти и за пределы поля, но большая часть ее сил была потрачена на создание дождя для целого мира. Со временем ее силы восстановятся, однако сейчас их лучше поберечь, особенно учитывая предстоящую схватку.

Она исследовала всех живых, находящихся в пределах ее досягаемости. Конечно, в них тоже содержались частицы ее дома, и в некоторых – частицы немалые, однако живая ткань была ей не подвластна, и она это прекрасно знала. Именно поэтому она собиралась предложить им очень простой выбор. Тот, кто пожелает, сможет поступить к ней на службу, а кто – нет, должен убраться на все четыре стороны. И чем скорее, тем лучше.

Исследования живых заняло у нее всю четвертую секунду.

Закончив его, она несколько изменила план действий. Великого мага во дворце не оказалось. Это было плохо, но катастрофой не являлось, поскольку она знала, что прежний хозяин нового дома никуда не убежит. Он должен, он обязан сделать попытку отбить обратно свой дворец.

Вот и отлично!

Она была готова к схватке и не сомневалась в собственной победе.


12

<p>12</p>

До балкона оставалось буквально рукой подать. И тут Ангро-майнью с размаху налетел на магическое поле. Его отшвырнуло прочь. Произошло это так неожиданно, что маг на мгновение потерял над собой контроль и камнем рухнул на землю, прямиком на минное поле.

Благодаря везению, а может, и вмешательству каких-то высших сил, ни одна мина не взорвалась. Впрочем, это совсем не означало, что так будет и в дальнейшем.

Сообразив это, Ангро-майнью довольно резво вспорхнул с минного поля, и лишь отлетев от него на несколько десятков шагов, опустился на землю.

Теперь надлежало выяснить, что могло случиться с магическим полем. Почему оно вдруг отказалось подчиняться своему создателю? Конечно, проще всего его уничтожить. Но стоит ли торопиться?

Ангро-майнью задумчиво посмотрел на свой дворец. Тот выглядел мирно и спокойно.

Сотворив одно из простейших заклинаний, Ангро-майнью с его помощью исследовал магическое поле и убедился, что оно и в самом деле ему больше не подчиняется.

Очень любопытно. А кто же им управляет? И вообще, что происходит?

Задумчиво почесав затылок, маг вновь взглянул на собственный дворец, ставший вдруг недосягаемым, и отчетливо понял, что потеря власти над магическим полем может означать лишь одно. Раз оно подчиняется кому-то другому, а перехватить контроль над ним снаружи невозможно…

Ангро-майнью хлопнул себя по лбу ладонью и пробормотал:

– Да нет, это невозможно. Так попросту не бывает.

Или все же бывает?

«Ладно, – сказал себе владелец миров. – Давай рассуждать логично. Если кто-то перехватил контроль над охранным магическим полем, это означает, что неведомый негодяй сумел овладеть дворцом. Причем произошло это за достаточно короткое время – с тех пор как я услышал рев Страйка и взлетел с балкона. Кстати, дело не только во времени. Самое главное – я, великий маг, изучивший почти все разделы магии, так и не почувствовал, когда это произошло».

Он хмыкнул.

Если допустить, что его выводы верны, остается один, самый главный вопрос.

Кто способен на подобное?


13

<p>13</p>

– Я не успел пообедать, – сказал Страйк.

– Угу, – пробормотал белый дракон.

Он еще раз окинул взглядом вздымающиеся на горизонте пирамидальные горы, неправдоподобно красивые, укрытые шапками смахивающей на клюквенный сироп вечной росы, скрывающие в глубине ущелий целую гамму таинственных оттенков синего цвета. Он посмотрел на желтые облака, испятнанные дырами, проделанными летающими муравьями, и поэтому смахивающими на разбросанные в беспорядке куски сыра. Он глянул на озеро, над которым они пролетали, полюбовался гуляющими под прозрачной пленкой воды косяками панцирных рыб, заметил мелькнувшую в глубине тень плезиозавра, восхитился огромными цветами придонницы, обозначившей своими палевыми листками границы мелководий.

– И позавтракать я толком не успел, – промолвил Страйк.

– Сочувствую, – рассеяно сказал белый дракон.

Сейчас ему было не до этого. Впервые за долгое-долгое время он испытывал настоящее, полное, неподдельное счастье.

Свершилось. Сбежал. Натянул нос этому зануде. Но главное – свобода. Настоящая свобода. И теперь остается только решить, куда лететь. А впрочем, даже это неважно.

Они полетят вдоль цепи миров, из одного в другой, прочь из владений Ангро-майнью. Ворота, охраняющие перемычки между мирами, для них не преграда. Стало быть, и дэвы, не умеющие летать, не смогут им ничего сделать.

Ангро-майнью? О, да. Маг может устроить погоню. Но ведь охотников нет. Значит, погони не будет вовсе.

Возможно, у Ангро-майнью возникли неприятности, может, он не такой могущественный, как раньше? Неважно. Главное – погони нет. Первым делом надо покинуть подвластные Ангро-майнью миры, а потом… Конечно же, он отправится за кольцом. И удача опять будет на его стороне. Он похитит кольцо и вернет себе настоящий облик.

– Я есть хочу, – сказал Страйк.

– Вот и прекрасно, – беспечно промолвил белый дракон. – Кто тебе мешает поохотиться?

– Поохотиться?

Что-то в его голосе насторожило белого дракона.

– Погоди, – осторожно спросил он. – Ты когда-нибудь до этого охотился?

– Ну конечно, – уверенно заявил любимец Ангро-майнью.

– На кого?

– На претендентов. Знаешь, иногда господин нам приказывал…

– А на зверей? – спросил белый дракон. – Я имею в виду настоящую охоту. Камнем упасть с неба, схватить зазевавшуюся добычу!

– А зачем? – после некоторого молчания спросил Страйк. – В драконнике и так неплохо кормят.

– Понятно, – сказал белый дракон. – Охотиться тебе не приходилось.

Страйк молчал.

– Так вот, теперь тебе придется это делать. Иначе умрешь с голоду.

– Почему?

– Потому, что это цена свободы. Самому добывать пропитание, самому устраивать гнездо, сражаться с врагами, не надеясь на чью-то помощь, и еще…

– Погоди, – сказал Страйк. – А господин?

– О нет, можешь забыть, – жестко сказал белый дракон. – Он остался в твоем подневольном прошлом. Сейчас ты свободен. Поначалу тебе придется трудновато. Но что значат подобные мелочи по сравнению со свободой?

– Вот как? – мрачно спросил Страйк.

– Ага, – промолвил белый дракон. – Иначе нельзя. Но уверяю: ты скоро привыкнешь. И поймешь… И почувствуешь…

– А если я не хочу привыкать?

– То есть как?

– Подбивая меня на побег, ты ни слова не сказал об этом. Теперь же выясняется, что свобода – это вовсе не так хорошо. Ты меня обманул!

Внезапно Страйк совершил изящный разворот и устремился обратно к дворцу Ангро-майнью.

– Стой! – завопил белый дракон. – Ты сошел с ума!

– Это ты сошел с ума, если собираешься жить столь нецивилизованно. Добывать пищу самому! Жить где попало. Сражаться с какими-то врагами. Ты спятил!

– Но это и есть свобода!

– Плевал я на такую свободу, – сообщил Страйк, усиленно работая крыльями. – Меня она не устраивает.

Где-то он совершил ошибку. Он должен был учесть, что Страйк никогда не жил на свободе, не имел о ней ни малейшего понятия…

– Послушай, – сказал белый дракон. – Ну хорошо, ты передумал. Поступай, как знаешь. Но почему бы тебе не опустить меня на землю? Ты вернешься к Ангро-майнью, а я отправлюсь своим путем. Согласен?

– Нет, – сказал Страйк. – Хозяин, несомненно, на меня разгневан. Но я заслужу его прощение! Я притащу тебя обратно.


14

<p>14</p>

– Выходит, крысиный король добрался до бассейна? – спросил Ангро-майнью.

– Да, – подтвердил дэв в золоченых латах.

– А потом?

– Потом откуда-то появилась красивая девушка и прыгнула в воду.

– А крысиный король?

– Он тотчас бросился прочь и завопил что есть мочи.

– Дальше?

– Я попытался его поймать, но мне это не удалось. Несколько секунд спустя я услышал голос, сообщивший, что теперь у дворца новый хозяин. Мне предложили сделать выбор. Либо служить новому хозяину, либо убираться прочь. Я предпочел уйти.

Ангро-майнью кивнул:

– Ты принял правильное решение и заслуживаешь награды.

Дэв в позолоченных латах приосанился и встал слева от великого мага. Владыка вздохнул и окинул испытующим взглядом толпу подхалимов, лизоблюдов и дэвов.

Ну ладно, по крайней мере, эти на сторону противника не перешли. Конечно, толку от них немного. И вообще, стоило бы поискать тех, кто пропустил без его позволения во дворец крысиного короля, но только не сейчас. Сейчас у него целая куча проблем. Прежде всего необходимо установить, с кем он имеет дело. Кто захватил дворец?

Судя по рассказам придворных, к этому имеет отношение крысиный король. А также какая -то девушка. Как она проникла во дворец, никто не знает. Ее видели около бассейна.

– Эй вы, – обратил к придворным Ангро-майнью. – Кто из вас видел, как крысиный король входил во дворец?

Из толпы вышел подхалим второго разряда и склонился в низком поклоне.

– Я видел. Я встретил его на лестнице и предложил сопроводить, но он отказался.

Ангро-майнью кивнул.

– Был ли у крысиного короля с собой какой-то предмет? Шкатулка, книга, мешочек?

– Нет.

– Может быть, украшение?

– Украшение! – просиял подхалим. – Ну да, конечно! Золотой обруч на шее. Я счел его знаком власти.

– Понятно, – сказал Ангро-майнью. – Теперь понятно.

– Если я совершил какую-то ошибку… – промямлил подхалим.

Великий маг нетерпеливо махнул рукой и обратился к дэву в золоченых латах.

– В тот момент, когда крысиный король бросился прочь от бассейна, у него был золотой обруч?

– Нет. Никакого обруча я не видел.

Ангро-майнью удовлетворенно вздохнул.

Кое-что проясняется. Захватчик проник во дворец на шее крысиного короля. Теперь остается только сообразить, кто на подобное способен.

Маг-претендент? Вряд ли. Подобное характерно для волшебных созданий элементалей. Люди на такие фокусы не идут. Слишком велик риск утратить связь с окружающим миром и остаться в измененном облике навсегда.

Он оглянулся на дворец и досадливо поморщился.

Конечно, он мог атаковать дворец. Однако к чему это приведет? Не зная, с кем имеешь дело, легко сесть в лужу. И кроме того, все его амулеты, колдовские книги и прочий магический инвентарь остались внутри. Сейчас он может рассчитывать только на собственные силы.

Поэтому необходимо узнать о противнике как можно больше и только после этого открывать военные действия. Терпение и спокойствие, а затем – единственный удар, нанесенный точно в цель.

Итак, что ему известно? Противник, скорее всего, не является магом – претендентом. Элементаль? Очень похоже. Но зачем элементалю пытаться захватить его дворец? Что он с ним будет делать?

Но… Девушка и бассейн. Она нырнула в бассейн. Зачем? Потому что в нем была вода?

Вода!

Ангро-майнью щелкнул пальцами.

Ну конечно! Вот она, недостающая часть головоломки. Вода. Девушка – бассейн – вода. Чем является вода? Одним из основных элементов. А девушка имеет к ней отношение…

– Ну-ка, – снова обратился Ангро-майнью к дэву в позолоченных латах. – Постарайся вспомнить точнее. Тебе предложили сделать выбор. Кто предложил? Новый хозяин дворца… или хозяйка?

Немного подумав, дэв сказал:

– Да, именно хозяйка.

– Понятно, – заключил Ангро-майнью.

Он приказал, чтобы придворные временно разместились в драконнике и не путались у него под ногами. Благо, свободных стойл там было предостаточно. Убедившись, что его приказание выполнено, великий маг повернулся лицом к дворцу и еще раз внимательно осмотрел его.

Было немного забавно разглядывать свой дом с точки зрения претендента, выискивать слабые места, прикидывать, куда удобнее нанести удар. Впрочем, сейчас некоторая комичность положения Ангро-майнью не волновала.

Самое главное, теперь он знал кем является противник. Время готовиться к военным действиям.


15

<p>15</p>

– Ну хорошо, – сказал крысиный король. – Ты захватила дворец. Что дальше?

Он сидел в кресле Ангро-майнью и внимательно разглядывал устроившуюся на диване деву воды. Красива она была необыкновенно. Однако сейчас крысиного короля это не волновало. Он должен был узнать совершенно точно, что задумала красавица. Хотелось бы также прикинуть ее шансы на победу.

– Он попытается вернуть владения. Тут ему и конец.

– Почему ты так думаешь? Кто мешает ему построить в одном из подвластных миров новый дворец? В таком случае ты окажешься не владелицей миров, а всего лишь хозяйкой никому не нужного строения.

– Престиж! – сказала дева воды. – Не отбив свой дворец, Ангро-майнью потеряет престиж. Ради его сохранения, он пойдет на что угодно. Согласен?

Немного поразмыслив, крысиный король сказал:

– Да.

– Ну, а когда это произойдет, – промолвила дева воды. – Я научусь управлять его мирами. И очень быстро наведу порядок.

– А зачем тебе это нужно? – осторожно спросил предводитель крыс. – Насколько я понимаю, элементали никогда ничем подобным не занимались. Зачем тебе власть мага? Что тебе это даст?

Дева пожала плечами.

– Возможность доказать, что вода – самый главный элемент. Знаешь ли ты, что в мире идет вечная война между элементами? Вода враждует с огнем, воздух с землей, земля с водой, огонь не может жить без воздуха, но для поддержания своей жизни его пожирает. Я первая, кто решился вести войну в открытую. Если мне удастся отнять у Ангро-майнью его миры, я сумею подчинить себе и других великих магов.

Крысиный король содрогнулся.

Ему представился мир, в котором нет ни магов, не волшебников. Мир, подчиненный элементалям, сотрясаемый войнами, по сравнению с которыми схватки магов – всего лишь жалкая возня несмышленышей в песочнице.

– Ты уверена в победе? – спросил он.

– Ну конечно, – сказала дева воды. – Ангро-майнью всего лишь маг. Рано или поздно его магия истощится. Я же черпаю силу прямиком из воды. Конечно, большую ее часть я потратила на то, чтобы заманить тебя в ловушку. Однако для того, чтобы восстановить силу, мне потребуется совсем немного времени. После этого Ангро-майнью неизбежно проиграет.


16

<p>16</p>

Страйк пробежал еще несколько шагов и остановился как раз рядом с драконником.

Ангро-майнью бросил на белого дракона суровый взгляд и приказал:

– Слезай. Налетался.

Белый дракон гордо вскинул голову:

– Все равно я убегу.

– Только не сейчас, – сказал Ангро-майнью. – Может быть, потом. Если научишься рассчитывать каждый шаг и окажешься умнее меня.

Сейчас ему было не до этого. Узнав, кто именно ему противостоит, он некоторое время обдумывал создавшееся положение и пришел к выводу, что столкнулся, наверное, с самым сильным противником в своей жизни.

Водяной элементаль. Это серьезно, очень серьезно. Великий маг с охотой променял бы битву с девой воды на схватку с несколькими десятками претендентов.

Какого черта она надумала вмешиваться в дела живых? Зачем ей это понадобилось?

Ангро-майнью еще раз поглядел на беглецов и отдал необходимые распоряжения. Страйк должен отправиться в драконник, в одиночное стойло, и сидеть там тихо, как мышь. Белый дракон обязан неотлучно находиться возле драконника.

«Вот так-то лучше, – подумал Ангро-майнью. – По крайней мере, старый хитрец все время будет у меня на глазах».

Убедившись, что приказ выполнен, Ангро-майнью стал готовиться к атаке.


17

<p>17</p>

Крысиный король заметил валявшуюся на ковре банку. Убедившись, что в банке еще осталось пиво, он сделал глоток и одобрительно кивнул. Он глотнул еще раз и посмотрел на деву воды.

Та сидела на диване, положив ногу на ногу, и задумчиво смотрела в окно.

Все верно. Собственно, что ей еще остается? Ждать начала атаки. А после она сделает из Ангро-майнью козью морду. И начнется эра великой войны элементалей. Другими словами – конец этого мира. Что-то вроде Армагеддона. Может быть, он будет выглядеть не столь красиво, как пророчествуют легенды, но результат окажется таким же, по крайней мере для всего живого.

Крысиный король меланхолично сделал еще глоток и подумал, что предотвратить это невозможно.

Но главная заповедь крыс – драться до последнего дыхания.

– Как думаешь, когда он начнет? – спросила дева воды.

– Скоро, – заверил ее крысиный король. – Очень скоро. Он не из тех, кто медлит дольше необходимого.

– Хорошо бы, – мечтательно улыбнулась дева воды. – У меня еще так много дел.

Что же он может сделать? Почти ничего. Вступить в бой с девой воды? Она ухлопает его в течение секунды. Что ему остается? Правильно. Попытаться предупредить Ангро-майнью.

Возможно, он еще до конца не осознал, с кем ему придется схватиться. И уж наверняка не знает, что от результатов этой схватки зависит судьба мира всех живых.

Вот только как удрать? Дворец накрыт магическим полем. Пройти через него невозможно. Не будь поля, он мог воспользоваться транспортным амулетом.

– Спорим, маг начнет с того, что попытается прорвать защитное поле и закидать меня огнем? – сообщила дева воды.

– Судя по тому, как легко ты об этом говоришь, огонь тебя не пугает?

– Пугает? – усмехнулась дева воды. – Наверное, у мага это могло бы и получиться. Однако несколько минут назад я обнаружила протекающий глубоко под дворцом подземный ручей. Теперь моя сила значительно увеличилась, и его фокусы с огнем мне не страшны.

Судя по всему, Ангро-майнью проиграет. Атака, которую он вскоре предпримет, закончится не в его пользу. И уж если крысиный король намерен что-то предпринять, делать это необходимо прямо сейчас.

Крысиный король задумчиво покатал лапой валявшуюся на полу банку.

Дева воды считает, что Ангро-майнью начнет атаку с уничтожения магического поля. Наверняка так и будет. Как только это случится, побег с помощью транспортного амулета станет возможным. Самое главное – точно определить момент.

Крысиный король встал и двинулся к балкону.

– Куда это ты? – спросил дева воды. – Учти, если надумаешь сбежать или подать магу какой-то знак, я посчитаю это предательством. А с предателями я не церемонюсь.

– Не волнуйся, – сказал крысиный король. – Разве отсюда убежишь? Просто мне не хочется пропустить начало атаки. Должно быть, красивое зрелище.


18

<p>18</p>

Ну, пора…

Ангро-майнью еще раз убедился, что магической энергии для заклинаний должно хватить. Сейчас он кое-кому покажет, что нападение на великих магов – довольно опасное предприятие. Чаще всего это заканчивается летальным исходом.

Отыскивая точку, в которой удобнее всего будет сделать разрыв магического поля, он еще раз посмотрел на дворец и увидел крысиного короля. Тот стоял на балконе его собственного кабинета.

Ну вот и отлично.

Ангро-майнью наметил точку разрыва с таким расчетом, чтобы первая волна огненного дождя пришлась именно на этот балкон. Великий маг находился в том состоянии холодного, расчетливого бешенства, которое обычно охватывает бывалых бойцов во время боя и позволяет обращать в бегство даже равного по силе неприятеля.

Он произнес необходимое заклинание, и магическое поле треснуло, словно кожура перезревшего арбуза. Трещина мгновенно расползлась, и магическое поле схлопнулось. На активацию следующего заклинания, благодаря которому на дворец обрушится огненный дождь, магу требовалось две секунды.

Он даже успел сделать первый, ключевой жест, когда перед ним вдруг оказался крысиный король.

«Амулет, -подумал Ангро-майнью. – Этого я не учел».

– Беги! – крикнул крысиный король. – Это ловушка!

Настоящий гроссмейстер отличается от простого любителя, лихорадочно пытающегося предугадать все возможные ходы противника и неизбежно допускающего ошибки, тем, что частенько делает ходы без всякого расчета. Огромный опыт и развитая интуиция подсказывают ему, что тот или иной ход должен привести к победе. Он это просто видит.

Вместо того, чтобы попытаться сообразить, обманывает его крысиный король или нет, он мгновенно ринулся прочь от дворца. Позади Ангро-майнью что-то тяжело ухнуло. Удар был так силен, что великого мага подбросило в воздух.

К этому времени он несколько пришел в себя и даже успел применить заклинание левитации, так что вместо того, чтобы упасть на землю, взлетел еще выше.

Увидев это, крысиный король испустил радостный крик, отчаянно замахал передними лапами и оказался около драконника.

Ангро-майнью понесся к драконнику на максимально возможной скорости. Опустившись на землю рядом с белым драконом, взиравшим на происходящее с невозмутимым видом, Ангро-майнью отстранил крысиного короля и взглянул в сторону дворца.

Магия – штука, не рассчитанная на долгое разглядывание. Чаще всего, если ее применяют, все действие занимает не более нескольких секунд. И чем выше уровень магии, тем быстрее она работает.

Ангро-майнью успел лишь заметить нечто похожее на пару огромных, казалось, состоящих из мутной воды рук, втягивавшихся в окна его дворца. Толком эти «руки» маг рассмотреть не успел, поскольку не прошло и мгновения, как они исчезли.

На том же месте, где он стоял, готовясь к атаке на собственный дворец, теперь виднелась огромная яма. Землю раскидало, словно после двух-трех мин, закопанных на приличной глубине.

– Теперь видишь? – радостно спросил крысиный король.

– С предателями не разговариваю, – буркнул Ангро-майнью.

– Между прочим, – сказал белый дракон, – судя по моим наблюдениям, этот любитель шарить в чужих сокровищницах только что спас тебе жизнь. Надо признаться, к моему большому сожалению.

Ангро-майнью бросил на крысиного короля суровый взгляд, потом изучил ехидную улыбку белого дракона и сдался.

– Ладно, прах с вами. Не пора ли нам кое-что обсудить?

– Нам? – заинтересовался белый дракон.

– Лично от тебя я помощи не жду, – бросил ему Ангро-майнью, – хотя, если хочешь, можешь и послушать. А вот с крысиным королем потолковать просто необходимо.

– Я совсем не против, – промолвил предводитель крыс. – Но боюсь, услышанное вам не совсем понравится.


19

<p>19</p>

Белый дракон сплюнул на землю, сел поудобнее и, испытывая чувство вполне искреннего злорадства, посмотрел на Ангро-майнью. Вид у мага был безрадостный.

А ведь зануда и в самом деле влип. В очень, ну просто невероятно большие неприятности.

Позволив себе в течение нескольких секунд понаслаждаться этой мыслью, белый дракон сообразил, что время для этого самое неподходящее. Опасность угрожала не только Ангро-майнью, не только его занюханным двадцати пяти мирам, а всем живым существам. И поскольку он, белый дракон, к миру живых явно принадлежал, получалось, что опасность угрожает и лично ему.

Белый дракон едва слышно чертыхнулся.

Если он сейчас не поможет Ангро-майнью, то мир великой цепи рухнет в тартарары. Вместе с ним.

Вот только как он может помочь великому магу? Будь он хотя бы в нормальном, драконовском обличии… Сейчас же у него магии не больше, чем у деревенского увальня, мельком увидевшего обложку учебника по составлению заклинаний.

Знания. И опыт, более древний, чем опыт самого старого великого мага. Они обязаны что-то подсказать. А иначе им грош цена.

Решив так, белый дракон стал спокойно и методично пересматривать все хранящиеся в собственной памяти знания об элементалях. Их оказалось немало.

Впрочем, прежде чем приступить к делу, он успел не без удовольствия подумать, что, кажется, обнаружил еще один способ побега. Простой и крайне эффективный. Если с девой воды будет покончено и если удача хотя бы чуть-чуть улыбнется ему, он все-таки попытается оставить зануду в дураках.


20

<p>20</p>

– Я против, – сказал крысиный король.

– А тебя никто и не спрашивает, – промолвил Ангро-майнью. – Я сделаю так, как считаю нужным.

– Ты уже пытался сделать так, как считал нужным, – промолвил предводитель крыс, кивая в сторону огромной ямы, находившейся неподалеку от дворца.

– Ваши ссоры не приближают к решению проблемы, – меланхолично заметил белый дракон. – Более того, они отнимают время.

– И его осталось совсем немного, – заявил крысиный король. – Пойми, с каждой минутой она становится сильнее. Пока ты собираешь других магов, она успеет восстановить силы.

Ангро-майнью помрачнел.

Крысиный король посмотрел на него с некоторой надеждой. Все-таки Ангро-майнью был великим магом. Неужели он ничего не способен придумать?

Предводитель крыс кинул взгляд на белого дракона.

Тот, кажется, занялся медитацией. По крайней мере, вид у него был отрешенный.

Нашел чем заниматься. Да еще в такое время. Лучше бы что-то посоветовал. Все-таки дракон.

– Эх, надо было устроить огненный дождь, – сказал Ангро-майнью. – Я вполне мог успеть накрыть дворец огненным дождем.

Крысиный король фыркнул.

Ангро-майнью тяжело вздохнул и задумался.

Крысиный король попытался сделать то же самое. Поначалу у него это даже получилось. Однако потом появилась мысль, разогнавшая все остальные. Такая незатейливая мысль.

Что будет лично с ним, если дева воды все-таки победит?

Конечно, подобная мысль крысиному королю не понравилась. Он попытался выкинуть ее из головы, но мысль тотчас вернулась. Тогда крысиный король попытался вспомнить подземный город, его кривые, узкие и такие родные улицы, королеву-мать и даже свою супругу Маршу. Однако мысль проявляла невиданное упорство.

В полном отчаянии крысиный король попытался ввести в бой последние резервы главного командования, в виде приятного размышления о том, что когда-то у них с Маршей появятся крысята. И почему это не может случиться в самом ближайшем будущем? А с королевой-матерью, утверждавшей, что в отношении потомства не стоит принимать поспешных решений, он как-нибудь договорится.

Увы, размышления не помогли.

Зловредная мысль трансформировалась в очень простое соображение: если дева воды все-таки одержит победу, ни о каких крысятах не стоит и мечтать. Правитель подземного города погрузился в бездны отчаяния, но тут подал голос белый дракон:

– Нашел!

– Что? – спросил Ангро-майнью.

– Я придумал, как нам победить деву воды, – возвестил белый дракон.

– Как же? – поинтересовался крысиный король, мгновенно избавившийся от преисполненных отчаяния мыслей.

– Прежде ответьте мне на один вопрос: что сильнее воды?

– Огонь, – сказал Ангро-майнью.

– Солнце, – заявил крысиный король. – Оно испаряет воду.

– Двойка, – с удовлетворением констатировал белый дракон. – Не знаете. А я знаю.


21

<p>21</p>

Ангро-майнью с подозрением покосился на яму, оставленную колдовством девы воды, и вновь взглянул на дворец.

Магическое поле захватчица восстанавливать не стала. Может быть, она настолько презирала противника, что не сочла его способным на что-то действительно опасное? Хотя, скорее всего, она просто не пожелала тратить на него энергию. Это давало шанс проникнуть во дворец с помощью транспортного амулета. Вот только зачем? Что это даст?

Ангро-майнью оглянулся на драконник.

Из его окон торчали преисполненные радостного ожидания морды подхалимов, лизоблюдов и дэвов. Им, похоже, все происходящее казалось чем-то вроде бесплатного циркового представления. У пролома, проделанного в стене драконника Страйком, стояли крысиный король и белый дракон. Мордочка у крысиного короля была встревоженная. Белый дракон язвительно улыбался. Похоже, он задумал очередную пакость.

Ладно, пусть делает что угодно. Если удастся прикончить деву воды, маг простит этому хитрецу даже похищение еще одного дракона – конечно, если это будет не Страйк.

– Давай, начинай! – крикнул крысиный король – Не тяни время.

Тоже мне – советчик! Никто не тянет время. Вот сейчас вся магическая энергия сконцентрируется над замком, и тогда… Словом, пора начинать.

Ангро-майнью быстро произнес короткое, но очень мощное заклинание и поднял руки. Сейчас он опустит их, и владычество девы воды закончится.

Сейчас…

Дева воды появилась на балконе так быстро, что магу показалось, будто она на нем просто возникла. В половину секунды, понадобившуюся ей для того, чтобы посмотреть вверх, увидеть собравшееся над замком магическое облако и определить, какую именно магию оно несет, Ангро-майнью успел хорошенько рассмотреть захватчицу.

До него вдруг дошло, что она немыслимо, просто невероятно красива. Но главное не в этом. Ангро-майнью, проживший на этом свете многие сотни лет, видевший множество не просто редких, а немыслимо редких красавиц, неожиданно осознал, что красота в данном случае не имеет большого значения.

Дева воды была необычна, как бывает необычен редкий бриллиант – такой находят один раз в тысячелетие. И еще – взгляд.

Прежде чем исчезнуть с балкона, дева воды посмотрела ему прямо в глаза, и, несмотря на разделявшее их расстояние, взгляд ее совершил с Ангро-майнью нечто странное, словно бы изменил его, сделал другим, открыл в его душе потаенный уголок.

Прошла еще одна доля секунды. Дева воды отвела взгляд и исчезла с балкона так же стремительно, как и появилась. Ангро-майнью так и не сумел опустить руки.

Он знал, что сейчас враг, несущий смерть не только ему, но и всем мыслящим в цепи миров, уходит. И значит, он должен, он просто обязан опустить руки, привести в действие свою магию. Но не мог.

И происходило это не потому, что дева воды как-то сумела на него воздействовать. Причиной этого паралича служили происходящие внутри него неведомые процессы, благодаря которым великий маг вот-вот должен был каким-то странным образом измениться и увидеть мир по-другому, открыть в нем нечто важное, запретное. Нечто, о существовании которого он до сих пор даже не подозревал.

– Начинай! – крикнул крысиный король. – Уходит же! Уходит!

И это подействовало.

Странные процессы, происходившие в сознании Ангро-майнью, под влиянием этого крика вдруг остановились, а потом пошли вспять. Мир снова приобрел знакомые границы и формы, потаенный уголок, неожиданно открытый и суливший нечто совершенно новое, опять съежился и затерялся в глубинах памяти.

И лишь тогда, когда этот процесс закончился, Ангро-майнью сумел опустить руки. Сразу же вслед за этим его дворец окутал непроницаемый кокон магической метели.


22

<p>22</p>

Она убегала, преследуемая про пятам холодом.

Маг, победу над которым она считала несомненной, оказался гораздо хитрее, чем она предполагала. Он догадался, как можно отобрать силу, а потом призвал на помощь того, кто мог это сделать. Холод преследовал ее по пятам, сковывая тело, отлучая от нового дома, причиняя сильную боль. Боль? Ха!

Эта боль не шла ни в какие сравнения с тем, что ей случалось терпеть. Ее не пугала даже временная потеря дома, поскольку холод неизбежно должен уйти. Он не способен царствовать вечно. И вот тогда она получит возможность вернуться.

Она достигла протекавшего глубоко под дворцом подземного ручья и остановилась. Сюда холод не смел проникнуть. Здесь надлежало принять решение.

Остаться и, вернувшись через некоторое время, продолжить схватку? Или исчезнуть, воспользовавшись ручьем? Рано или поздно, бегущая под землей вода неизбежно приведет ее к другому дому. Возможно, это будет озеро или даже океан. Став его частью, она сумеет восстановить силу, которая позволит продолжить войну. Привычными средствами, так, как это заведено с момента возникновения мира.

Привычными… Она вдруг осознала, что на самом деле должна сделать совсем другой выбор.

Имеет ли смысл начинать войну новыми методами? Являются ли они более действенными? Стоит ли делать вторую попытку? Сможет ли кто-нибудь ей в этом помешать?

Теперь она знает путь в замок. И магическое поле более не является для нее помехой. А холод уйдет. И кто тогда сумеет помешать вернуться во дворец, вновь сделать его домом и на этот раз нанести последний сокрушительный удар?

А что потом? Продолжить войну среди живых, вовлечь их в схватку стихий? Сделать это нетрудно. Достаточно сокрушить одного великого мага, и другие поймут бессмысленность сопротивления. А она уж сумеет заставить их выполнять ее приказы. И подчиняясь этим приказам, они поведут в бой ее новые армии.

Но имеет ли смысл вести войну, возглавляя ненадежное войско? Можно ли надеяться на армию, солдаты которой так и не осознали закон целесообразности, на котором зиждется мир? И чего стоит войско, если его командир в один не очень прекрасный момент может отдать приказ, руководствуясь не законом, а эмоциями? Конечно, солдаты могут делать ошибки. Более того, они неизбежно будут их совершать. Но командир?

Начиная эту войну, она рассчитывала на то, что уж по крайней мере великие маги за долгие годы своей жизни постигли этот закон в совершенстве и отказались от присущих живым существам дурацких эмоций.

Все это вроде бы и подтверждало. До тех пор, пока, выйдя на балкон, она не увидела, что маг ее перехитрил. Она находилась в его власти – и он был просто обязан нанести удар.

Но что сделал великий маг? Он ее пожалел, тем самым поправ закон целесообразности, не допускавший существования подобных глупостей.

Она не могла ошибиться. В тот момент, когда это произошло, она взглянула магу в глаза и прочла все его самые сокровенные мысли.

Он ее пожалел! Как будто это имело какой-то смысл! Как будто он не был одним из самых могущественных, и значит, постигших более других закон целесообразности.

Так стоит ли привлекать к великой войне элементов живые создания, если даже самые могущественные из них находятся на таком низком уровне развития? Не поторопилась ли она, приняв желаемое за действительное? И не стоит ли ей прекратить свои попытки?

О, конечно, только на время. Рано или поздно живые создания достигнут такой стадии развития, когда поймут до конца великий закон. Это потребует столетий, однако что для элементалей время?

Решение было принято. Она скользнула в ручей и позволила ему нести себя прочь от дворца, возвращенного владельцем, прочь от мага, не оправдавшего ее ожиданий, прочь от ошибки, которую совершила.

Впрочем – ошибки ли?

Она всего лишь поторопилась. Когда-нибудь она вернется.


23

<p>23</p>

На этот раз белый дракон все рассчитал правильно.

Он знал, что может достичь своей заветной цели, лишь полагаясь на неожиданность. Если он промедлит или совершит ошибку, это обойдется ему в десятилетия пребывания в подвалах дворца великого мага. И хорошо, если десятилетия.

Как только жилище Ангро-майнью заволокла магическая метель, он шагнул к крысиному королю и нанес ему жестокий удар ногой в живот. Не ожидавший нападения предводитель крыс рухнул на бок. Быстро наклонившись, белый дракон схватил висевший у него на шее транспортный амулет и рванул его. Цепочка не выдержала.

– Ну гад! – крикнул предводитель крыс, вскакивая и собираясь задать подлому старикашке хорошую трепку.

Он опоздал.

Белый дракон уже успел воспользоваться транспортным амулетом.


24

<p>24</p>

Ангро-майнью создал несколько десятков лопат и ломов, десятка два тачек и, плюхнувшись в кресло, стал наблюдать, как подхалимы, лизоблюды и дэвы хватают весь этот инвентарь.

– Слышь, кореш, – сказал королевский друг. – Ну ты и прикалываешься.

– Ничего, пусть поработают, – пробормотал Ангро-майнью. – Авось после этого начнут соображать.

– Пива хочешь? – спросил друг.

– Давай, – промолвил Ангро-майнью, протягивая руку.

Подавая банку, друг умудрился плеснуть пиво ему на рукав.

– А мне? – спросил крысиный король.

Ангро-майнью бросил на него недовольный взгляд, но сказал другу:

– Дай ему.

Крысиный король степенно взял банку. Открыв ее, сделал большой глоток и со значением заметил:

– Между прочим, если ты не забыл, я спас тебе жизнь.

– И именно благодаря этому избежал наказания.

– Всего лишь? Мне кажется, жизнь великого мага стоит дороже.

– Не дороже жизни крысиного короля, – отчеканил Ангро-майнью. – Причем я не поставил в счет вот это!

Он ткнул пальцем в сторону дворца. Выглядело его жилище и в самом деле не лучшим образом. Балконы были завалены снегом, с лепных украшений свисали сосульки, разноцветные стекла потрескались от мороза.

Хмыкнув, крысиный король сделал еще глоток и заявил:

– Спорим, ты можешь привести его в порядок за пару минут?

– Могу, – буркнул Ангро-майнью, глядя, как к дворцу потянулась вереница вооруженных лопатами и ломами придворных. Впереди всех шествовали дэвы, охранявшие вход во дворец. Они катили тачки. – Но есть закон целесообразности. Пусть вкалывают.

Ангро-майнью подумал, что если о том, как он за один день натворил столько глупостей, узнают претенденты, его жизнь превратится в кошмар. Проворонить собственный дворец, который так ловко украли, стоило ему на минуточку выйти. Упустить ценного пленника, настоящего белого дракона, единственного на всю цепь миров! Но и это еще не все…

Дева воды! Ее-то он зачем отпустил? Вот это уж полный кретинизм!

Ангро-майнью недовольно поерзал в кресле и нашел его неудобным. Встав, он создал другое. Критически оглядев его, маг снова сел: на этот раз кресло получилось более мягким.

Итак, дева воды. Почему он ее упустил? Потому что на него в самый ответственный момент напал странный паралич? Так не бывает. В чем же дело? И если такое случилось с ним один раз, то может ли подобное повториться?

Ясно и четко, будто вернувшись назад во времени, он вспомнил ее легкую фигурку, странное, слегка надменное, немного отрешенное и удивительно красивое лицо. И еще глаза, пробудившие в нем неведомые доселе чувства и желания.

Нет, ему не хотелось ей обладать. Ну, допустим, хотелось, но это не было главным. В тот момент, глядя в эти отчужденные и удивительно прекрасные глаза, он хотел лишь оказаться рядом, может быть, даже заговорить… Нет, это тоже не было главным. Тогда, удерживая на поднятых руках магическую метель, он почему-то совершенно забыл о ней, поскольку мог думать только об этой пришелице…

– Кстати, о деве воды, – сказал крысиный король. – А ты уверен, что она не вернется?

– Уверен, – оторвавшись от раздумий, промолвил Ангро-майнью. – Она ушла. С помощью волшебного глаза я проследил за ней. Сейчас она удаляется от дворца со скоростью течения подземного ручья и, похоже, не собирается возвращаться. Впрочем, я все же приму кое-какие меры. О нападении девы воды узнают все другие великие маги. Кроме того, как только дворец будет приведен в порядок, я укрою его новым магическим полем, гораздо более сильным. К дворцу нельзя будет подобраться даже из-под земли. Хотя… ведомо ли тебе, что у великих магов бывают предчувствия?

– Нет, – сказал крысиный король. – И в самом деле бывают?

– А, чтоб тебя!.. – рявкнул Ангро-майнью. – Короче, можешь не беспокоиться. Она больше не вернется.

– Ну вот и отлично, – промолвил крысиный король, толкая королевского друга в бок. – Эй, парень, передай-ка мне еще баночку.

Ангро-майнью хотел было сказать предводителю крыс очередную колкость, но передумал. Ему было не до пикировки. Более всего его сейчас занимали мысли о деве воды. Что с ним произошло, когда он увидел ее глаза? Как называется чувство, которое он испытал? Дружба? Нет, это было что-то другое. Допустим, дружба, но только более сильная. Как же это называется?

Задумчиво почесав в затылке, великий маг отхлебнул пива и решил попытаться рассмотреть проблему в полном ракурсе.

Дано: чувство, которое он испытал, сродни дружбе. Это уже результат. Если крепость нельзя взять с наскока, ее можно попытаться захватить с помощью осады. Другими словами – кто мешает ему подойти к этой проблеме так же, как и к проблеме дружбы?

Сначала он закончит этикет придворной дружбы, потом заведет себе несколько настоящих друзей, а уж после приступит к исследованию этого странного чувства.

И все-таки как оно называется?


25

<p>25</p>

Крысиный король выбросил пустую банку, изучил лицо глубоко задумавшегося Ангро-майнью и решил, что, похоже, наступило время исчезнуть.

Чем дальше от великих магов, тем лучше.

Странные они какие-то. Может быть, все дело в огромной власти? Может, на них так действует обладание магией? Все, кого он знал из обладающих магией, были довольно чудными существами.

И еще ему необходимо было вернуться в подземный город. Королева-мать и Марша в его отсутствие, конечно, управляют им неплохо. Однако кто знает, может быть, скоро им понадобится его помощь?

Бросив на Ангро-майнью испытующий взгляд, крысиный король сделал вывод, что о получении нового транспортного амулета не стоит даже заикаться. Маг его не даст. Нипочем не даст. Придется добираться в свой мир самым тривиальным образом. По цепи, из мира в мир, минуя перемычки между ними, ругаясь с дэвами-охранниками, договариваясь с возчиками, добывая пропитание и деньги, сражаясь с врагами.

Мрак и ужас!

Хотя… не слишком ли он в последнее время избаловался? Конечно, с помощью транспортного амулета очень легко прыгать из мира в мир, время от времени даже очищать кладовые, на замки которых нерасторопные хозяева не наложили соответствующих заклинаний, и пользоваться еще целой кучей дополнительных удобств.

Может, потеря транспортного амулета – к лучшему? По крайней мере, он вспомнит кое-какие полузабытые умения и порастрясет накопившийся жирок.

В путь! Его ждет дальняя дорога, не надо медлить.

Встав с земли, крысиный король махнул лапой королевскому другу и пошел к дороге. По идее, она должна была привести его в первой перемычке между мирами.

По пути он тихонько хихикнул. Причиной тому послужили некие забавные мысли.

А ведь наверняка в скором времени опять что-то стрясется. И почему бы тогда Ангро-майнью не вспомнить о его скромной особе? И уж конечно, прежде чем браться за очередное поручение великого мага, он сумеет выторговать для себя новый транспортный амулет. Может, даже два. Один – для Марши.


26

<p>26</p>

Белый дракон лежал на вершине холма и смотрел на дворец Ахумуразды. Именно там, в сокровищнице этого великого мага хранилось магическое кольцо, с помощью которого он мог вернуть себе истинный облик.

Каким образом им завладеть, белый дракон еще не придумал.

Впрочем, он не сомневался в успехе. Рано или поздно подвернется удобный случай и он вновь станет настоящим драконом. Вернув истинный облик, он возвратит свои силу и магические способности.

Вот тогда-то наступит время уплатить кое-какие долги.

Первым в его списке должников значился зануда.

Август 1999 г.