book Джейн Мур, Www.Мужчина.Com, love_contemporary,, ru

Джейн Мур

Www.Мужчина.Com


Выражаю огромную благодарность своему пресс-секретарю Али Ганну по прозвищу Челси-и-и-и! из компании «Кертис Браун» и представителю по связям с общественностью в США Деборе Шнейдер; издательству «Рэндом хаус», его филиалу в Соединенных Штатах и персонально — Сьюзен Сэндон и Энн Кэмпбелл.

Большое спасибо редакции газеты «Сан», Ребекке Уэйд и всем коллегам по работе за постоянную поддержку.

Сердечно благодарю Марион за то, что была источником моего вдохновения.

Свою глубокую признательность хочу высказать Иларии и Джо. Бесконечно восхищена вашей храбростью и упорством в борьбе с раком. Вы дали мне тот заряд оптимизма, который помог успешно завершить работу над книгой.

Многим я обязана семье — моей матери Пат за то, что ни разу не отказалась посидеть с детьми, и мужу Гэри, который добрым словом, шуткой поднимал настроение и поддерживал даже в тех случаях, когда я, казалось, теряла веру в себя.


Из огромного списка претендентов я наконец-то выбрала трех счастливчиков и назначила им свидания. В это время в почтовый ящик свалилось еще одно письмо. Восхитительный красавец молил о встрече… Интернет творит чудеса!

Салли Поплин

Пролог

<p>Пролог</p>

Тридцать пять лет, брюнетка, до недавнего времени жила в гражданском браке с одним типом. Сейчас все в прошлом, и я ищу нежного мужчину с хорошим чувством юмора, нацеленного на долгие отношения.


Конечно, приличные девушки не заходят на сайты знакомств и не размещают там фотографий. Они сидят дома и ждут, когда суженый постучится в дверь с букетом красных роз и скажет: «Милая, наконец-то я тебя нашел!» Но на пороге второго тысячелетия женщине все чаще приходится брать быка за рога. Ведь время идет, а принца нет. Поэтому не судите меня строго за то, что я трачу свое время на разные глупости.

И почему мы договорились встретиться на Лестер-сквер [1] у ипподрома, ума не приложу! Грязь, кучи мусора, нищие! На площади вечно полно народу: торопятся в офисы служащие, рассеянно глядя по сторонам, бредут туристы, которых нелегкая занесла в этот Богом забытый уголок. Словом, более отвратительного места для свиданий во всем Лондоне не найти.

Мне предстояла встреча со сладким красавчиком. Молодых людей такого типа можно часто встретить на обложке глянцевых журналов. Четко очерченные скулы, мощный торс, никакой растительности на груди — подобный ухажер сведет с ума любую девушку. Признаюсь, у меня тоже потекли слюнки, когда со снимка улыбнулся загорелый полуобнаженный мужчина. Будем надеяться, что в реальности он окажется таким же аппетитным. До сих пор свидания вслепую приносили одни разочарования. Вместо Аполлонов на встречу заявлялись ужасные троглодиты. Поэтому пришлось пойти на маленькую хитрость: я пристроилась у дверей какого-то здания на другой стороне улицы, откуда могла внимательно рассмотреть кавалера и остаться незамеченной.

Пока что у ипподрома находился только один представитель сильного пола. Да и тот расстелил на тротуаре грязное одеяло и распивал пиво.

Мимо бомжа прошла женщина. Бродяга крикнул вслед: «Шлюха!» Удручающая картинка, не правда ли?

Наконец появился Джек. К моему восторгу, он был еще симпатичнее, чем на фотографии.

Я спешно пригладила растрепавшиеся волосы и, сделав глубокий вдох, направилась к предмету вожделения. Сердце стучало часто-часто.

Подумала: «Как здорово все-таки быть по-настоящему красивым! Приятная внешность сразу располагает. Не надо напрягаться, рассказывать смешные истории, быть обаятельным. Девушки сами вешаются на шею — только выбирай!»

— Ты Джек?

Незнакомец бесстрастно осмотрел меня с ног до головы.

— Вы, вероятно, ошиблись, — выдавил он, а затем решительно опустил руки в карманы джинсов, показывая всем видом, что разговор окончен.

«Вот так-так! Руку даю на отсечение, это именно тот подлец, что прислал фото и назначил встречу. Почему же он притворяется, что мы не знакомы?» — пронеслось в голове.

Столь решительный отпор оскорбил меня до глубины души: очевидно, негодяй счел меня дурнушкой, недостойной его общества.

— И все-таки держу пари, что Джек сейчас стоит передо мной!

— А ты на фотографии лучше, чем в жизни, — более стройная и красивая, — возмутился гад.

— Да, я вовсе не Кейт Мосс, но ведь и на Стерлинга Мосса [2] не похожа. И намекать на это невежливо!

(Похоже, комплекс неполноценности старушке Джесс обеспечен.)

— А что ты хотела услышать? Нечего размещать фотографии, которые вводят мужчин в заблуждение!

— Друзья говорят, что на снимке я такая же, как в жизни.

— Тебе льстят. Скажу прямо, ты не производишь впечатления. Так какого черта дальше разговаривать?

— Видно, кое-кому важна только оболочка, душевный мир в расчет не принимается!

Он пожал плечами:

— Просто доверяю первому впечатлению. Между людьми должна проскочить искра. А я ее не заметил.

Странно все-таки устроен человек! Сказать самому «прости-прощай» — легче легкого, а вот если подобное говорит кто-то другой, резкое слово задевает до глубины души.

— Неужели есть еще на свете люди, которые верят в любовь с первого взгляда! — съязвила я и притворно смахнула со щеки слезу.

— Прости, — голос Джека стал мягче, — не принимай близко к сердцу. Мне нравятся девушки определенного типа. Ты не из их числа. Но раз уж встретились, давай выпьем по чашечке кофе, посидим, поболтаем.

Сильные слова участия нашел! Лучше бы сказал: «Пошла прочь, жирная уродина». Ненавижу, когда начинают жалеть: от этого становится лишь больнее.

— Нет необходимости. Полагаю, мы и так потеряли достаточно времени.

— Как хочешь. Еще раз приношу извинения. — Джек ослепительно улыбнулся напоследок: — Спасибо, что пришла.

Я развернулась и пошла прочь.

Пьянчуга, который сидел у дверей ипподрома, схватив меня за полы пальто, начал просить милостыню. Я залезла в карман, вытащила оттуда монетку и опустила пятачок в грязную руку бродяги. Его глаза налились кровью, рот скривила ухмылка.

— Грязная сука! — выкрикнул он мне в спину вместо благодарности.

Ну и паршивый выдался денек! Зачем вообще я сюда потащилась, ведь изначально не было ни желания, ни сил?!

Правда, пришла я совсем не по своей воле. Что это значит? Сейчас объясню.


Глава 1

<p>Глава 1</p>

Все началось в прошлый день рождения. Третьего мая мне стукнуло тридцать четыре. Кризис среднего возраста пока не наступил, поэтому праздник обещал быть веселым.

Я направлялась на пирушку в честь этого знаменательного события, которую организовала Та-бита, моя подруга и коллега по работе. Официальная легенда для именинницы звучала так: «Посидим скромной женской компанией в баре, выпьем шампанского». Слава Богу, сестренке Ливви хватило ума намекнуть, что на вечеринке будет полно народу. Она знала: я с детства терпеть не могу котов в мешке.

— С днем рождения! Ты потрясающе выглядишь! — защебетала подруга. — Пойдем за столик.

Мы прошли в отдельный зал. Посреди комнаты стоял круглый стол, рассчитанный на небольшую компанию.

— Сюрпри-и-из! — раздался голос Мэдди из-за шторы. Она выскочила первой, затем вышли остальные гости.

— Боже мой! — закричала я, совсем как Маколей Калкин [3] в фильме «Один дома», и запрыгала от «неожиданности». — Какие негодники, прятались за занавесками! Кто бы мог подумать?!

Как обычно, не обошлось без традиционной песни «С днем рожденья тебя!». Все жутко фальшивили и сбивались с такта. Когда с церемониями было покончено, друзья уселись за стол.

Дорогой читатель, наверняка тебе интересно, кто удостоился чести быть приглашенным на праздник, поэтому я прерву повествование, чтобы рассказать о присутствующих.

Подруга номер один — Мэдди. Сидела напротив и спрашивала, кому налить вина, а кому — шампанского. У нее тоже не было молодого человека; две одиночки, мы частенько вместе пропускали по стаканчику в каком-нибудь баре и знакомились с приятными представителями сильного пола. Однако личная жизнь Мэдди была полна приключений. Сердцеедка флиртовала везде и со всеми и могла переспать с молодым человеком на первом же свидании. Кроме того, она неплохо танцевала и вызывающе одевалась. Как-то раз она призналась, что всегда умышленно выставляет напоказ нижнее белье. И разумеется, ей было что продемонстрировать окружающим. Природа не обидела Мэдди ни бюстом, ни талией. Точеная фигурка производила на мужчин огромное впечатление.

По обе стороны от Мэдди сидели Ричард и Ларе, или Дик и Асе, то есть Член и Задница, как я люблю называть эту сладкую парочку. Когда-то мы с Ричардом вместе работали в передаче «Доброе утро, Британия!». Он снимал сюжеты о звездах эстрады, а ваша покорная слуга занималась «социалкой». Счастливчика Дика вскоре пригласили на должность старшего продюсера в ночное шоу «Пока развод не разлучит нас», и теперь мы трудились в разных конторах. Ричард — молодой человек нетрадиционной сексуальной ориентации, и женщину ему с успехом заменяет датчанин Ларе. Он ростом под два метра и профессионально занимается танцами.

Сестра хлопнула в ладоши, пытаясь привлечь внимание гостей:

— Выпьем за именинницу! — Она подняла бокал шампанского.

— За вас! — промямлила виновница торжества и сделала большой глоток.

Ливви старше меня на два года. Обычно сестры, у которых небольшая разница в возрасте, недолюбливают друг друга и часто ссорятся. К счастью, мы исключение из правил. С пеленок старшенькая всегда заботилась о младшей. Кстати, когда Ливви поступила в Бристольский университет и уехала из дома, я неделю плакала в подушку.

— Давайте перейдем к подаркам! — раздался голос Кары.

Мы знакомы сто лет, однако язык не поворачивался назвать эту мерзкую тварь подругой. И все же она неизменно получает приглашения на наши вечеринки, ведь как-то раз она спасла мне жизнь.

Летом 1988 года компания друзей отправилась купаться на речку. Я сглупила и ушла подшофе поплавать в гордом одиночестве. Случилось так, что нога запуталась то ли в водорослях, то ли в старой якорной веревке, и я начала тонуть. На берегу все были пьяными и ни черта не соображали: на крики о помощи только смеялись и махали руками. Лишь Кара поняла опасность ситуации. Она бросилась в воду прямо в одежде, освободила от пут неудачливую пловчиху и дотащила меня до берега на спине. Сегодня Кара приперлась на вечеринку с молодым человеком по имени Дэн. Недавно она по секрету сообщила, что к Рождеству этот лопух сделает ей предложение. Как говорится, Бог в помощь!

В этом году я собрала богатый урожай подарков: кремовая кофточка из козьей шерсти от Ливви, плейер от Ричарда и Ларса, машина для изготовления поп-корна от Таб с Уиллом и замшевый фотоальбом от Мэдди. Наконец настала очередь Кары.

— Скромный презент от чистого сердца! — Она кисло улыбнулась и протянула странный конверт.

«Наверное, лотерейный билет. На большее вряд ли разорится!» — пронеслось в голове.

Внутри оказался сложенный пополам лист формата А4 — плохая копия прошлогоднего снимка, на котором я изрядно наклюкалась и тупо улыбалась. Ниже шел текст: «Мне 34 года. Я послала подальше своего бывшего дружка и теперь одна. Возможно, ты тот самый таинственный принц, который завоюет мое сердце!»

Кровь застыла в венах.

— Что это за маразм?

Гадина светилась от удовольствия, поставив именинницу в неловкое положение.

— Подарок на день рождения! Теперь твоя анкета висит на платном сайте знакомств!

— Немедленно позвони и скажи, чтобы удалили!

— Поздно, ее наверняка увидели уже тысячи человек. — Кара старалась выглядеть смущенной.

— Да как ты посмела?! Никто не давал тебе права действовать от моего имени и без моего согласия! — Я еле сдерживалась, чтобы не свернуть ее куриную шею.

— Надо относиться к жизни легче! — надула губы мерзавка.

— Завтра же удалю позорную страничку из Всемирной паутины!

* * *

Ясное дело, вечер заметно испортился. Гости, почувствовав себя неловко, стали разбредаться по домам. Я закрыла глаза и уселась в уголок.

— Эй, — робко начал Ричард.

— Здоровались, — буркнула я.

— Детка, не бери в голову…

— Разрыдалась бы, да сил нет!

На какое-то время болтуны прекратили «содержательную» беседу и уставились на Ливви с Майклом. Все-таки они очень красивая пара, словно два голубка!

— Поверь мне, ты тоже однажды встретишь свою судьбу. Не удаляй страничку из Интернета, и это случится совсем скоро!

— Я иногда выхожу из дома. Есть друзья и любимая работа. Молодой человек найдется сам собой, поверь. Сомневаюсь, что анкета сильно поможет в решении интимных проблем.

— Милая, не будь занудой! Большую часть свободного времени ты проводишь со мной или Табитой. Прямо скажу, не лучшая компания, чтобы искать спутника жизни. Таб замужем, ей не надо участвовать в охоте на мужчин. Да и я вряд ли познакомлю с приличным мужиком.

Слова прозвучали обидно.

— Сам ты зануда! Хочешь сосватать мне патлатого программиста, который день и ночь проводит в Интернете?!

— Сегодня все бродят по сети: покупают, продают, знакомятся, занимаются сексом, и лишь кое-кто по старинке просиживает задницу в баре!

Я поморщилась. Ричард махнул рукой:

— Тогда больше не жалуйся на одиночество! Приятель намеренно уколол мое самолюбие, но, возможно, он был прав. До сих пор поиски не увенчались успехом. Очевидно, пришло время сменить тактику.

— Хотя бы зайди на сайт, посмотри, кто заполнил анкеты. Вреда от этого не будет.

— Ладно, подумаю.

Тут к нам подошла Мэдди и растерянно произнесла:

— Ну и штучка эта Кара! — Затем подруга сообщила причину своего недовольства: — Я рассказывала, что занимаюсь танцами, а она взяла и вставила: «В зрелом возрасте на танцульки бегать? Ха-ха-ха!» Чертова курица! На себя бы посмотрела!

Я выхватила у Ричарда сигарету и сделала затяжку, пока сестра смотрела в другую сторону.

— А сама изображает мисс Невинность, — продолжила разъяренная Мэдди. — Бедный Дэн, она из него, наверное, веревки вьет.

— Он славный малый, — вставила я, — просто не вступает в пререкания со своей дурой на публике.

— Да какая вообще разница! — Мэдди подвела итог своей филиппике и быстро повернулась к Ричарду: — Убедил?

— И ты туда же?!

— Да ладно, встретишься с ребятами, весело проведешь время, терять-то нечего, — подмигнула подруга.

— Кроме уважения к себе. Хотя кто не рискует — не пьет шампанского! А что, пожалуй, схожу на свидание, если и ты разместишь анкету на сайте, — обратилась побежденная к подруге.

— Легко. Правда, я не стану искать серьезных отношений! В отличие от некоторых буду прыгать от удовольствия, радуясь каждой интрижке, которую подбросит судьба.

— Раз уж наша сердцеедка Мэдди согласна составить компанию недотроге Джесс, то деваться некуда, — подхватил Ричард.

— Хорошо, — миролюбиво закончила я, — но только три свидания. Не больше!

— Фантастика! — всплеснул руками Дик. — Она согласилась!


Глава 2

<p>Глава 2</p>

Боже! В почтовом ящике лежало ровно тридцать семь писем от таинственных незнакомцев. Я даже раскрыла рот от удивления. Кстати, должна признаться, что ощутила легкое волнение, когда представила, как буду открывать странички и находить ответы на самые разнообразные вопросы типа «Сколько вы зарабатываете?» и «Хотите ли иметь детей?». Конечно, не факт, что хитрецы ответят правду, ведь часто люди приукрашивают свой виртуальный портрет. Например, в одном журнале я прочла обзорную статью о том, как часто британцы занимаются любовью. Там же были приведены данные соцопроса, которые показали: люди в несколько раз преувеличили свои сексуальные подвиги. Вот и верь после этого словам!

Я прибежала в офис к шести утра, чтобы спокойно побродить по виртуальному супермаркету мужей. В такую рань нечего бояться, что кто-то из коллег незаметно подойдет сзади и заглянет в монитор, а потом расскажет коллективу о твоих проблемах в интимной жизни. Для начала хотелось посмотреть, что представляет собой сайт.

Чтобы попасть в закрома, пришлось ввести пароль. Все выглядело очень прилично. Я открыла поиск и заполнила анкету, где указала, какие мужчины могли бы привлечь мое внимание. Через секунду на экране появился список тех, кто удовлетворяет заданным требованиям. Машина выдала три тысячи четыреста пятьдесят шесть совпадений! И у каждого была как минимум одна фотография и подробная анкета!

Боб под номером 764 выглядел довольно прилично. Так, открываем ссылку. Появилась небольшая фотография, однако нетрудно было рассмотреть, что у него голубые глаза и милая улыбка. Может, Боб и есть моя вторая половинка? Неужели и вправду так легко в глобальной сети найти мужа, жениха или любовника? В тот момент все казалось возможным.

А вот еще один аппетитный тип, по фамилии Креспо. Похоже, он смог бы выполнить самые заветные желания любой девушки. Представляю себя на месте счастливицы…

Услышав шорох за спиной, я моментально закрыла все «окна». В кабинет вошла Табита.

— Предупреждать надо! — Сердце колотилось как бешеное. — Каким ветром занесло тебя в офис в такую рань? На часах полседьмого!

— С удовольствием задам тот же вопрос. Мы снимаем сюжет об островах Большого Барьерного рифа [4]. Надо сделать звонок в Австралию. Телефонный разговор из дома влетит в копеечку, — сказала Таб и ткнула пальцем в монитор. — Надеюсь, добавишь его в список потенциальных кавалеров? Джесс Монро, это твой тип мужчины!

— То есть? — нахмурилась я: не хотелось признавать собственную предсказуемость.

— Поэтичные натуры, романтики без гроша в кармане. Те, что однажды станут кумирами, если кто-то разглядит в них талант.

Подруга попала в точку. И неудачник-поэт, и бесталанный музыкант числились когда-то моими ухажерами. Причем последнему я как дурочка посвятила лучшие годы жизни.

В течение нескольких лет я оказывала Натану моральную и материальную поддержку, пока тот безуспешно пытался пробиться в мир шоу-бизнеса и записать первую пластинку. Гад ушел год назад ради двадцатилетней пигалицы, у которой не было мозгов, зато имелось приличное состояние. Расстроенная, я решила, что с творческими личностями раз и навсегда покончено!

— Солнечная Австралия подождет, — сказала подруга, придвинув стул поближе к экрану. — Посмотрим, кто тут еще есть.

Следующие полчаса мы просто блуждали по сайту. Казалось, что познакомиться хотела по меньшей мере треть мужского населения Британии: от прыщавого юнца семнадцати лет до самого дряхлого старика.

— Ты только посмотри, что пишет жирдяй! — крикнула я, открыв страничку номера 74. — Цитирую: «По понедельникам и четвергам инициатором буду я, по пятницам и воскресеньям — ты».

— Может, он и будет проявлять активность, но при подобных внешних данных вряд ли кто-то захочет заниматься с ним сексом «по пятницам и воскресеньям», — рассмеялась Таб.

Открылась дверь, и вошла Дженис, исполнительный продюсер передачи. Пришлось торопливо нажать кнопку «выход».

— Какие люди — и без охраны! Сарказма начальнице не занимать.

— Нужно сделать телефонный звонок в Австралию по поводу сюжета об островах Большого Барьерного рифа, — выкрутилась Табита. — А Джесс ночевала у меня, поэтому тоже пришла на работу рано.

Я решила не вступать с Дженис в диалог и молча улыбнулась.

— Пусть так, — кисло улыбнулась леди-босс и прищурилась с подозрением: — Надеюсь, вы положите начало замечательной традиции и наконец-то перестанете опаздывать.

Наш офис, как никогда, напоминал аквариум, в котором плавают пираньи, и одна из них — Дженис. Хищница скрылась в своей берлоге, а я снова открыла ноутбук.

— Хорошо поработали, — улыбнулась Таб. — Такими темпами мы выдадим тебя замуж к лету!

* * *

Я вприпрыжку бежала к автобусной остановке, держа в одной руке сумочку, а в другой пакет со спальными принадлежностями. Ливви и Майкл отмечали седьмую годовщину свадьбы и в честь этого знаменательного события решили выбраться в Дорчестер [5]. Я, как обычно, вызвалась посидеть с детьми, пока родители не вернутся. Так выйдет дешевле. Кроме того, я и сама обрадовалась возможности провести вечер с племянниками. В доме сестры всегда тепло и уютно. Мне нравилось приходить к ним в гости и представлять, что через пару лет я тоже создам семью и рожу двух прелестных ребятишек.

Ливви познакомилась с мужем в Бристоле. Майкл изучал медицину в университете, а старшая Монро проходила курс физиотерапии в университетской поликлинике. «Как только я увидела его в одном из баров студгородка, то сразу поняла — нам суждено быть вместе» — подобными словами сестренка всегда заканчивала историю знакомства с Майклом. Мама тоже любила вспоминать первую встречу с отцом, хотя каждый раз рассказывала о ней по-новому.

А моя личная жизнь до сих пор складывалась не так удачно. Я ждала принца. Родительница с детства внушала ненаглядным девочкам, что сердце — лучший советнике любовных делах. Сердечко Ливви радостно забилось, когда она встретила Майкла. Мое не реагировало даже на сногсшибательных мужчин. В юности легко надеяться на чудо. Но взрослый человек со временем перестает верить в сказки. Тогда наступает разочарование, ведь прекрасные идеалы оказываются нежизнеспособными в нашем непростом мире.

После рождения Мэтью сестра и Майкл переехали в огромный дом в местечке Далидж. Здесь находилась престижная частная школа «Далвич-колледж» [6], куда родители планировали отдать первенца.

Я подошла к калитке с надписью «Осторожно! Злая собака».

— Привет!

Открыл Майкл. На нем был черный костюм и темно-серый галстук.

— Собираетесь на похороны?

— Ну и шуточки, сестренка.

Ливви положила руку на плечо мужа, а тот поцеловал ее в нос.

— Комнату не забыли забронировать?

— Нет. — Зять взглянул на часы: — Кстати, если отправимся прямо сейчас, то успеем воспользоваться номером до ужина.

Он направился в гостиную, а мы с сестрой остались наедине.

— Дети уже поели. Осталось проследить, чтобы перед сном они умылись и выпили по стакану молока.

— Не волнуйся. Кое-кто о них позаботится, а ты пока подумай о Майкле.

— Мы чудесно отдохнем, большую часть времени проведем в постели. — Глаза сестры сияли от радости.

— Завидую! А неудачнице остается только заняться на досуге бегом трусцой. Единственный шанс услышать рядом учащенное мужское дыхание.

— Джесси, немного терпения! Еще чуть-чуть, и ты встретишь замечательного молодого человека. Кстати, как дела на сайте?

— В первый день пришло около сорока сообщений.

— Как здорово! Вдруг кто-то из кандидатов действительно будет достоин руки и сердца? Раньше люди ждали писем неделями, а теперь заветные конвертики приходят в электронном виде за считанные доли секунды. Ты будешь счастлива, знаю. Поверь, мужа найти легче, чем сохранить семью!

Она наклонилась, чтобы подобрать с пола заколку Эмили.

— Пока я просто заходила на сайт, чтобы посмотреть, что он собой представляет, кто присылает анкеты…

— Когда уложишь детей спать, компьютер в кабинете Майкла будет в полном твоем распоряжении. Можешь смотреть на своих потенциальных кавалеров сколько угодно и не бояться, что кто-то будет дышать тебе в спину.

— Ну что, готова?

Зять держал в руках дорожную сумку. Дети стояли у двери. Казалось, Мэтью и Эмили особо не жалели, что их оставляют с тетей, которая, кстати, иногда позволяла им больше, чем родители.

— Тетя Джесс, можно включить мультик «Человек-паук»? Ну пожа-а-а-алуйста! — начал просить мальчуган, как только родительская машина завернула за угол.

— Лучше «Астасию», — заявила племяшка, очевидно, имея в виду мультфильм «Анастасия», который видела уже раз двадцать.

Слава Богу, муж сестры зарабатывает достаточно, поэтому в доме два DVD-плейера. После того как малыши выпили по стакану молока, я оставила их в разных комнатах, каждого за своим мультфильмом, а сама направилась на второй этаж, в кабинет Майкла, и уселась перед компьютером.

Пока устанавливалась связь с провайдером, я осмотрела кабинет. В эту маленькую комнатку с трудом влезла бы даже односпальная кровать. У стены стоял стол красного дерева. На нем располагался компьютер, а в углу примостилась свадебная фотография хозяев дома.

Хорошо помню этот день. Мне двадцать семь, наличном фронте без перемен. Я могла похвастаться только мимолетной интрижкой с Грегом, серфингистом из Австралии, жутким пижоном. Мне казалось, что кавалер неразговорчив, но вскоре стало понятно, что этому недоумку просто нечего сказать.

Я не решилась пригласить его на свадьбу сестры главным образом потому, что такого бездаря представлять семье стыдно. Кроме того, на торжество приехали прелестные племянницы зятя, и мой ветреный ухажер мог спокойно приударить за одной из них.

Целый день гости не унимались. Всем было интересно, когда настанет очередь младшенькой Монро идти к алтарю. К концу праздника я чуть было не сделала официальное заявление: «На сегодняшний день у меня нет нормального молодого человека, который мог бы позвать меня под венец. Считайте меня позором семьи!»

Я открыла почтовый ящик. Накопилось уже сорок восемь писем. Чтобы как-то исправить ситуацию, пришлось погрузиться в чтение.

«Привет! Меня зовут Саймон…»

На снимке оказался загорелый молодой человек с темно-русыми волосами. Фото сделано, без сомнения, на пляже. Что ж, неплохое начало…

«Черт!» Забывчивая тетя посмотрела на часы и встала. На часах десять, Мэтью и Эмили давно пора спать.

Я побежала в спальню сестры. Эмили уснула на кровати родителей. Мультфильм давно кончился, плейер отключился, по телевизору шли вечерние новости. В гостиной Мэтью все еще смотрел «Человека-паука», наверное, по второму разу.

— Пора спать! Обещай не рассказывать родителям, что я позволила вам засидеться допоздна.

— За сказку на ночь!

— Надо же быть таким коварным! Вы, молодой человек, далеко пойдете.

К концу третьей страницы комиксов про человека-паука малыш спал сладким сном.

Я очень люблю племянников. Когда-нибудь в будущем обязательно заведу пару-тройку ребятишек.

Мэдди, например, тоже хочет иметь детей, хотя признает, что еще не нагулялась. А вот Кара всегда говорила, что терпеть не может пеленки и вопли младенцев. Возможно, это и к лучшему. Бедные зайчата! Тяжелое выпало бы им детство с такой мамашей.

Однажды Ливви заявила, будто очень гордится тем, что стала матерью. Любовь к ребенку и забота о нем наполняют жизнь любой женщины смыслом.

— В юности было неплохо. Но все равно счастливей, чем материнство, времени нет!

Понятно, что имела в виду сестра. В тридцать четыре я тоже начала уставать от одиночества. Некоторые женщины способны наслаждаться жизнью и без детей. Увы, я не из таких. Поехать с подружками на курорт, напиться шампанского и прийти домой пьяной — без проблем. Да только вечная свобода вряд ли будет в радость.

Кто знает? Может, Кара в конечном итоге оказала мне большую услугу и встреча с мужчиной моей мечты не за горами? В любом случае решение принято: завтра же список будет сокращен до трех человек, и первое свидание состоится совсем скоро.


Глава 3

<p>Глава 3</p>

Привет! Я Саймон. Мне тридцать пять. Обожаю спорт, могу похвастаться черным поясом по дзюдо. Мое хобби — самолеты, в ближайшем будущем хотел бы получить лицензию пилота-любителя.

Работаю в одном из рекламных агентств Уэст-Энда: придумываю лозунги и сюжеты для рекламных щитов. Если познакомимся и придется представить тебя моей мамуле, то ни в коем случае не говори, какую непристойную жизнь я веду. Ведь она свято верит, что сынок служит вышибалой в публичном доме ©.

Люблю риск и приключения, а поэтому подругу ищу себе под стать — веселую и смелую.


Я ответила на письмо Саймона, назначив свидание в итальянском ресторанчике «Добрый вечер». Субботний денек, май, восхитительная погода, обед под открытым небом, тихая улочка в районе «Ковент-Гардена»… Неплохое начало для возможного романа. Ну а если очаровательный принц окажется занудой или омерзительным типом, есть и план отступления. В случае чего в четырнадцать тридцать у меня якобы назначен визит в парикмахерскую. Другое дело, если все пойдет как по маслу. Тогда вынужденный уход (гениальная мысль!) при ведет знакомого по сети в уныние, и он сам попросит о новой встрече.

Все родившиеся под знаком Тельца обязательны и пунктуальны. Я не исключение из правил и поэтому никогда не опаздываю. Вот и в «Добрый вечер» пришла раньше назначенного времени и уселась за столик на террасе так, чтобы были видны посетители ресторана. До сих пор «итальянцев» своим присутствием почли только одинокая женщина и пожилая супружеская пара.

Прошло десять минут. Саймон пока не появился. А я уже практически выучила наизусть меню и уныло оглядывалась по сторонам, пока наконец не заметила, что у пешеходного перехода стоит мужчина и смотрит в мою сторону. Этот тип смутно напоминал фотографию, которую прислал незадачливый ухажер.

Загорелся зеленый свет, и незнакомец очутился рядом. Ого! Да он просто восхитителен, настоящий Харрисон. Форд в молодости! Таких красавчиков Мэдди сокращенно называет «СБД» — «сойдет и без джина».

— Привет! Ты Джесс?

Он протянул мне руку. Я молча кивнула в ответ. Обоим было не по себе. «Может, товарищ ожидал встретить Софи Марсо, а увидел Марселя Марсо», — подумала я.

В надежде разговорить молчуна я улыбнулась одной из своих самых очаровательных улыбок:

— Рада знакомству.

Тридцать два зуба, выставленные на всеобщее обозрение, не спасли положения. Саймон по-прежнему переводил взгляд с предмета на предмет.

— Давай войдем внутрь, ладно?

«Ну уж нет, не для того ты, глупышка, притащилась сюда заранее и заняла столик под открытым небом, чтобы теперь сидеть в помещении!» — мысленно возмутилась я.

— Посмотри, какой чудный солнечный день. Небо такое голубое, ни облачка. Неужели ты правда хочешь сидеть в душном зале?

Казалось, Саймон не слушал. Потом он вдруг спохватился и смущенно промямлил:

— На улице мне может стать дурно. В мае у меня случаются приступы аллергии, я покрываюсь пятнами. Что поделаешь, сенная лихорадка.

Я недоверчиво посмотрела на него и пожала плечами. В зале стеснительность кавалера как ветром сдуло. Саймон улыбнулся голливудской улыбкой! Первое свидание и (какая удача!) с настоящим красавцем! Интернет все-таки великое изобретение.

Короткие темно-русые волосы мачо были подстрижены «ежиком», а легкий загар подчеркивал голубизну светлых глаз. Так бы и смотрела весь день.

— Определилась с заказом?

О Боже! Он заметил, что я как глупышка целый час таращусь на него.

— Да, у меня хорошая зрительная память, беглого взгляда бывает достаточно, чтобы запомнить текст.

Правда? Завидую, я-то ношу линзы, и поэтому приходится напрягать зрение. Да и запоминать стало гораздо сложнее. Интересно, почему же такая девушка, как ты, ищет знакомства через Интернет?

Признаться, прямота вопроса очаровательного мужчины сбила с толку младшенькую Монро.

— Ты тоже на Квазимодо не похож и тем не менее сидишь на сайте знакомств.

— Горб совсем недавно отвалился. Оба прыснули.

— На самом деле я не помещала никаких объявлений. Это друзья сюрприз на день рождения устроили.

— Понятно, — кивнул собеседник. — В любом случае очень рад, что ты не струсила и решилась ответить… Пока не принесли вино, хочу поднять этот бокал с водой в твою честь. За встречу!

«Вино», «первое свидание», «поднять бокал в твою честь» — хороший знак. Конечно, слова звучат несколько патетично и старомодно, но, видимо, очаровашка Джесс красавчику приглянулась. Если бы все знать наперед, ведь через полчаса придется уходить к мнимому парикмахеру! Я прокручивала в голове различные варианты, тщетно пытаясь найти предлог, чтобы остаться с Саймоном.

Мы наперебой принялись рассказывать друг другу о детстве. Оказывается, принц на белом коне вырос в Кенте, у него два брата, и все они окончили частный университет в местечке Танбридж-Уэллс [7], отец работает менеджером в банке, а мама занимается домом и семьей. А я поведала Саймону о сестренке Ливви и о стариках.

— Знаешь, забавно порой наблюдать, как люди меняются со временем. Например, мама до сих пор потрясающе выглядит, хотя с годами она стала проводить куда больше времени у телевизора. Говорят, это признак приближающейся старости, если не маразма. Даже на отца не обращает никакого внимания, пока включен ящик.

— Вот уж не думал, что ты такого плохого мнения о телевидении. А в письме утверждала, что работаешь продюсером в передаче «С добрым утром, Британия!». — Красавец был искренне удивлен.

— И почему все считают, что работать на телевидении весело и интересно? Такая же рутина, как везде. Особенно если находишься «за кадром» в передачах вроде нашей.

— Ладно, не скромничай, мне, например, нравится ваша программа. Частенько усаживаюсь перед теликом и смотрю «Британию» от начала до конца. Порой даже работу откладываю до рекламной паузы.

— Боюсь предположить, что приходит на ум в перерывах между материалами о садоводстве и кулинарии!.. Расскажи теперь про свою работу.

— Тружусь в компании «Джи-эф-ди-си», придумываю рекламу для печатных изданий — газет и журналов. И честно сказать, мечтаю переквалифицироваться и делать ролики для кино или ТВ.

Я много слышала о «Джи-эф-ди-си». Если мне не изменяет память, однажды мы делали сюжет об одном из ваших щитов, посвященных какому-то маргарину. На нем вроде бы была изображена полуобнаженная модель, которая билась в оргазме? Мы получили тысячи возмущенных писем от зрителей и не могли, что называется, пройти мимо…

— Это моя идея — про оргазм, — не без гордости заметил Саймон. — В рекламном ремесле возмущение почти то же самое, что всеобщее признание. Лучше пусть ругают, чем вообще ничего не говорят.

Принесли заказ. Мой кавалер намазал острым соусом чили кусок чесночного хлебца, а я принялась за салат с романтическим названием «Ницца», есть который мне совершенно не хотелось. Вероятно, потому, что напротив сидел еще более аппетитный субъект.

— Почему не ешь? — поинтересовался мой собеседник.

— Да вот приносят всякую гадость. Эх, не надо было показывать официанту язык!

— А ты забавная и симпатичная. Ума не приложу, почему ты вообще пришла на встречу? Мужчины за тобой, наверное, толпами бегают.

Славный малый заставил скромницу Джесс покраснеть. Хотелось надеяться, что щечки покрылись милым розовым румянцем, а не пошли пунцовыми пятнами, как обычно.

— Не поверишь, больше года ни с кем не встречалась, — созналась я, правда, затем поправилась: — По крайней мере серьезно.

Саймон положил в рот кусочек хлебца и спросил о прежних связях.

— Последним был Натан. Потратила пять лет. Знаю, срок довольно большой, и, если честно, невыносимо стало только в конце… Хотя начиналось все очень недурно.

Я подняла глаза на Саймона. Он уставился на входную дверь, внимательно изучая новых посетителей ресторана.

— Извини, скрип двери постоянно отвлекает. Ума не приложу, почему так хочется посмотреть, кто на этот раз зашел?

— Понимаю, такое бывает.

Естественно, мне хотелось услышать и о его личной жизни.

— Отношения с прежней девушкой закончились полгода назад, а длились около трех лет. Любовь медленно, но верно умирала. К тому же моя пассия мечтала уехать в Австралию, что, собственно, в итоге и сделала.

Кто тут говорит о грусти? Наоборот, сердце готово выпрыгнуть из груди от радости! Хотелось закричать на весь ресторан! Красивый, умный, веселый, обаятельный, готовый на длительные отношения!.. Боже мой, неужели в кои-то веки повезло?

Волшебный принц посмотрел на часы:

— Четверть третьего. К парикмахеру не опоздаешь?

Черт, черт, черт! И зачем меня дернуло выдумать эту чушь про стрижку? Теперь придется тащиться домой, в пустую квартиру, и таращиться весь вечер в ящик, просматривая очередной пиратский фильмец.

— Не беда, можно перенести встречу с парикмахером, — улыбнулась я. Если врать, то убедительно. — Мы с Марио давно знаем друг друга, я его самый преданный клиент. И он не потребует неустойку.

— Позвони, а я закажу еще бутылочку вина. Эх, бедняга, знал бы ты, что мою парикмахершу зовут Колин! Итак, я, хитрая лиса, набрала домашний номер и оставила на автоответчике сообщение: «Добрый день! С вами говорит Джесс Монро. У меня назначена стрижка на четырнадцать тридцать у Марио. Не будете ли вы так любезны передать, что я не смогу подъехать? Спасибо».

— Вино скоро принесут. Знаешь, я хотел сказать, что очень рад встрече с тобой.

Я опять раскраснелась и выдала:

— А ведь ты первый человек из Интернета, с кем я осмелилась познакомиться.

— Малышка, считай, что сорвала джек-пот с первой попытки. — Он наклонился и поцеловал меня в нос. — Извини, не смог сдержаться.

Честно говоря, я была бы не против, если бы его губы опустились немного ниже.

— А на скольких свиданиях ты уже побывал до меня?

Саймон начал молча загибать пальцы. Десять, двадцать, тридцать, сорок два… Заметив, что я растерялась и сбилась со счета, очаровательный принц засмеялся:

— Если серьезно — на двух. Ты третья.

Я сделала большой глоток вина для храбрости и выпалила:

— А виделся с кем-нибудь из этих девушек еще раз?

— Нет, они не в моем вкусе.

— А какие нравятся?

— Например, такие, как ты.

Он перегнулся через столик и поцеловал меня в губы. Не судите строго — я просто не смогла устоять. Давненько не выдавалось такой прекрасной субботы! Наконец, чтобы соблюсти хоть какие-нибудь приличия, я отстранилась.

Он коснулся моей руки:

— Наверное, ты догадалась, что я хотел бы встретиться с тобой снова.

Дверь за спиной скрипнула.

— Хорошо, напишу письмо, назначу место и время.

— Неплохая идея.

На следующей неделе годовщина совместной жизни у Ричарда и Ларса, я, естественно, приглашена, но ради Саймона брошу все и пойду на край света.

— Знаешь, так страшно было собираться на первое свидание вслепую…

Я уже почти призналась, что придумала встречу с парикмахером на случай, если Саймон меня разочарует. И тут вдруг заметила, что с моим новым знакомым творится что-то неладное. Он опустил глаза и нагнул голову.


Глава 4

<p>Глава 4</p>

Я приехала в гости к Ричарду и Ларсу, которые праздновали годовщину совместной жизни. Парочка решила с размахом отметить круглую дату и пригласила кучу гостей. Хозяева ждали двадцать человек, однако пока заявились только сердцеедка Мэдди и благоразумная Табита с мужем. Все окружили меня, прирожденную неудачницу, и принялись расспрашивать, как прошло первое свидание с кавалером из Интернета. Я рассказала друзьям горькую правду: молодой человек сбежал, оставив счет на приличную сумму.

— Он женат, нет никаких сомнений! — подвел итог Дик, давая понять, что дискуссия окончена.

— Что-то я не заметила обручального кольца на безымянном пальце этого негодяя.

— Дорогая, твой Саймон не идиот, чтобы так подставляться! Естественно, хитрец выдал себя за холостяка, иначе рыбка бы не клюнула.

Джесси права, — вмешалась Таб. — Наверняка есть другое объяснение его поступку. Например, парню внезапно позвонили, сообщили неприятную новость, и бедняга вылетел стрелой из ресторана, забыв попрощаться с дамой сердца.

Дик только язвительно ухмыльнулся:

— Конечно, так спешил, что скрылся через кухню. Наверняка торопился к теще на именины. Милая, ты просто хочешь подсластить пилюлю. На самом деле приятель просто устал от семейной жизни и решил потрахаться на стороне.

Присутствующие укоризненно посмотрели на Ричарда, а тот возмутился:

— Ну вот, нельзя назвать вещи своими именами! Я съежилась в кресле, в глубине души понимая, что ироничный друг попал в точку: мерзавец Саймон действительно хотел одного секса, я, толстушка Джесс, не понравилась ему, и он попросту смотался от назойливой девицы. Хотелось поехать домой, разрыдаться, влезть под теплое одеяло и больше никогда не выходить на улицу. А теперь я вынуждена сидеть в чужой квартире и поздравлять счастливую пару с первым юбилеем.

— Так почему же подлец сбежал, когда был так близок к победе? — спросила я.

Нелогичность поведения Саймона не укладывалась в голове, и я снова и снова, как мазохистка, прокручивала в памяти события вчерашнего свидания. Гости задумались, а Ричард настырно продолжил допрос:

— Может, какая-то необычная деталь бросилась тебе в глаза? Зацепки остаются всегда. Подумай хорошенько!

— Нет, ничего странного не заметила.

— Кто входил в ресторан?

— Люди! — рассмеялась Джесс. — Вообще-то я не видела посетителей, так как сидела спиной к дверям.

— Все ясно. — Ричард, подражая Коломбо, почесал подбородок. — Значит, кто-то напугал незадачливого ухажера, так?

— Точно, в «Добрый вечер» ворвались вооруженные бандиты и потребовали денег.

— Очень смешно, — пробурчал доморощенный детектив. — Мы пытаемся понять, в чем проблема, а от тебя никакой помощи! Хочешь на всю жизнь остаться старой девой — флаг в руки, только не жалуйся потом на одиночество.

— Ладно, не ругайся, — миролюбиво сказала я. — Попытаюсь вспомнить. Он действительно отвлекался каждый раз, когда кто-то входил. Но Саймон сам сказал, что хлопанье двери его раздражает. Ловелас не стал бы специально возбуждать подозрения.

Табита и Мэдди закивали в знак согласия.

— Наоборот! Хитрый лис объяснил свое странное поведение, чтобы усыпить твою бдительность.

— Кстати, еще кое-что пришло на ум. Вчера выдалась замечательная погода, я заняла столик под открытым небом, но Саймон отказался сидеть на улице.

Ричард всплеснул руками:

— Вопросов больше не имею! Подозреваемый опасался, что кто-то заметит его с незнакомкой. Жена, ее друзья или родственники, очевидно, заглянули в ресторан, и донжуан смотал удочки!

Я еще больше расстроилась — сказочный принц превратился в мерзкую жабу.

Раздался дверной звонок, и Ларе пошел открывать.

— Не вешай нос! Уверена, скоро ты познакомишься с прекрасным человеком. Сотни мужчин мечтают о такой восхитительной девушке! — успокаивала меня добрая Таб.

— Вот именно — мечтают! Лучше бы проявили инициативу!

В комнате воцарилась напряженная тишина. Вошла Кара.

— Эй, вы что молчите? Спиритический сеанс устроили? — ехидно спросила опоздавшая.

— Если бы! Просто Джесс только что рассказала, как прошло ее первое свидание с незнакомцем из Интернета. Все потрясены, — ляпнула Табита.

Лицо стервы засияло от восторга. В этот момент она была похожа на Ганнибала Лектора, собирающегося полакомиться свежей человеческой печенкой.

— Отсюда поподробнее! — промурлыкала она.

— Ничего особенного не случилось. Мы мило провели время, но поняли, что не созданы друг для друга, — поспешила ответить я.

Кару не убедили мои слова. Она внимательно оглядела присутствующих. Ларе покраснел, Ричард уставился в одну точку, Мэдди опустила глаза. Только Уилл сохранял спокойствие.

— Выкладывайте правду!

— Подлец сбежал со свидания. Они, — я показала рукой на сладкую парочку, — утверждают, что Саймон женат.

Какой нахал! Ты не запомнила его адрес? — Это произнес Дэн, дружок отвратительной Кары. — Думаю, стоит разобраться с негодяем. Правда, ребята? — Он посмотрел на друзей-гомосексуалистов, ища поддержки, и потом поправился: — По крайней мере мы с Уиллом с удовольствием научим его хорошим манерам.

— Кто знает, вдруг все, что этот циник рассказал о себе, — сплошная ложь?

На глаза навернулись слезы. Присутствующие уставились на меня, совсем раскисшую. Слава Богу, кто-то постучал в дверь, и внимание переключилось на нового гостя. Ларе подошел ко мне и тихо спросил:

— Расфе фы не оп менялись адресами в почте? — После нескольких бокалов вина его датский акцент становился заметнее.

— Ага, было дело…

— Напижи: «Почему ты спежал?»

— Надо говорить «напиши» и «сбежал», — поправила я. — Зачем наступать на одни и те же грабли дважды? Нет, у мисс Монро достаточно гордости, чтобы не просить обидчика о чем-либо. Впрочем, хватит о грустном! Давайте веселиться!

Расстроенная, я натянула ослепительную улыбку. Я шутила и смеялась, хотя на душе скребли кошки. Меня терзала мысль: «Саймон не убежал бы, окажись ты хоть чуточку красивее, умнее, обаятельнее!..»

* * *

На следующее утро я с трудом подняла голову с подушки. В памяти всплыли вчерашние события: я окончательно и бесповоротно напилась. Осушала бокал за бокалом, надеясь, что алкоголь поднимет настроение. К ночи гости разошлись, а самые стойкие собрались на кухне. Ларе поставил новый альбом Гарта Брукса [8]. Ричард придумал забавную игру: один участник загадывает песню (лучше всего ковбойскую или в стиле кантри) и напевает пару строк, а остальные угадывают название. Конкурс открыла Таб, исполнив «Давай поцелуемся в последний раз». Когда Ричард затянул: «Пусть рот давно прогнил, но сердце еще живо», — я отпросилась в туалет. Что случилось дальше? Наверное, хозяин дома нашел пьяную дуру спящей в пустой комнате, где была свалена одежда гостей. Меня вырвало на розовую курточку из замши, видимо, принадлежавшую Каре…

Воспоминания прервал противный звук. Под ухом затрещал телефон.

— Алло! — гаркнула я в трубку.

— Привет, тыковка! — весело поздоровалась Ливви. — Хочу напомнить, что сегодня мы едем к родителям на обед.

— Черт! — Сон мгновенно прошел. — Только не говори, что уже воскресенье!

— Так и знала, что забудешь! Даже не пытайся остаться дома! Слышишь, бесстыдница?! В час дня надеюсь увидеть тебя у предков.

— Сестренка, пожалей малышку! Я так здорово напилась вчера, еле на ногах стою. Скажи мамуле, что младшенькая с племянниками прибудет позже.

— Не получится. У Эмили с утра заболел животик, поэтому дети с Майклом остаются дома…

Пришлось выпить четыре чашки крепкого кофе без сахара, чтобы прийти в нормальное состояние. Мысленно ругая себя за непредусмотрительность, я надела вчерашние шмотки и вприпрыжку побежала к стоянке, где ютилась машина.

Дело было в том, что наша родительница обожает, когда дочки являются к ней при параде. С самого детства она твердила нам, что приличные девушки не носят широкие джинсы и длиннющие свитера. Мамаша наряжала своих «маленьких куколок» в накрахмаленные платья, каждое утро выдавала свежие носочки и платки, повторяя: «Только красивые и опрятные добиваются успеха». В результате на все дискотеки мы отправлялись в деловых костюмчиках и скромно стояли в углу, завидуя развязным сверстницам, приходившим в кожаных брюках или блестящих топах. В конечном итоге Ливви стала покупать модные вещички и прятать их под кровать. Из дома она выходила в образе Белоснежки, а в школу заявлялась в крутом прикиде. Через три года младшенькая отважилась в первый раз проделать то же самое. И пошло-поехало.

Дорогие читатели, теперь мы с Ливви живем отдельно от родителей, поэтому большую часть времени можем одеваться как вздумается, но вот когда едем на воскресный обед, неизменно напяливаем что-нибудь приличное. Теперь вам понятно, почему показаться маме на глаза в прокуренном свитере, джинсах и туфлях на платформе (я впопыхах натянула первое, что попалось под руку) значило совершить большую ошибку.

Надо признаться, миссис Монро совсем не походит на провинциалку. Даже в небольшой деревеньке, куда перебрались к старости родители, она пыталась установить свои правила и всегда одевалась с элегантностью Жаклин Кеннеди.

Увидев неряшливо одетую дочку, мама скривила рот:

— Ты что, курила? Пахнет табаком! Я вопросительно подняла глаза.

— Нет, просто ночевала у Ричарда. Вчера они устраивали вечеринку, все закончилось поздно…

— Джесс, переоденься! В таком виде нельзя садиться за стол.

Ливви опоздала на двадцать минут. Я уже успела облачиться в розовую двойку и белую юбку.

— Выдали запасной костюм? — улыбнулась старшенькая.

— Ага. Пришла сдуру во вчерашнем.

— Была на вечеринке? Подцепила кого-нибудь?

— У Ричарда с Ларсом? Не смеши!

Мама поставила на стол огромную тарелку тушеных овощей.

— Где ваш отец? Я сто лет назад послала его за клубникой…

Через пару минут папа въехал во двор на стареньком «бентли». Дочки отправились открывать дверь.

— Дорогие девочки! — воскликнул он и протянул нам две корзинки свежих ягод.

Вообще говоря, Алан Монро — крайне добродушный человек и большой выдумщик. В будние дни он заседает в совете директоров мебельной компании, в чьих магазинах всегда идут распродажи. А в выходные переселяется в гараж, где корпит над изобретениями. Честно сказать, отец просто отводит душу, возясь с техникой, так как его «игрушки» не получают широкого признания масс. Лишь однажды журнал «Инновэйшенс» опубликовал небольшую заметку о папиной «чудо-пепельнице-подставке для банок с напитками», предназначавшейся для автомобиля.

— После обеда покажу вам новую штучку! — подмигнул старик.

Наконец мама принесла мясо, и мы уселись обедать. Я подумала: «Как здорово, что можно собираться вот так, всем вместе, есть, разговаривать, советоваться, спорить…»

— Как поживают мои замечательные внуки? — поинтересовался дед.

Ливви улыбнулась:

— У Эмили с утра болел живот. Но в целом ребятишки в порядке.

Отец повернулся к младшенькой.

— К сожалению, у меня детей пока нет. И мужа тоже, — заметила я.

— А на примете?

Так и знала, что все закончится допросом о личной жизни!

— Не-а.

Я быстро запихала в рот огромный кусок картошки и принялась жевать, давая понять, что разговор окончен. Не тут-то было!

— Скоро и на нашей улице будет праздник, так? — вмешалась сестренка.

— Неужели?

Мама всплеснула руками, а я подавилась.

— Да, я разместила анкету на сайте знакомств. Родители удивленно переглянулись.

— Это правда? — спросила мама.

— Не совсем. На самом деле Кара преподнесла мне сюрприз надень рождения,.

— Надеюсь, ты не станешь позориться?

— Отнюдь. Друзья и Ливви уговаривают меня дать делу ход.

— Солнышко, — обратились предки к старшей дочке, — как ты позволяешь сестре заниматься такой ерундой? Стыдно!

— А что такого? — вмешалась я. — Тысячи людей находят свою половинку по Интернету!

— Зайка, но ведь те мужчины, которые разместили там свои данные, настоящие неудачники, уроды и придурки! Ни одна женщина не захотела связать судьбу с несчастными! Зачем же ты копаешься в отбросах?

— До сих пор ни один парень не предложил твоей зайке руку и сердце! Выходит, и я тупая страшила?! Люди заходят на сайты знакомств, потому что им не хватает времени бродить по барам и кафе. В столице и крупных городах Британии ритм и стиль жизни не сравнятся с провинциальными! Кстати, один молодой человек уже пригласил меня на свидание.

Последняя новость заинтересовала присутствующих.

— Мы неплохо провели время, однако, полагаю, виделись в последний раз. По-моему, для настоящих отношений нужно, чтобы между мужчиной и женщиной проскочила искра.

— Любовь может прийти и со второго взгляда.

— Нет, мам, Джесс права! Мы с Майклом с первой секунды поняли, что это судьба, — заявила Ливви.

— Будь внимательна! Конечно, миссис Осторожность немного сгущает краски, и все же разные типы попадаются… — вмешался отец.

— Естественно! В первое время никаких поездок к нему. Кстати, ты обещал показать новое изобретение!

Через час девочки покинули родительский дом и разъехались. Я почти добралась до Тутинга [9], когда зазвонил мобильный. На экране высветилась надпись: «Старшая сестра».

— Ты не оставляешь шансов соскучиться! — рассмеялась я.

— Звоню, чтобы узнать про ту встречу с молодым человеком. Что произошло на самом деле?

— Он действительно вел себя мило и обходительно. Но потом что-то случилось, и негодяй сбежал, оставив мне счет на несколько сотен.

— Невероятно!

— Ричард считает, что подлец просто женат и увидел в ресторане знакомого…

— Скотина!

— Точно!

Я остановилась на светофоре и посмотрела направо. Рядом пристроился «мерседес-универсал».

На заднем сиденье ехали крошечные пассажиры: «маленький лорд Фаунтлерой» [10] и полугодовалая девчушка. Счастливые родители не могли налюбоваться на потомство!

— Осталось два свидания! Будем надеяться: вдруг сам Брэд Питт вышлет приглашение!

Ливви рассмеялась, а затем добавила серьезно:

— Наверное, родители правы и это дурацкая затея. Мужчины из Интернета могут притворяться лапочками, а наделе оказаться последними гадами.

— Так и в обычной жизни! — сказала я и нажала на газ.


Глава 5

<p>Глава 5</p>

Привет тебе от Ларри, который закончил технический факультет Кембриджа! Компьютеры — моя слабость. Я частенько засиживаюсь на работе допоздна, пытаясь разобраться в тайнах микропроцессора. Был бы не прочь познакомиться с симпатичной девушкой, которая убедит меня в том, что вечером нужно заниматься другими делами.


Как говорят, обжегся на молоке — дуй на воду! Я решила твердо: в следующий раз — никаких трат с моей стороны, максимум — кофе!

Мы договорились встретиться у магазина «Найк» на станции «Оксфорд-серкус», где всегда полно народу и легко остаться незамеченной. Если Ларри понравится с первого взгляда, то тогда я проявлюсь. Если же новый кавалер окажется уродом — пусть пеняет на внешность.

Правда, на месте стало ясно, что стратег из меня никудышный. Ведь узнать незнакомца по фотографии в толчее оказалось сложнее, чем найти иголку в стоге сена.

«О Боже, какой-то мужик с дредами бросил взгляд в мою сторону! Пожалуйста, пусть Ларри окажется посимпатичнее!» — взмолилась я.

К счастью, Господь услышал мою просьбу. Жуткий неряха достал из сумки пачку журналов и принялся читать. Правда, еще один человек, похожий на того, кого я ждала, прохаживался неподалеку.

— Привет! — сипло сказал он. Субъект явно волновался.

— Полагаю, вы Ларри? — буркнула я, с трудом скрывая разочарование.

— А вы Джесс? Как здорово, что мы нашли друг друга в толпе!

«Удивительно, — мысленно съязвила я, — особенно если принять в расчет, что ты, подлец, подсунул мне свою студенческую фотографию!»

— А ты совсем не такая, как на снимке, — рассеянно произнес ухажер.

— Неужели? Зато я тебя тут же узнала, неплохо сохранился со школьной скамьи!

Молодого человека смутил такой отпор.

— Я сильно загорел на отдыхе в Греции…

«И с тех пор на улицу не вылезал, пока не превратился в точную копию Каспера из детских мультиков про привидения», — подумала я.

Видимо, звезды в этот день не сулили романтики. Его бледная кожа, небритая морда, шерсть на руках раздражали все больше и больше. Чашечка кофе на скорую руку и полчаса в компании очаровательной Джесс — вот все, на что мог рассчитывать «выпускник технического факультета Кембрижда». В таких делах правит бал физическое притяжение, а уж потом — душа. И мне за тридцать минут предстояло выяснить, есть ли она у Ларри.

— Выпьем кофе?

Мы пошли вверх по Риджент-стрит [11].

Новое разочарование — кавалер оказался значительно ниже дамы. Просто до этого хитрец стоял на ступеньке, а мне, наивной, даже в голову не пришло взглянуть вниз. Очевидно, придется сократить кофейную паузу до пятнадцати минут.

Мы зашли в кафе-кондитерскую. Я выбрала столик у окна.

— Зря сюда сели, теперь придется дышать выхлопными газами, — заметил Ларри.

— Какой кофе закажешь?

— Кофе, чай и алкоголь вызывают привыкание. Нужно заботиться о здоровье. Обойдусь стаканом воды.

Смертный приговор возможной дружбе был подписан. Простите, трезвенники, но ваши нравоучения и возмущенные взгляды могут довести до белого каления! Кроме того, алкоголь не так уж вреден. Иногда он помогает спасти ситуацию, добавляя романтики. Веселое выдалось свиданьице, особенно если учесть, что нынешний Ларри не шел ни в какое сравнение с тем загорелым улыбающимся юношей с фотографии.

К столику подошла официантка:

— Что будете заказывать?

— Стакан воды и эспрессо, — сухо ответила я.

— Все?

Мой спутник решил возмутиться:

— Не подгоняйте нас! Тушеные овощи приготовлены на растительном масле?

Девушка кивнула.

— Тогда одну порцию!

— Ты что, вегетарианец?

— Конечно. Есть животных — дико!

Так вот почему у него ботинки из искусственной кожи! Полагаю, такой фанатик не стал бы пробовать торт «Муравейник» только потому, что в названии упоминается насекомое.

Пока Ларри рассказывал о страданиях зверушек, я соображала, как прервать оратора.

— Лучше расскажи о своей работе!

— Я инженер в «Бритиш аэроспейс», конструирую двигатели, — самодовольно фыркнул зануда.

Я всегда была полный ноль в технике, поэтому следующая фраза прозвучала глупо.

— Доволен жизнью?

— Вполне.

Содержательная беседа! Мерзкий тип дал понять, что светские разговорчики ему скучны.

— О Боже! — вскрикнул гад, уставившись куда-то на пол.

— Что?

Он поднял такой крик, словно по полу пробежала мышь или таракан.

— Ты куришь!!! — возмутился Ларри, разглядев в моей сумочке сигареты.

— Эта пачку куплена несколько недель назад, так что смолю я очень редко.

— А в анкете ни слова!..

— Неужели это так важно? Презрительная усмешка появилась на лице святоши.

— Курящая девушка достойна жалости. Приличные люди с ней не общаются.

Хотелось демонстративно вынуть пачку и зажечь одновременно сигарет пятнадцать! Ладно, оставалось тешить себя мыслью, что конец уже близок.

— Недавно ходила на новый фильм Спилберга, рекомендую, — начала было я.

— Сомневаюсь, что это кино для умных людей… И все-таки не понимаю, как можно курить, сознательно разрушая здоровье себе и окружающим?!

Хорошо, что на столе не было ножей! Иначе, клянусь, запустила бы один в умника напротив.

— Моя бабушка курила по сорок сигарет в день, ела мясо, пила виски на ночь и дожила до девяноста семи лет.

Я дерзко посмотрела на Ларри, а тот небрежно заметил:

— Старушке повезло!

— Враки. Ученые преувеличивают вред, который приносит пассивное курение. В одном из журналов недавно напечатали об этом подробную статью…

— …которую проплатили табачники. Подумай: ни один нормальный журналист не подпишется под таким бредом, если ему хорошенько не заплатят! Хочешь умереть молодой — Бог в помощь! А дышать отравой в лицо другим не следует.

«Пора идти в атаку, нечего позволять идиоту отчитывать тебя как школьницу», — решила я, придя в бешенство.

— Кстати, сколько тебе лет? На фотографии ты очень молодо выглядишь…

Мерзавец порядком смутился:

— Снимок довольно давний. Фотографировала бывшая девушка. Больше фото у меня нет. Не вижу смысла умножать свои изображения, если можно посмотреться в зеркало. Я и эту копию сохранил только потому, что с ней связаны прекрасные воспоминания.

К счастью, официантка подошла к соседнему столику, и я крикнула:

— Счет, пожалуйста! Кофе оказался недорогим, зато овощи стоили целое состояние. Значит, мой спутник не так прижимист, как показалось на первый взгляд.

Тем временем Ларри достал из кармана джинсов вязаный кошелек (такие обычно бывают у детей) и принялся считать монетки.

— Ну и обдираловка!.. За кофе плати сама!

— Не устраивай детский сад! Считай, что овощи — подарок за прекрасно проведенное время!

Я догнала официантку и вручила деньги.

— Не стоило торопиться, я набрал бы нужную сумму.

«Что за мужики пошли: ни денег, ни совести! Одни только убытки от этих свиданий!» — констатировала я, вспомнив, что первый кавалер вообще убежал из ресторана, предоставив платить по счету мне.


Глава 6

<p>Глава 6</p>

Мы с Табитой решили устроить легкий перекус и засели в кафетерии телецентра, где продавали дрянные бутерброды непонятно с чем, печенья, о которые может сломать зубы даже акула из фильма «Челюсти», и другую отраву.

— Наверное, у меня на лице большими буквами написано: «Неудачница», — закончила я рассказ о своих похождениях.

— Вовсе нет, — рассмеялась Таб. — Не волнуйся, в следующий раз обязательно повезет. Может, сам Шон Пени пригласит тебя на встречу.

— Вряд ли, — промямлила я, жуя круассан.

Подруга сняла с бекона волос и положила бутерброд на тарелку. Да уж, никто из нас не обольщался насчет качества подаваемой здесь пищи… Я сделала глоток кофе и продолжила беседу:

— Будем надеяться, что кофеин скоро усвоится. Немного бодрости не помешает, особенно сегодня.

Таб все прекрасно поняла. Чем дольше мы трудились в «Доброе утро, Британия!», тем тоскливее было выходить на работу по понедельникам. Однообразные сюжеты, скучные люди — ничего не поменялось с тех пор, как мы устроились на программу.

Героями наших передач по-прежнему становились преимущественно женщины с типичными проблемами: стиркой, грязными волосами и заболеваниями детей. Мы придумывали очередной тетке судьбу, писали монолог и превращали курицу в конфетку. Утром на кастинг пришла мадам убийственной красоты и великого ума, так что день обещал быть трудным.

— Представляешь, она потребовала час назад: «Сделайте меня похожей на Джулию Роберте», — жаловалась я подружке. — В ответ Кевин прошипел: «Хорошо бы удалось придать твоему лицо человеческий вид…»

Кевин, словно услышав, что говорят о нем, заглянул в кафетерий и направился к нам. Он работал в программе парикмахером и всегда питал склонность к язвительным замечаниям. Правда, после нескольких лет сотрудничества с Ричардом этот задира нам был не страшен, наоборот, мы прекрасно ладим.

— Все сплетничаете? — саркастично ухмыльнулся он.

— Первый раз за день, — парировала я, мирно улыбаясь.

— Неужели? — Он со стуком подвинул стул и беспечно уселся за столик. — Жаль, что в команде «Британии» нет пластического хирурга. Одному мне с сегодняшней троглодиткой не справиться. Ну и задница у нее: будто Пикассо рисовал!

Оригинальное сравнение сбило с толку простушку Табиту.

— Это значит, что у нее жировые складки на талии и большая задница, — объяснила я.

Таб слегка смутилась. Возможно, она вспомнила, что сегодня надела вызывающее белье, и теперь размышляла: не подходит ли и ее попка под описания Кевина?

— Придумаем что-нибудь, не выпускать же такое страшилище в эфир, — подбодрила я подругу.

— Да уж, придется попотеть, — подчеркнул Кевин. — Правда, основная ноша ляжет на плечи Камиллы Браун!

Я согласилась с приятелем: Камилла буквально творит чудеса и в состоянии при помощи грима сделать из грузчика балерину. Зато в остальном вышеупомянутая дама— скучнейшая личность. Чего нельзя сказать о Кевине и, надеюсь, о вашей покорной слуге. Кстати, раз уж речь зашла о службе, пожалуй, пора познакомить вас с кругом моих обязанностей. Джесс Монро занимается тем, что разбирает письма телезрителей, находит среди них незаурядных людей и приглашает на программу. В такой работе главное — мыслить в «телевизионном формате» и выбирать тех, чья судьба действительно заинтересует рядового британца. А еще изредка мне удается самой найти занимательную тему и на ее основе снять сюжет.

— Милая, — прервал мои размышления Кевин, — сегодня ты заставишь нас потрудиться на славу.

И незамедлительно получил в ответ:

— За это вам платят деньги! Помнится, на прошлой неделе ты сказал, что легче сделать красавицу из чучела, когда я привела к тебе симпатичную девушку.

Язвительный парикмахер отхлебнул немного кофе латте, который он ежедневно пил, чтобы не потолстеть.

— Сегодня экстрим другого рода! Наверху сидит такая уродина, что проще купить веревку с мылом, чем возиться с ней!

Он показал мне язык, улыбнулся Табите и направился к выходу, сверкая своими ярко-розовыми штанами.

— Как вы с ним уживаетесь?

Подруга работала в другом отделе и не выдерживала и пяти минут нашей с Кевином словесной перепалки. Хотя в занятиях Таб тоже мало радости. Она ведает материалами по кулинарии и садоводству. Почему-то довольно часто на программу приходят сексуально озабоченные огородники, которые так и норовят ущипнуть за попку нашу скромницу.

Я кивнула:

— С ним хотя бы не скучно.

Моя собеседница пожала плечами, глубоко задумавшись.

— Что-то случилось?

Из-за красноречия сослуживца я и не заметила, что подруга весь день была рассеянна, словно ее мысли витали где-то в другом месте.

— Критические дни начались.

Таб нервно заерзала на стуле. Считайте меня идиоткой, и все же я не поняла, почему начало менструации так взволновало Табиту.

— Мы с Уиллом обратились в частную клинику, поскольку хотим ребенка, а забеременеть обычным способом у меня не получается. Искусственное оплодотворение не сработало. Скорее всего это бесплодие…

— Бедняжка!.. Прости ужасную эгоистку и дуру, которая целый час грузила тебя своими псевдопроблемами… Только не отчаивайся! Помнишь, — недавно мы делали сюжет про детей из пробирки? Какой-то врач говорил, что с первого раза мало у кого получается…

В глазах Таб появились слезы..

— Лечение стоит бешеных денег. Пока мы накопим на вторую попытку, пройдет много времени!

Наступила неловкая тишина.

— Черт, хотела бы помочь, да сама на мели!

— Спасибо, не стоит беспокоиться. Родители мужа предложили нам денег, но мы хотим справиться самостоятельно, а не влезать в долги. Джесс, что, если у меня никогда не будет детей?

— Даже слышать об этом не хочу! Все наладится, ты подаришь Уиллу кучу малышей!

Последние слова прозвучали так уверенно, что Табита вновь заулыбалась. Видимо, шарлатаны, дурачащие людей, говорят также убежденно: «Хотите забеременеть, мадам? Заплатите нам пару сотен за курс чудотворных таблеток и трав. Женщины в далекой Монголии регулярно пьют целебные отвары. и детей у них хоть отбавляй!»

Самое смешное, что пару лет назад мы с Таб постоянно обсуждали различные способы контрацепции и беспокоились, как бы не залететь. Теперь наступление критических дней лишь огорчало мою подругу.

Познакомились мы благодаря общей приятельнице. В те годы Джесс и Таб бредили телевидением и мечтали получить какую-нибудь работу «за кадром». И вот коварная девица из Южной Африки, совместно с которой я снимала квартиру, исчезла куда-то, оставив на прощание длиннющий счет за международные переговоры. А вскоре Табита заняла ее место. Днем мы писали бесконечные резюме в телекомпании, а ночью либо смотрели всякую чушь по телику, либо отправлялись в местный бар на поиски спутника жизни. В конечном итоге подругу пригласили в дневное ток-шоу «В чем ваша проблема?» телекомпании «Гранада» [12], и ей пришлось уехать в Норидж [13]. А я осталась в Лондоне, работать в одной из новостных программ. Сладкая парочка распалась. Впрочем, связь мы не теряли, наоборот, регулярно обменивались письмами. Через четыре года Табита вернулась в Лондон. Этому поспособствовал один из руководителей «Гранады», влюбленный в ведущую злосчастного ток-шоу. Он перевел выпуск программы в Лондон, чтобы коварная обольстительница была под боком. К тому времени я наскребла денег на покупку однокомнатной квартиры в Тутинге. Три месяца мы делили кров, потом Таб начала снимать отдельное жилье. Мы возобновили походы по барам. Правда, моя товарка относилась к знакомствам с мужчинами гораздо серьезнее. На каждом свидании она задавала вопрос: «А ты хочешь иметь детей?» Ошарашенные молодые люди, естественно, бледнели и теряли дар речи.

— Может, стоит задавать подобные вопросы хотя бы на третьем свидании? — однажды предложила я.

— Не вижу смысла тратить время на человека, у которого другие жизненные приоритеты.

А затем появился Уилл. Как и полагалось, Таб задала свой убийственный вопрос на первом свидании, и он ответил:

— Конечно!!!

Хотя, откровенно говоря, мне с первого взгляда не понравился этот тип. И до сих пор мое мнение об Уилле не изменилось. Он учился в дорогой частной школе, но интеллектом не блистал. Работал агентом по продаже недвижимости в Фулеме [14], и все же респектабельным назвать новоиспеченного мужа было нельзя. В праздничные дни Уилл неизменно надевал толстовку и кеды, а затем шел играть в регби. Не могу сказать, что подруге было с ним очень интересно, причем только слепой мог сомневаться в его верности, но Таб казалась с ним счастливой. По крайней мере до последнего времени. Что ни говори, а перспектива бесплодия для женщины — катастрофа. Мысль о том, что когда-нибудь и я могу столкнуться с подобными проблемами, заставила вздрогнуть.

— С тобой все в порядке? — Таб посмотрела на меня с беспокойством.

— Немного сердце защемило, — соврала я. — Когда у тебя начались критические дни?

— Сегодня утром.

— Уже сказала мужу? Она покачала головой:

— Нет еще. У него важное совещание до десяти. Успею огорчить. — Слезинка медленно сползла по ее щеке и упала в чай.

— Не плачь, милая.

— Неужели Уилл меня бросит?

— Прекрати нести чушь! Выход есть всегда. — Суровые нотки появились в моем голосе. — В первый раз не повезло, жди удачу во второй. На крайний случай существуют суррогатные матери, которые вынашивают чужих детей. Кроме того, в приютах тысячи детишек мечтают о новых родителях…

— Ты права, не стоит думать о плохом…

— Черт! — Я взглянула на часы и вскочила. — Мы уже полчаса как в эфире. Пора бежать.

Подруга осталась на месте.

— Посижу еще пару минут, — тихо сказала она. — Мой материал уже записан на видео, так что торопиться некуда.

Кафетерий внезапно опустел. Табита уставилась в одну точку и, вероятно, снова думала о бесплодии.

По сравнению с ее проблемами мои жалобы на одиночество выглядели просто смешно: всего-то провела пару часов с двумя уродами и оба раза заплатила по счету. Ну и что?

Вечером я решила позвонить Мэдди: не хочет ли она продолжить традицию и отправиться в бар? Если новая тактика не дает результатов, не грех вспомнить о старой!


Глава 7

<p>Глава 7</p>

Какой черт дернул меня ввязаться в эту авантюру?! А все начиналось вполне безобидно: я рассказала Мэдди о неудачах на любовном фронте, и та вынесла вердикт:

— Этот зануда давно не занимался сексом, а ты попала под горячую руку!

— Пусть так, да только я не собираюсь решать интимные проблемы всяких идиотов!

В конечном итоге подруга признала, что знакомство через Интернет отнимает слишком много времени, и предложила новую методику — свидание «проще не бывает».

Вечером я направилась в один из баров, что на Кингс-роуд [15], дабы пересечься с Мэдди и принять участие в подозрительном мероприятии. Сердцеедка со стажем обещала, что в отдельном зале соберется куча молодых людей, желающих познакомиться с симпатичной девушкой. Найти кавалера сможет даже Баба-Яга!

— Проще не бывает! — уверила меня подруга. Вижу укор в ваших глазах, дорогие читатели, и признаю, что мы действительно пали так низко. Можно было соврать и сказать, что сделано это было ради прикола, эксперимента или, наконец, под влиянием алкоголя. Между тем горькая правда такова: две распутные девицы сознательно приперлись на собрание закоренелых холостяков, чтобы подцепить мужчину. Однако стоит оговориться: каждая из нас преследовала свою цель. Я надеялась найти жениха, Мэдди рассчитывала неплохо провести время в постели с очередным ухажером.

К моему приходу подруга уже успела познакомиться с парочкой кавалеров. Она сидела у стойки бара и ослепительно улыбалась.

— Перед вами восхитительная Джесс! Это Пол, — Мэдди указала на коротышку в деловом костюме, затем перевела взгляд на того, что повыше, — а вот Дэйв. Они крутые ребята!

— Неужели?

Оба представителя сильного пола едва тянули на «двоечку».

— Представляешь, предлагают провести вечер в их скромной компании. — Мэдди звонко рассмеялась: охота за самцами началась успешно. — Как тебе идейка?

— Да неужели? — повторила я как попугай.

— Что, заклинило? — поинтересовался Дэйв с самодовольной ухмылкой.

— Это ее любимое слово! — Идиотская улыбка не сходила с лица похотливой подруги.

— Пойдем!!! — Я решительно повернулась спиной к новым знакомым и направилась к лестнице в конце зала.

— Ладно-ладно, — пошла на попятную Мэдди. — Извините, мальчики!

Искательница приключений спрыгнула со стула и поправила мини-юбку.

— Вижу, ты не в духе!

— Прости, Мэдс, просто перенервничала. Кроме того, вести тупые беседы со всякими педиками — не мой профиль.

— Перестань трусить, все будет чики-пики! Она взяла меня под руку, забыв про неприятный инцидент наверху. Пока мы спускались по лестнице, я рассматривала афиши, на которых юноши и девушки призывали посетителей не упустить свой шанс: «Познакомимся поближе? Нет проблем! Найди свою вторую половину! Проще свидания не бывает!» — кричали они наперебой.

Подруга привычно махнула рукой:

— Представь, что ты на одном длинном свидании, но с разными мужчинами.

— Объясни подробнее!

— Там полно парней, не понравится один — найдешь другого! Пойдем, не будь ребенком!

Лестница завернула за угол и вывела нас к большому холлу, где пятеро молодых людей сидели за столиками. Очевидно, они регистрировали участников. На стене висело огромное объявление: «Если вы еще не заплатили 50 фунтов за входной билет, то можете сделать это здесь. Мы принимаем чеки и кредитные карты».

— Пятьдесят фунтов? — изумилась я. — Они что, шутят?

— Джесс, мы не в игрушки играть пришли, а на серьезное мероприятие. Там бесплатная выпивка и еще кое-что. Удовольствие дорогого стоит.

Неуверенность превратилась в панический ужас.

— Имя? — Девушка за столиком даже не подняла глаз.

— Джесс Монро, — выпалила я и только потом подумала, что могла бы придумать псевдоним.

— Монро, Монро… А, вот вы где!

Она достала карточку номер 435 и нацарапала: «Джесс Мунро».

— Вы неправильно написали фамилию. Надо Монро. Через «о».

— Какая разница?! Главное — получить номер! «Плевать я хотела на ваши цифры!» — чуть не вспылила я.

— Сегодня ожидается почти пятьсот человек! Так что не мешайте работать! — отрезала нахалка и протянула визитки.

Пришлось отойти в сторонку и поизучать карточки, на которых было написано: «Запрещается раздавать номера мобильных телефонов». Интересно, какие еще сюрпризы преподнесет вечер? Тут подбежала Мэдди, вернее, номер 436.

— Двести пятьдесят мужиков, прямо аншлаг!

— И двести пятьдесят восемь конкуренток женского пола!

— Что за негатив?! Повторяй за мной: «Мы самые обаятельные и привлекательные. Лучшие на этой вечеринке».

— Ага, и ровно в полночь карета превратится в тыкву и так далее… Помнишь «Золушку»?

В следующей комнате нас встретили слащавыми улыбками официанты и официантки, одетые в черные футболки. Они ходили туда-сюда с подносами, предлагая участникам шоу красное и белое вино, апельсиновый сок и газировку. Одну из стен украшали фотографии, сделанные «Полароидом». К каждой из них прикрепили пластиковый кармашек, чтобы любой смог оставить визитку понравившемуся субъекту.

— Улыбочку!

Лысеющий мужчина-фотограф направил объектив прямо в лицо. От неожиданности я вскрикнула. Не спрашивайте, что получилось в итоге — со снимка на мир смотрело чудище с дикой мордой и выпученными глазами.

Тем временем хитрюга Мэдди подготовилась на славу — романтично наклонила голову и так сильно надула губки, что даже роскошный ротик Виктории Адаме из «Спайс Герлз» показался бы убожеством.

— Если вам кто-то приглянется, положите визитку в кармашек под фотографией, — заботливо подсказал официант.

«Этого только не хватало! Значит, и моя рожа окажется на Доске почета!» — пронеслось в голове.

— Подозреваю, что твой кармашек к концу вечера не заполнится и на половину… — утешила горе-подруга.

— Конечно, тут ведь настоящая уродина. Сделайте еще один снимок, — взмолилась я, нацепив лучшую из улыбок.

— Очень жаль, мадам, но каждому положено лишь одно фото. Если сделаю исключение для вас, то придется уступать остальным.

— Я заплачу!

— Взяток не беру…

— Ну и катитесь к черту!

Моя спутница сияла от удовольствия. Еще бы, ведь она получилась восхитительно.

— Детка, готова к бою?

Мэдди распахнула двери зала, в котором уже маялись от скуки триста человек. Все нервно разговаривали и постоянно улыбались, но в атмосфере чувствовалось напряжение. Посреди комнаты стояли длинные столы и скамейки голубого и розового цвета.

Оригинальное оформление, ничего не скажешь!

— Привет, ребята! — Подружка махнула рукой каким-то парням, стоявшим неподалеку и потягивавшим пиво.

Я тоже улыбнулась, констатируя факт: до сих пор ни один мужчина на вечеринке не произвел на меня ни малейшего впечатления. А сколько еще разочарований впереди? С другой стороны, смысл в подобных мероприятиях все же был. Низкий рост, прыщи и другие недостатки на картинке разглядеть труднее, чем вживую, так что пришлось бы потратить несколько драгоценных часов на того, кто тебе неприятен. А здесь я сразу оценила, что, к примеру, коротышка Том, которому Мэдди протянула визитку, не в моем вкусе.

— Да он просто карлик!

Милая, в горизонтальном положении рост не имеет значения! — И подруга направилась к привлекательному официанту. Схватив два бокала вина, сердцеедка протянула один мне и притягательно улыбнулась очаровашке. Я заметила, что она украдкой положила записку в карман бедняги.

— Что ты делаешь?!

— Симпатичный малый, сгораю от желания увидеть его снова!

— Не торопись, а то карточек на весь вечер не хватит.

— Боже, какая ты зануда! — фыркнула Мэдди. — Продолжай корчить из себя мисс Невинность. Может, кто и клюнет. А у меня свои методы работы.

— Не сомневаюсь.

Последнюю реплику заглушила сирена.

— Леди и джентльмены! — проскрипел голос из колонок фирмы «Тайной» [16]. — Ну что, зададим сегодня жару?!

Публика принялась рассаживаться. Молодой человек с мышиным лицом по имени Джеймс занял место напротив меня.

— Итак, вот правила для новичков. Каждое свидание длится три минуты, поэтому за девяносто секунд нужно произвести впечатление друг на друга. Если собеседник вам приглянулся, протяните ему свою карточку. Когда прозвучит сигнал, мужчины перемещаются на одно место вправо. И помните, никаких фривольных разговорчиков… — ведущий сделал паузу, чтобы присутствующие оценили шутку, и продолжил: — пока сигнал не прозвучит снова! Поехали!

Раздался звук сирены. Джеймс молчал как рыба. Наконец я не выдержала:

— В первый раз на вечеринке?

— Да, — улыбнулся он, но не поддержал беседу.

— Я тоже!

Тик-так, тик-так. Даже пять секунд могут показаться вечностью, когда все вокруг, кроме тебя, веселятся. Недотепа как в рот воды набрал! Зато наши соседи обменивались информацией со скоростью света, трещали, не закрывая рта.

— Чем ты занимаешься? — Я попыталась изобразить неподдельный интерес.

Он поерзал на месте, затем выдавил:

— Я студент.

— Что изучаешь?

«Боже, как с ним трудно!» Терпение подходило к концу.

— Информационные технологии.

Все ясно. Передо мной сидел человек, который день и ночь таращится в монитор, стуча пальцами по клавиатуре. Неудивительно, что Джеймс абсолютно не умеет вести себя с дамой.

Звук сирены показался мне музыкой. Слава Богу, с молчуном покончено!

— Было приятно познакомиться, — кинула я ему вслед и заранее посочувствовала своей соседке, его новой жертве.

Джеймса сменил брюнет с карими глазами, который хоть и не отличался особой красотой, зато обаятельно улыбался.

— Привет, перед тобой Карл, — деловито начал он. — Мне тридцать пять лет. Работаю в сфере продаж телекоммуникационного оборудования. Люблю длинные пешие прогулки, воскресные обеды, ненавижу иностранные фильмы. А что расскажешь про себя?

По сравнению с предыдущим новый кавалер показался настоящим оратором. Я глубоко вздохнула, набралась смелости и начала приветственную речь:

— Джесс. В свои тридцать четыре года работаю на телевидении, ненавижу прогулки пешком и обожаю зарубежные фильмы. Правда, разделяю твою привязанность к воскресным обедам.

Он засмеялся, и настроение немного улучшилось. Все-таки прийти сюда — не такая уж плохая идея! Собрав в кулак всю смелость, я протянула молодому человеку визитку:

— Возьми… на случай, если не с кем будет пообедать в выходные.

Карл положил карточку в карман пиджака, затем, пристально глядя в глаза, поинтересовался:

— Твоя любимая поза в сексе?

Ушам не могла поверить: этот нахал принял мисс Монро за шлюху!

— Отдай сюда и забудь про то, что я говорила! Видимо, нам не по пути!

Он невозмутимо откинулся на спинку скамьи, а затем снисходительно произнес:

— Нечего строить из себя героиню романа Джейн Остен. Мы оба здесь, потому что хотим заняться любовью. И не надо доказывать, что ты на вечеринке ищешь мужа, не поверю! Секс продается и покупается, как и все в этом мире. Я выложил деньги за входной билет, чтобы познакомиться с парой-тройкой женщин без комплексов. Давай будем откровенны: ты ведь тоже пришла сюда, так как хотела с кем-то переспать?

Обидные слова заставили задуматься над смыслом происходящего. Неужели в конечном итоге все разбредаются по парам и предаются исключительно плотским утехам? Неужели мужчины в зале думают только об одном? Чего на самом деле я жду от сегодняшнего вечера?

Надо признаться, что романтики во всей этой затее не было ни капли. Каждый искал партнера себе под стать. С другой стороны, вероятность нарваться на «женатика» сводилась к нулю или почти к нулю. Согласитесь, ни один семейный человек на подобной вечеринке не признается, что он связан узами брака.

Я обернулась и посмотрела на Мэдди. Перед ней лежала приличная стопка «комплиментов уму и красоте» от представителей противоположного пола. Тем временем передо мной уселось худосочное нечто в желтом свитере. К счастью, у нового собеседника было хорошее чувство юмора (но, увы, лицо Алана Партриджа [17]), и если бы не желтый свитер, то заветный кусочек бумаги оказался бы в его руках.

Через два часа прозвучала сирена и объявили о конце экзекуции.

— Отправляйтесь в следующий зал, там вас ожидает встреча со знаменитостями.

— Еще одно издевательство? — устало съязвила я.

— Каждому дадут в руки по конверту, где будет написано имя какой-нибудь звезды, — придется искать ей пару.

Мэдди продемонстрировала стопку карточек:

— Набрала двадцать две визитки!

— Могу похвастаться тремя, — уныло ответила я. Но по правде говоря, встречаться с теми, кому я подарила кусочки бумаги со своим именем, не хотелось. Даже безумно красивый доктор по имени Гай не стал для меня предметом вожделения: карман его рубашки топорщился от дамских приглашений «встретиться еще».

Подруга взяла меня за руку:

— Пойдем, недотрога! Уверена, вскоре найдется кое-что и для тебя!

— Берем по одному… по одному… по одному… — занудно вещала женщина, раздававшая конверты.

Торопыжка Мэдди выхватила один и тут же распечатала.

— Я Скуби-Ду! Придется выходить на поиски Шегги [18]!

— Лучше скажи мне: Джордан — это фамилия модели [19]?

— Без понятия. Ума не приложу, кто может быть твоей половинкой!

— Вы не подскажете?.. — обратилась я к соседке справа.

— Дайте подумать… Полагаю, вам нужен Дуайт Йорк [20]!

— Благодарю. — Я повернулась к подруге и заныла: — На поиски может уйти слишком много времени: посмотри, сколько здесь народу!

— В этом-то вся соль! Отличный шанс познакомиться с теми, кто прошел мимо во время первого тура.

Следующие сорок пять минут были потрачены на поиски злополучного Йорка.

Владельцем искомого конверта оказался молодой человек неприятной внешности: с прозрачной кожей и рыжими волосами. Мы поболтали минут пять, а потом я слиняла, заявив, что хочу в туалет. Отыскать Мэдди было значительно сложнее: ее прижал к стене какой-то блондин. Я постучала свою спутницу по плечу и терпеливо подождала, пока парочка прекратит целоваться.

— Я принц Филипп. А вы что, королева? — нетерпеливо обратился ко мне приятель подруги.

— Увы, нет, — сказала я и обратилась к Мэдди: — Дорогая, мне пора. Выбываю из соревнования.

— Правда? Ты что, не нашла своего?

— К сожалению, мы повстречались…

— Понятно, а я, кстати, так и не увидела Шегги. Зато познакомилась с прекрасным принцем, и мы очень подружились, не так ли? — Она бросила на блондина кокетливый взгляд, а тот плотоядно облизнулся.

— Э-э-э… созвонимся завтра, — промямлила я и побежала к выходу.

Что ж, итог вечера печален: Джесс в который раз напрасно потратила время, а Мэдди, она же Скуби-Ду, наверняка продолжит тесное общение с очередным прекрасным принцем. C'est la vie [21].


Глава 8

<p>Глава 8</p>

Ты спросишь Меня:

— Высокий? Отвечу:

Да! Поинтересуешься:

— Загорелый?

— Естественно!

— Красивый ?

— Крошка, приходи на свидание — не пожалеешь! Клянусь, с Дэвидом не соскучишься! Поверь, из нас выйдет отличная пара: будем вместе проводить время, пробовать разные вкусности, веселиться… и будь что будет!


В Лондоне третий день подряд шли дожди, поэтому я назначила свидание в одном из торговых центров на Оксфорд-стрит у магазина «Гэп». Конечно, разумнее встречаться где-то недалеко от дома, но я до сих пор боялась, что однажды на встречу придет маньяк, поэтому с завидным упорством ездила в центр в любую погоду. Кроме того, я всегда говорила незнакомцам, что обитаю в Лэмбете — самом густонаселенном районе столицы, — хотя моя маленькая квартирка приютилась на последнем этаже многоэтажки в Тутинге.

Я прибыла ровно в час и, как обычно, оказалась первой. На этот раз было решено не тратить драгоценные субботние часы на очередного кавалера, а выбраться в обеденный перерыв, чтобы потом поехать на работу и закончить подготовку завтрашней программы. Никаких мучительных и бесплодных поездок на метро туда и обратно!

Рядом слонялся без определенной цели только один человек, но низенький, 5 футов 6 дюймов роста, и коренастый, в ботинках на платформе.

Прошло пять минут, а герой дня еще не появился. Лишь коротышка в огромных ботах да приятного вида мужчина составляли мне компанию.

«Еще пять минут, и отправлюсь обратно на работу. Только пробегусь по любимому магазину „Зара“», — решила я.

Не тут-то было!

— Добрый день! — Головастик в жутких ботиках решил познакомиться поближе.

Он подошел почти вплотную. «О ужас! Парень едва достает мне до подбородка!» — пронеслось в голове.

— Привет… — рассеянно ответила я, прижав сумку поближе к телу. Не хотелось вступать в беседы со всякими карликами.

— Ты Джесс?

Прямой вопрос расставил точки над L Это и есть «высокий» «загорелый» юноша, в чьей привлекательности нельзя усомниться!.. Черт побери! Еще один кот в мешке.

— Дело в том, — продолжил негодяй, — что я жду девушку по имени Джесс. Мы познакомились по Интернету и договорились встретиться у «Гэп». Вы стоите здесь давно, вот мне и пришло в голову…

«Этот лопух ничего не заподозрит, значит, можно смело вешать лапшу на уши», — решила я.

— Очень жаль, но меня зовут Ливви. Мой собеседник заметно помрачнел:

— А вы на нее немного похожи…

Молодой человек встал на цыпочки. Изо рта его дурно пахло.

Я коварно продолжала играть:

— Что за безответственность?! Видимо, девица точно намерена опоздать, причем как минимум на час, если вообще соизволит появиться… Впрочем, пора бежать. Приятно было познакомиться. Счастливо!

— Послушайте, раз уж моя спутница тоже не пришла, предлагаю объединиться и выпить по чашечке кофе! — Дэвид продемонстрировал белоснежную улыбку.

— Спасибо за приглашение, но вынуждена отказаться. Боюсь, как бы мой бойфренд не узнал, что его детка сидит в рабочее время в кафе с незнакомцем.

Не важно, что единственным моим кавалером пока может считаться лишь картонный мужик, подаренный Ричардом на прошлое Рождество. Я понеслась со всех ног к магазину «Зара», чтобы накупить побольше шмоток и снять депрессию.

* * *

На следующий день я приехала в гости к сестре. Мы уселись за кухонным столом, и младшенькая принялась взахлеб рассказывать о курьезах личной жизни.

— Негодница! — Ливви пыталась быть серьезной, однако еле сдерживала улыбку. — Ушам не верю!

— Этот урод соврал первым! Мы могли бы пообщаться, даже обменяться телефонами, но еще один «просто друг» мне не нужен, а на большее Дэвид не способен.

Сестрица рассеянно посмотрела в окно. В тот день она витала в облаках.

— Все в порядке? — поинтересовалась я и выключила чайник.

— Дела идут нормально, — уныло ответила Ливви. «Поссорилась с мужем?» — мысленно предположила я.

— А где, говоришь, Майкл сегодня? Кружки наполнились горячим кофе.

— На футболе с приятелями. Никогда не понимала, какой черт несет мужчину на поле в такую погоду?!

Печальная сестренка вновь посмотрела в окно: ливень и не думал униматься.

— Не бери в голову, просто в последнее время совсем не удается выспаться, — пожаловалась Ливви. — У соседей появилась новая стереосистема, теперь они слушают музыку до двух утра, а в шесть просыпается Эмили.

— Нечего скромничать. Попросите их убавить громкость — только и всего!

— Вчера эти хулиганы послали нас подальше. Майкл решил, что следующей ночью, как только музыка заглохнет, мы придем в гости и поблагодарим за концерт.

— Гениально!

Большие напольные часы, которые появились в доме в год рождения Мэтью, пробили несколько раз.

— Пора. — Старшая Монро сделала пару глотков бодрящего напитка и направилась к двери.

Она собиралась в центр, чтобы выполнить ответственное поручение «Убежища», чьей ярой участницей стала в последнее время. Кроме того, Ливви записалась на маникюр, педикюр и к косметологу. Я давно не видела племянников, поэтому с радостью согласилась посидеть с детьми.

— Расслабься, сходи по магазинам.

— Что бы я без тебя делала? — В глазах сестры стояли слезы.

Неужели у них с Майклом что-то разладилось? Если даже безупречная пара переживает нелегкие времена, что говорить о моем будущем замужестве? Зная мой скверный характер, можно предположить: брак не продлится и года.

Я не стала совать нос в чужие дела, но поклялась: если еще раз увижу Ливви такой печальной, то спрошу ее обо всем — ведь в семье Монро трудности преодолевают сообща.


Глава 9

<p>Глава 9</p>

Представьте: шикарный лимузин, я в норковой шубе, еду на встречу с идеальным мужчиной или на худой конец спешу на последний рейс в какую-нибудь банановую республику, чтобы оттянуться на славу с девчонками!..

Я утомленно закрыла глаза. К сожалению, такси неумолимо везло меня на вечеринку, посвященную дню рождения Кары. На торжественное мероприятие были приглашены обе сестры Монро. Впрочем, старшая сослалась на плохое самочувствие и осталась дома.

Ливви вернулась в дурном настроении и еле сдерживала слезы. Только я открыла рот, чтобы спросить, в чем дело, как в дверь позвонил Майкл. Сестра открыла мужу и поднялась наверх. Стало ясно: на дурацкие посиделки придется тащиться одной. А это значит, что весь вечер «заклятая» подруга будет безнаказанно выставлять меня идиоткой.

«Мне нужна Служба спасения, иначе не обойтись без жертв», — решила я и набрала номер Ричарда. К счастью, тот не оставил подружку в трудной ситуации.

— Позвони и соври, будто попала в автокатастрофу и звонишь из гроба, — посоветовал шутник, когда мы пересеклись в одном из кафе Тутинга. — Не пойму, зачем тратить время на неприятных людей? Давай лучше сходим в клуб.

— Поверь, от нее никуда не деться. Обман все равно вскроется: гадина придет на опознание трупа.

— И как вы до сих пор умудряетесь оставаться подругами? — Дик постоянно притворялся, что забывает историю спасения пьяной Джесс.

— Помнится, кто-то приглашал Кару на годовщину совместной жизни с любимым человеком…

— Это проделки Ларса, который, кстати, ей очень симпатизирует, — фыркнул Ричард. — Она напоминает бедняге соотечественниц-датчанок.

— Пора, а то опоздаем.

Я решительно взяла сумку и направилась к выходу.

Что ж, ругайте меня, безвольную, дорогие читатели! Видимо, мне все-таки доставляют удовольствие издевательства этой вероломной дамочки. Психиатр бы сказал, что мы образуем классическую пару «маньяк — жертва». И правда: чем отвратительнее ведет себя подруга, тем больше я прыгаю вокруг нее, наивно веря, что когда-нибудь Кара сменит гнев на милость. Однако за двадцать лет дружбы чуда так и не произошло.

* * *

Бар «У Стефа», где Кара собирала друзей, оказался воплощением безвкусицы. Чего стоили одни стулья в форме губ с обивкой вишневого цвета! А о розовых лампочках, плохом освещении и низком потолке лучше умолчу, иначе у вас, дорогие читатели, начнется приступ клаустрофобии.

— Представляю, чем здесь кормят, — поморщился Ричард, — в такой темноте не поймешь: то ли крысу на тарелку положили, то ли кошку.

— Пожалуйста, держи рот на замке… — взмолилась я и приложила палец ко рту.

— Эй, мы здесь! — истерично заорала именинница. — Как здорово, что вы пришли!

Эта актриса погорелого театра старательно разыгрывала удивление.

— Боже, никак ты удостоишь поцелуем даже придурка Ричарда! — съязвил мой спутник.

— Он такой непосредственный, не правда ли? — обратилась к гостям виновница торжества.

Однако парочка, сидевшая за столом, осталась равнодушной к замечанию Кары.

— Давайте знакомиться. Джесс, Ричард, это Гарри и его жена Клэр. Дорогие, спешу представить лучшую подругу и ее молодого человека.

Притворщица подтолкнула к столу моего новоявленного бойфренда:

— Штрафную опоздавшим!

— Где Ливви? И что здесь делает этот педик? — прошипела змея.

— Сестренка приболела. А мне не хотелось идти одной, вот и взяла Ричарда. Я послала сообщение по сотовому, чтобы предупредить…

— Какая разница?! Придется выкручиваться. Предупреждаю сразу: Гарри — мой босс, и он ненавидит геев. Поэтому настоятельно рекомендую притвориться влюбленной парочкой.

Постыдилась бы. На дворе двадцатый век, гомосексуализмом уже никого не удивишь. Неужели и вправду думаешь, что мы разыгрываем тут «Ромео и Джульетту»?!

— Эта девушка, очевидно, живет в другом измерении, как, впрочем, и ее начальник. Джесс, мы не гордые, да и что нам стоит изобразить шекспировские страсти, — закончил прения Ричард.

Я вопросительно взглянула на приятеля:

— Неужели ты и впрямь намерен ломать комедию?

— Как раз наоборот! Озорник направился к столу.

— Где наш сладкий шалун?

Дик игриво подмигнул изумленному гостю и внаглую протиснулся между мужем и женой. Кара рвала и метала. Но еще больше была возмущена Клэр: Ричард успел положить голову на плечо ее супругу.

— В первый раз вижу такую странную пару… — Гарри подставил мне стул.

— Эта штучка, — кивнула я в сторону именинницы, — всегда подшучивает. Вот и выдала нас за любовников. А вы, по данным разведки, большой человек в «Бэртоне».

— Член совета директоров в вашем полном распоряжении, мадам.

Естественно, кого еще могла позвать на торжество тщеславная подруга? Никаких менеджеров средней руки — только высшее руководство.

К столику подошли Джейсон, брат Кары, и ее возлюбленный Дэн.

— Полвечера позади, а вы только приперлись! Сказали ведь, что пропустите по стаканчику в баре и сразу сюда.

— Не кричи, — отрезал Дэн и плюхнулся на стул рядом со мной. Джейсон занял место между сестрой и Клэр.

Все гости собрались за столом, однако день рождения не стал веселее. Ни брат, ни любовник не хотели брать на себя роль тамады. Гарри и Клэр едва знали именинницу. Ричарда вообще не звали на вечеринку, а единственная подруга искала благовидный предлог, чтобы поскорее улизнуть.

Вино еще не разгорячило народ. Чтобы как-то убить время, гости принялись за светскую болтовню. Гарри спрашивал о программе «Доброе утро, Британия!», но я постоянно теряла нить разговора, так как пыталась подслушать беседу Клэр и Ричарда. Последний рассказывал о непослушных волосах, которые растут у него на лобке.

— Милый, — вмешалась я наконец, — нам неинтересно слушать о твоих интимных проблемах.

— Ошибаешься! — Ричард показал язык. — Клэр работает в салоне красоты и занимается подобными стрижками…

Гарри рассмеялся:

— Она и мне лобок подстригала!

«Да уж, а Кара считала этих людей святошами! — Такая мысль пришла мне в голову. — Кто знает, а вдруг шеф и его жена всего лишь парочка свингеров, которая коллекционирует порножурналы и практикует групповой секс?»

— Стригла что, простите? — вмешалась именинница.

— Лобок, дорогая! — подсказал Ричард. Жалко, что не было фотоаппарата! Змеюка выпучила глаза и застыла от удивления. Ее мозг, очевидно, пытался переварить слова озорного друга, а воображение — представить бритые гениталии босса.

«Неужели сегодня Кара впервые побывает в роли мальчика для битья?!» — подумала я и сделала еще один глоток вина за здоровье именинницы. Вплоть до сегодняшнего дня никто не смел выставить нашу новорожденную дурой. Однако радоваться пришлось недолго. Именинница нашла более пикантную тему для обсуждения:

— Джесс, а расскажи-ка нам о свиданиях с женатыми мужчинами. Кого еще тебе удалось заарканить?

Гадина задала вопрос громко и четко. Все на мгновение прекратили разговоры и уставились на меня, а Клэр вообще смерила презрительным взглядом. Будто кому-то нужен ее старый хрыч Гарри!

— Недавно познакомилась с двумя замечательными молодыми людьми, и они, заметь, были холосты, — начала я.

Кара презрительно фыркнула и продолжила:

— Дело в том, что эта тихоня разместила свою анкету на сайте знакомств. Первый же претендент оказался женатым, представляете?!

Я покраснела как рак и завопила:

— Ошибочка вышла, дорогая! Это ты заполнила анкету без моего ведома и согласия.

— Какая разница! — махнула рукой мерзавка. А нахал Гарри подвинулся еще ближе, прижался и стал тереться коленкой о мою ногу.

— Неужели такой привлекательной девушке приходится искать себе партнера в Интернете? Наверняка рядом много мужчин, которые почли бы за честь… — начал он.

«Спасибо, превратил коварную соблазнительницу Гленн Клоуз из „Рокового влечения“ в мисс Конгениальность в исполнении Сандры Баллок», — подумала я.

— Чего раскудахтались? На месте Джесс я бы давно так сделал, — сказал Дэн.

Теперь наступил черед Кары метать громы и молнии. А у меня наконец-то появился предлог уйти с этой «развеселой» вечеринки.

— Мне нужно в уборную, но после, уж простите, придется вас покинуть. Время позднее, а завтра рано вставать.

Ричард не выдал боевую подругу и тоже начал собираться домой.

Через несколько ми нут я очутилась в туалете и подошла к зеркалу. Круги под глазами, мертвенная бледность, тень от носа опускается на верхнюю губу так, что напоминает усы Гитлера. Ну и страшилище!

Какая-то женщина встала рядом и начала наводить марафет. Мы мило улыбнулись друг другу.

— У вас замечательное серебряное колье! — заметила незнакомка.

— Спасибо за комплимент. Это подарок родителей на день рождения, когда мне исполнился двадцать один год.

— Неужели?! А ведь до сих пор как новенькое! Дамочка только усугубила мое и без того плохое настроение. Я вышла в коридор и наткнулась там на Гарри.

— Вот ты где! — обрадовался он.

— Сказала же, что пойду в туалет… — Меня смутило его внезапное появление.

— Да, конечно… — бросил старикан и нервно посмотрел назад. — Времени мало, так что давай сразу о главном. Нам нужно обязательно увидеться еще раз. Когда ты свободна?

Ловеласу было около пятидесяти. У хрыча уже волосы на висках поседели, а он думал о том же, что и четырнадцатилетний подросток. И на нем были — о Боже! — белые кроссовки с красными шнурками. Молодится, гад, все признаки кризиса средних лет налицо!

— Никогда, Гарри! Для вас времени не найдется вовсе! — сказала я твердо.

Он явно не ожидал такого отпора.

— Не стоит волноваться из-за Клэр. У нас свободные отношения.

— А ваша жена об этом знает?

— Более того — мирится с этим. Иначе ей придется меня потерять.

— Хотите правду? Невелика потеря! До свидания, Гарри!

— В твоем возрасте не к лицу церемониться. Все нормальные мужики уже давно женаты, других не найдешь! — крикнул он мне в спину.

— В таком случае предпочитаю одиночество!

Мало сказать, что реплика мерзкого типа сильно меня задела. Он разбил мои наивные надежды в пух и прах. Так не хотелось всю жизнь питаться объедками со стола другой женщины и стариться в гордом одиночестве, как и заводить серьезные отношения с кем попало.

«Не будем отчаиваться, время покажет, кто прав, а кто виноват», — решила я.


Глава 10

<p>Глава 10</p>

Обаятельный холостяк тридцати восьми лет шлет привет очаровательной Джесс! Если ты весела и непосредственна, так и быть — прокачу на «феррари». Грэм.


Что делает рядовой житель туманного Альбиона в восемь утра? Естественно, доедает завтрак и досматривает очередную серию фильма «Жители Ист-Энда». Я была исключением из правил и всегда жила по своему расписанию: обычно в это время я пыталась поднять голову с подушки. Да вот только надо было спешить в кафешку на очередное свидание с «мальчиком на крутой тачке»…

«Приятная внешность» потенциального жениха оказалась довольно заурядной. Более того, на макушке Грэма красовалась лысина. Она так блестела, что на ней можно было показывать фильмы и даже широкоэкранное кино с субтитрами.

— Что закажем?

Горе-кавалер постоянно щелкал пальцами. Треск костяшек все больше и больше раздражал.

— Что-нибудь попроще.

Я мысленно попросила Бога, чтобы ухажер не заказывал изысков, на приготовление которых шеф-повару понадобится вечность. Если бы на свидание с увальнем пришла Мэдди, она отпросилась бы в туалет и без зазрения совести смылась из кафетерия. К сожалению, у меня другие принципы. Кроме того, я боялась, что какой-нибудь негодяй однажды ночью подкараулит меня в темном переулке, заберется в дом и начнет красть нижнее белье из комода.

«Бурное воображение плюс совесть — из-за этого я каждый раз трачу время на всяких идиотов», — ругала я себя, но оставалась на месте.

— Ты написал, что много путешествуешь по работе…

— Все так, — гордо ответил собеседник.

— За границу ездишь часто?

— Иногда приходится.

Грэм откинулся на спинку стула, взял ломоть хлеба и положил сверху кусок масла, затем закинул «сандвич» в рот и облизал пальцы.

— Расскажи, где успел побывать, — не унималась я: надо же было как-то спасать умирающую беседу!

— Особо нечего рассказывать, — пожал плечами ленивый ухажер и запихал в рот громадную булку. — Чаще всего командировки случаются в Германию, иногда во Францию, но больше приходится колесить по Британии.

Есть хорошее правило, которого я обычно придерживаюсь: не задавать вопрос «А кем ты работаешь?» малознакомому человеку. Но нет правил без исключения.

— Так чем ты занимаешься?

— Работаю с машинами. — Стул под Грэмом зловеще заскрипел. — Да пошли к черту эти «феррари»! Надоело! Все спрашивают только про автомобили!.. Вообще-то своей тачки у меня нет, вожу от случая к случаю.

— Что, как Михаэль Шумахер? — засмеялась я, хотя собеседник не оценил шутку.

— Моя компания продает авто.

Он позвал официантку, чтобы та наполнила бокалы вином.

— Собственная фирма или предприятие, на котором трудишься? — настаивала упорно я, решив выведать тайны заработка кавалера.

У того пот выступил на лбу, а правая щека задергалась.

— Служу в отделе региональной дистрибьюции товара.

— Экспедитором? Доставляешь клиентам машины?

— Давай поменяем тему… Или ты завзятая автомобилистка и говоришь исключительно о карбюраторах и иномарках?

Дорогие читатели, простите меня за маниакальный педантизм, но уж очень хотелось поставить все точки над i.

— Так почему же ты представился счастливым обладателем «феррари»?

— Потому что женщины легко покупаются на слова! — крикнул в ответ обманщик.

Официантка принесла две дымящиеся тарелки: макароны для дамы и огромную отбивную и чипсы для джентльмена — и поспешила уйти. Очевидно, за столиком назревал скандал.

— Что значит «покупаются»?

— А то и значит, что вам нужны богатые мужики на крутых тачках, а простые парни совсем не интересны.

Грэм оторвал большой кусок отбивной и принялся чавкать. Омерзительное зрелище! Затем этот идиот вдруг захлопал в ладоши, чтобы привлечь внимание посетителей и персонала ресторана. Только одна из официанток не заметила манипуляций придурка, так как разговаривала по телефону. К нам подошел менеджер и спросил, в чем дело.

— Котлету невозможно есть! Она жесткая и горькая. Не ожидал, что здесь такой дрянной сервис. Наверняка шеф-повар даже яичницу готовить не умеет. Раз моя подруга заказала макароны и не жалуется, принесите еще одну порцию, попробую.

Менеджер хмуро взял грязную тарелку и понес на кухню. А я даже не знала, с чего начать: то ли обругать соседа по столику за ужасные манеры, то ли затеять спор на тему женской алчности.

— И все-таки не могу согласиться, что женщины ценят богатство. Это несправедливое и неверное суждение. Нам гораздо важнее ум, красота, чувство юмора и верность партнера.

— Некоторые любят только деньги, — фыркнул Грэм.

— Их меньшинство.

— Тем не менее…

— С таким же успехом легко сказать: мужики любят глупых телок с большой грудью.

Новый знакомый бросил на меня презрительный взгляд:

— А сама-то чего приперлась в кафетерий с утра пораньше? Не такой уж красавец сидит перед тобой, чтобы совершать сумасбродства. Признайся, захотелось покататься на спортивной тачке!

Куда больше мне захотелось запустить тарелку со спагетти в самодовольное лицо дурака, но пришлось сдержаться и сухо заметить:

— Смею заметить, что кто-то сунул на сайт фотографию юношеских лет, где пивное брюшко и лысина еще не так очевидны. Кстати, когда был сделан снимок?

— Три года назад.

«Скорее двадцать три года назад», — подумала я, однако не решилась высказать вслух свой вывод.

— А ты чем лучше? Спорим, сама не раз обманывала мужиков: скидывала пару-тройку лет, увеличивала при помощи бюстгальтера размер груди и так далее…

Что говорить, соврать любила и я: частенько прикидывалась тридцатилетней, надевая любимый бюстгальтер фасона «вандербра», который каждой женщине придаст аппетитные формы. Но в тот момент уступать в словесной перепалке не хотелось.

— Не вижу смысла. Тайное всегда становится явным.

— Что ж, значит, передо мной исключение из правил. Хотя не скрою, за последнее время на электронный адрес пришло много писем от ненасытных девиц, которые спят и видят, как бы выйти замуж за богача. Я популярен благодаря «феррари».

— Возможно, однако заинтересоваться тобой всерьез, несмотря на автомобиль, ни одна не смогла!

Тем временем официантка принесла тарелку с макаронами под соусом.

— Надеюсь, еще одного «шедевра» не будет. — Грэм смерил суровым взглядом бедняжку.

— Девушка не виновата, что тебе не понравилась отбивная.

— Она работает в сфере услуг, так что пусть терпит. Мне тоже приходится слышать мало приятного на работе от клиентов. Ничего, не жалуюсь!

— Если не нравится профессия — поменяй, а не вымещай злобу на окружающих, — отрезала я и поинтересовалась: — Ты когда-нибудь был женат?

Вот она, причина недовольства Грэма миром!

— Развод состоялся год назад.

— Расстались друзьями?

— Нет, она оттяпала большую часть сбережений и дом, который я купил и отремонтировал еще до нашего знакомства. Туда эта потаскуха привела своего любовника. Слава Богу, мы с ней не прижили детей, а то пришлось бы платить алименты!

Такого трагичного рассказа я не ожидала, и все-таки измена жены не повод, чтобы возненавидеть женскую часть населения земного шара.

— Полагаешь, все девушки непостоянные и жадные?

— А разве нет?

Как говорится, горбатого могила исправит. Наконец мне надоело спорить и стало попросту скучно с упрямым ослом. Мужчина напротив: а) оказался посредственностью; б) был толст, как пивная бочка; в) обладал совершенно невыносимым характером. Зачем тратить драгоценное время на человека, который даже не поинтересовался, чем живет его собеседница?

— Спагетти пришлись по вкусу? — Менеджер ресторана вновь подошел к столику, чтобы лично убрать пустые тарелки, и скорбно посмотрел на Грэма.

— Пресное, недоваренное блюдо. Вряд ли мы вернемся сюда.

«Мы»? Не хватало еще, чтобы менеджер принял нас за влюбленных!

— Лично я обязательно загляну еще раз. Было очень вкусно.

— Спасибо, мадам!

Неудачливый ухажер с негодованием произнес:

— Могла бы не выпендриваться перед этим нахалом.

— Равно как и ты — перед несчастной официанткой.

— Хватит тянуть кота за хвост. Мы и так потратили уйму времени зря. Давай прощаться. Надеюсь, жизнь нас больше не сведет.

Я молча кивнула. Затем встала и сняла сумку со спинки стула.

— Надеюсь, ты найдешь свою вторую половину…


Глава 11

<p>Глава 11</p>

Черт бы побрал собаку за стенкой! Каждое утро она начинает лаять ровно в восемь, потом просыпается сосед, открывает кран, наполняет чайник. В нашем доме доисторическая канализация: если кто-то включает воду — слышат все. Да и стены не лучше: жильцы всегда знают, кто и когда занимался любовью. Что поделаешь, таковы прелести обитания в старом городе!

Как обычно, гавканье противной шавки прозвучало строго по расписанию. Я накрыла голову подушкой и провалилась в легкую дрему. Приснилась какая-то чушь: страстный мачо срывал с меня одежду. Но только я оказалась голой, как зазвонил телефон. Пришлось просыпаться.

— Слушаю!

— Здорово, сестренка!

— Привет, милая! Ты вовремя — спасла несчастную от сексуального маньяка, который раздел ее донага и предлагал разные гнусности. Правду говорят специалисты: «Эротические сновидения — признак неустроенной личной жизни».

— Вот как, — рассеянно протянула Ливви. — Извини, что разбудила. Просто сегодня выдался свободный денек — Майкл ведет детей на каток, а затем в пиццерию. Хотела напроситься в гости. Ты не против?

— Дай подумать. С утра заедет Колин Фаррел [22]. Представляешь, недавно он пригласил меня в ресторан! Мы поужинаем, покатаемся по городу на его роскошном мотоцикле, затем отправимся в гостиницу, закажем президентский номер и займемся любовью!

— Мечтать не вредно!

Похоже, фантастический рассказ поднял настроение приунывшей сестре.

— Короче, планов на целый день никаких. Приезжай, буду рада встрече!

Надо сказать, что Ливви нелегко вытащить из дома в выходные дни. Даже когда дети оставались у родителей, а Майкл на работе, она посвящала свободные минуты домашним делам или на худой конец отправлялась в салон красоты. Итак, подозрения окончательно подтвердились. Между супругами наметился разлад, и моя старшая сестра решила поговорить о проблемах и попросить совета.

* * *

Сестра приехала к одиннадцати, так что я успела сделать косметическую уборку, сложить разбросанные вещи в шкафы и проветрить комнату. В отличие от мамы Ливви никогда не придавала порядку особого значения, просто мне стало стыдно за густой слой пыли, скопившийся на полированной мебели.

— Кофейку? — предложила я.

— Спасибо, — уныло пробормотала сестренка. Ливви приехала с красными от слез глазами и напоминала восковую фигуру. Кроме того, обычно ровные, красивые ногти сестры в тот день были обкусаны. Мне стало страшно не на шутку: а вдруг в доме Ливви и Майкла и правда творится что-то серьезное? Неужели у ответственного и доброго Майкла появилась интрижка на стороне и он решил уйти из семьи? Что же будет с детьми? Кто-нибудь подумал, как тяжело придется малышам?!

Мы прошли в маленькую кухоньку. Квартира помещалась на верхнем этаже, практически на чердаке; низкие потолки и крошечное окошко были непременными атрибутами «берлоги под облаками». Зимой здесь уютно, зато летом я не знаю, куда деваться от солнечных лучей. В комнате не хватает воздуха, порой начинается клаустрофобия. К сожалению, финансы не позволяют разориться на более приличное жилье. Приходится ютиться в «ласточкином гнезде».

Я налила кипятка в фарфоровую чашку, которую доставала для гостей, и в кружку с надписью «Тетя» — подарок от племянников надень рождения.

— Решила отдохнуть от семейных дел?

Задавать прямой вопрос как-то неловко, поэтому я решила пойти окольным путем. Ливви молча уставилась на календарь с семейкой Симпсонов.

— Правильное решение! Нужно иногда побыть одной, расслабиться…

— Сегодня меня вряд ли порадует одиночество, — заметила сестра.

— А почему ты отказалась принять участие в семейной вылазке?

— Прости, если нарушила планы на день. Я не надолго.

— Какие глупости! Бери чашку и пойдем в гостиную, там гораздо удобнее.

Мы уселись на красный диванчик, подаренный родителями на новоселье.

— Как дела, как Майкл, дети?

— Все по-прежнему. Малыши учатся. Мэтью взяли в школьную команду по регби. А Эмили предложили роль Девы Марии на рождественской елке. Майкл так гордится их достижениями…

— Здорово! Очень рада за племянника, а девчушка вообще молодец! Помнится, в школьной постановке я доросла только до снопа сена.

Ливви в первый раз улыбнулась:

— Ты неподражаемо играла! Такой талант!

— Правда, никто не помнит, что после спектакля у меня началась аллергия, я чесалась еще неделю и на Рождество ходила красная как рак. — Я показала язык старшей Монро. — Что нового у мужа?

Вполне безобидный вопрос теперь прозвучал двусмысленно, и мы неловко замолчали.

— В последнее время ему приходится много работать, порой нелегко найти время, чтобы побыть вдвоем.

— Дорогая, вы могли бы чудно провести время всей семьей! Не возьму в толк, почему ты отказалась от катка и пиццерии.

— Мы с тобой давно не виделись, и, кроме того, лучше времени, чтобы серьезно поговорить, не представится…

«Без сомнения, сестра подает на развод, и Майкл уже знает о роковом решении! Щекотливая ситуация: супруги пытались спасти брак, но поняли, что давно не любят друг друга! Разбитую чашку не склеишь, увы! Поэтому они решили объявить о разводе. Сперва мне, потом родителям и в конце концов — ребятам», — заключила я.

— Милая, ответь: что происходит в вашем доме? Не могу поверить, что ты и Майкл, такая красивая пара, пример всем нам, решили расстаться!!!

— С чего ты взяла? Браку ничто не угрожает… Я с облегчением вздохнула и рассмеялась:

— Слава Богу! Представь, мне вдруг пришло в голову, что у вас не ладится семейная жизнь, что не за горами развод.

— Чепуха какая! — Ливви была в замешательстве.

— Помнишь тот дождливый день, когда Майкл отправился на футбол, а ты ездила в Лондон по делам «Убежища»? Тогда мне показалось, что я видела у тебя на глазах слезы. Разные мысли полезли в голову.

— К сожалению, есть множество вещей пострашнее развода.

Я впала в панику: «Неужели что-то плохое может случиться с кем-то из Монро?»

— Родители в беде?

— Нет, старики в порядке.

— Тогда в чем же дело?

— Зайка, мне так жаль…

— Чего именно? Послушай, не пугай меня!

— Врачи обнаружили у меня рак молочной железы, — призналась Ливви.


Глава 12

<p>Глава 12</p>

Плохие новости — странная штука. Они поражают как гром среди ясного неба, сковывают волю и чувства, и уже нет места слезам. Известие о недуге сестры буквально парализовало меня. Нужно было наклониться к ней, утешить, пожалеть… а я сидела как истукан и не могла пошевелить ни рукой, ни ногой. Наконец нужные слова нашлись.

— Рак?

Неужели ужасная болезнь настигла одного из членов семьи?

— К сожалению… — Слезы катились из глаз Ливви.

Комок подступил к горлу. Хотелось плакать и причитать.

— Что же с нами будет? — чуть слышно произнесла я.

Сестра слабо улыбнулась:

— Кто знает? Время покажет.

— Ты умрешь? — с трудом выдавила я.

Хочешь знать правду, милая? Понятия не имею. Врачи не пугают, но и не дают особой надежды. Многое будет зависеть от того, на какой стадии развития находится болезнь. Само собой, придется лечиться и, возможно, делать операцию.

— Хирургическое вмешательство обязательно? Тревога постепенно перерастала в панику.

— Да. Если болезнь будет прогрессировать, то придется отрезать одну грудь или даже обе.

— Дорогая, ты самая добрая, восхитительная женщина на свете и вовсе не заслуживаешь такой участи!

— Ну-ну, заинька, не плачь! Конец света еще не наступил!

Ливви погладила меня по волосам, однако легче не стало. Маленькая гостиная казалась крохотной, стены словно сжимали в душных объятиях. Работа, ссоры с друзьями, отсутствие личной жизни — все в ту минуту не имело значения: рушился привычный мир, любимый человек стоял на краю пропасти. Не знаю, сколько времени мы просидели молча. Я периодически начинала рыдать, а сестра все гладила реву-корову по голове. В семье Монро всегда так: старшая постоянно успокаивала младшую.

— Расскажи, как ты об этом узнала, что говорят доктора…

— Помнишь, в феврале мы с Майклом возили детей в Леголенд [23]? Вот тогда я и обнаружила опухоль.

Она встала и направилась к каминной полке, где стояла фотография малышей с тетей Джесс и восковой фигурой Тони Блэра. Снимок был сделан в Музее мадам Тюссо.

Ливви прижала рамку к груди и продолжила печальный рассказ:

— Шишечка размером с горошину свободно двигалась под кожей и напоминала хрящик. Казалось, нет причин для беспокойства. Через некоторое время мне на глаза попался газетный материал. Певица Анастасия в интервью рассказывала, как ей удалось справиться с раком молочной железы. В свое время звезда тоже нащупала под грудью твердый комочек. Я испугалась и рассказала о шишечке Майклу. Мы оба были уверены, что все обойдется, но на всякий случай сходили к терапевту. Врач успокоила: «Скорее всего опухоль доброкачественная, подождите пару месяцев и снова приходите на прием».

Убила бы того горе-эскулапа, к которому обратилась сестренка! Разве можно так беспечно относиться к здоровью пациента, ведь вместе с опухолью росла и опасность смертельного исхода!

— Естественно, шишка выросла, и пришлось обратиться к специалисту.

— Продолжай, — сказала я, хотя голос выдавал подавленные рыдания.

— Меня направили сдать несколько анализов, и наконец пришло время узнать результат. До сих пор помню тот ужасный кабинет. Там на светло-желтых стенах висят детские рисунки и разбиваются сердца. Вошел онколог, положил руку мне на плечо. Тогда стало ясно, что дела плохи.

Ливви прижала фотографию детей к— груди еще сильнее.

— Опухоль действительно злокачественная. К счастью, болезнь не успела развиться. На следующей неделе у меня биопсия: врачи сначала вырежут рак, а затем возьмут пробы тканей и клеток под опухолью, чтобы узнать, насколько серьезно поражение, — сухо проинформировала сестра.

Наверное, она не раз произносила страшные слова в беседах с Майклом. То, что шокировало меня, стало для нее обыденностью. Я не разбиралась в медицинской терминологии и поэтому не знала, как реагировать на сообщение.

— Врач больше ничего тебе не прописал, не посоветовал, не успокоил?

— Доктора не вгоняют в панику, но и не сулят призрачных надежд. Ответы на все вопросы может дать только время.

— На какой стадии твоя болезнь?

— Операция покажет. Если рак еще не успел распространиться по организму, это хороший знак. Пройду курс лечения, и резать больше не будут. А вот если болезнь прогрессирует, то, вероятно, потребуется не одно хирургическое вмешательство, радио— и химиотерапия.

«Господи, — взмолилась я, — помоги нам, не оставь в беде Ливви! Обещаю ходить в церковь каждое воскресенье, заниматься благотворительностью, помогать пенсионерам, делать что угодно, только сохрани здоровье любимой сестренке! Аминь».

Как просыпаться утром и осознавать, что дорогого человека нет на свете? Без ее лучезарной улыбки, заботы, доброго слова как быть родителям, Майклу, детям и, в конце концов, мне?! Боже, прости мой эгоизм, даже в такую горькую минуту я способна думать только о собственной персоне!

— В пятницу еще один специалист, друг Майкла, назначил прием. Я рассказала ему о диагнозе, о лечащем враче. Он ответил, что у этого доктора отличная репутация и большой опыт. Онколог немного успокоил: вероятность смертельного исхода на ранних стадиях мала.

Я всплеснула руками:

— Великолепно! Обожаю этого человека!

— Не хотелось сообщать дурные вести, но что поделаешь, — тихо сказала Ливви. — Ты ведь рано или поздно заметила бы неладное.

— А как Майкл воспринял плохие новости?

— Сначала был напуган и все же не показывал страха.

— Муж просто обожает тебя. Сестра вытерла платком уголки глаз:

— Знаю. Несчастье, как ни странно, сделало нас еще ближе. Иногда кажется, будто наши отношения только начинаются. Мы давно так не баловали друг друга. Постепенно он стал спокойнее относиться к болезни. Прочитал гору медицинской литературы и верит в успех операции.

— Расскажешь родителям? — спросила я.

— Пока не стану волновать. Старики узнают о раке в самом крайнем случае.

— А детям?

Ливви упрямо покачала головой:

— Исключено. Детство дается человеку лишь раз. Хочу, чтобы ребятишки как можно дольше жили весело и беззаботно. Только за полгода до смерти начну потихоньку готовить их к жизни без матери.

— Послушай, тебе ведь придется пройти курс химиотерапии, ложиться в больницу… Они не могут не заметить перемен…

— Если спросят — отвечу, что сломала руку и поэтому ложусь в больницу, где врачам легче заботиться о больных, постараюсь убедить, что не следует волноваться. Правда, Эмили так переживает, когда мамочка плохо себя чувствует. Недавно я загрипповала, так она подошла и спросила: «Душечка, ты ведь не умрешь?»

Мы снова стали всхлипывать.

— Джесс, крепись, хотя бы ради меня.

— Прости, никак не получается справиться с шоком…

— Мы должны пережить это вместе, — пробормотала сестра.

«Обязаны, — подумала я. — И мы справимся, другого выхода нет».


Глава 13

<p>Глава 13</p>

Никогда не любила понедельники: так грустно просыпаться и понимать, что началась новая рабочая неделя. Правда, к нежеланию трудиться теперь добавилась тревога за сестру. После субботней беседы с Ливви я весь вечер рыдала в подушку и слонялась по квартире из угла в угол, а в воскресенье решила устроить разгрузочный день: повалялась в постели, выпила чашечку латте в кафе под окнами, пролистала газеты, пообедала с Диком и Ларсом, сходила по магазинам. Словом, постаралась забыть о проблемах напрочь!

Однако выходить на работу откровенно не хотелось. Первая мысль, которая пришла в голову: позвонить Дженис и соврать, что отравилась. Но перспектива провести целый день в четырех стенах тоже не выглядела заманчивой, поэтому я нехотя поднялась с кровати.

Пару часов спустя я сидела за столом. Откровенно говоря, в офисе находилось только мое тело. Ум и сердце были вместе с сестренкой, не хватало сил сосредоточиться на работе.

— Джесс! — нарушила тишину Таб. — Ты так и не ответила на вопрос! Между прочим, в третий раз подряд.

— Плохо себя чувствую. — На глаза, как и в субботу, навернулись слезы.

— Бедняжка, на тебе лица нет. Что стряслось? Очень хотелось рассказать подруге обо всем, ведь Табита не из болтливых, ей можно без опаски доверять самые страшные тайны. С другой стороны, моей товарке тоже приходилось несладко. Зачем нагружать бедняжку чужими проблемами? В душе я понимала, что надо стать сильной и верить в хорошее, однако справиться с депрессией оказалось не так-то легко.

— Представляешь, отравилась креветками и все выходные провела в туалете. Сегодня уже лучше, и все-таки слабость и истощение не прошли.

— Дурочка, оставалась бы дома, незаменимых людей нет! Немедленно отправляйся к себе и выздоравливай поскорее.

— Не стоит волноваться. Мисс Монро в полном порядке. Кроме того, сегодня в офис придет интересная женщина, героиня будущей передачи, и вообще дел невпроворот. Пиранье, — так в коллективе за глаза называли начальницу, — не справиться одной.

Кстати, эта женщина, которой «Доброе утро, Британия!» собиралась посвятить материал, оказалась замечательным собеседником. Ее звали Сандра. Когда-то она была замужем, души не чаяла в муже и троих ребятишках. А вот десять лет назад идиллия рухнула. Сандра шла с детьми по дороге.

Внезапно автомобиль на полной скорости вылетел на тротуар — водитель потерял управление. Бесстрашная мать оттолкнула детей с его пути и приняла удар на себя. Машина сбила бедняжку. Она навсегда осталась инвалидом. Вскоре муж заявил, что хочет оставить семью. Забота о потомстве легла на плечи бедной женщины. Отец лишь изредка появлялся в доме, а через некоторое время его визиты вообще прекратились. Знакомые сообщили, что у него другая семья и вот-вот появится первенец.

Смешанные чувства овладели мной, пока стойкая женщина рассказывала о своих злоключениях. Я плакала от жалости к Сандре, от страха за Ливви и от собственного бессилия.

— Не стоит расстраиваться, — сказала героиня передачи. — Надо смотреть не в прошлое, а в будущее. Верю, что все будет хорошо!

— Вы просто молодец! — улыбнулась я и мысленно поклялась, что буду вспоминать сильную женщину, когда впаду в уныние.

Весь день я как могла боролась с депрессией. Та-бита пригласила подружку присоединиться к ней и Уиллу, чтобы пропустить по стаканчику после работы.

«Лучше сидеть в баре с приятными людьми, чем хандрить дома в гордом одиночестве», — благоразумно решила я и дала согласие.

Мы отправились в пивной ресторанчик «Шелковица» — любимое место клерков и телевизионщиков из окрестных офисов. Там всегда накурено, и поначалу становится плохо от запаха табака, но через пару секунд привыкаешь.

Уилл сидел в дальнем углу зала. Слева от него беспрерывно звенел игральный автомат, а справа страшенная женщина отчитывала спутника, который давно перестал слушать ее брюзжание, за какой-то проступок.

— Наконец-то! — Уилл нетерпеливо поцеловал жену в щеку. — Пойду закажу что-нибудь выпить, а вы пока посторожите столик.

Он вернулся с товарищем. Другу Уилла было слегка за тридцать, его круглое лицо и дружелюбная улыбка производили приятное впечатление.

— Бен Томас. Прошу любить и жаловать! Мы вместе играем в регби по выходным. Я столкнулся с ним в баре и пригласил присоединиться к нам.

— Для вас — просто холостяк Билли, — сказал незнакомец и пожал нам с Табитой руки. — Надеюсь, не испорчу компанию?

Мы покачали головами и подвинулись, освобождая место гостю. Появление новичка смутило меня. Не хотелось напрягаться и выдумывать темы для разговоров, отвечать на вопросы и так далее.

— Вы работаете в этом районе? — начала беседу Таб.

— Нет, у меня просто была встреча в Карлтон-Хаус-Террас [24]. — Он махнул рукой в сторону телестудий.

— Трудитесь на телевизионном поприще? — Я решила принять участие в разговоре, чтобы не сидеть букой.

— Слава Богу, нет! Сотрудничаю в благотворительной организации. В одной передаче пойдет сюжет о нашей деятельности, нужно было согласовать детали с журналистами…

— Никогда не думала, что позорно работать в телеэфире! — буркнула я: напряжение последних дней дало о себе знать.

— Мы не поняли друг друга, — озадаченно промямлил Бен.

— Вы только что сказали: «Слава Богу, нет!» Это прозвучало так, словно лопатой дерьмо загребать — и то почетнее!

— Простите, если обидел. В словах крылся иной смысл: ваша сфера деятельности слишком публична, не всякому по силам. Я, например, постоянно теряюсь перед камерой…

Я только фыркнула в ответ, но решила не раздувать скандал.

— Извините, просто очень раздражает, когда люди ругают телевизионщиков.

Подруга рассмеялась в ответ:

— Милая, да ты ведь первая кричала о том, что наша работа пустая и бессмысленная!

Я начала было придумывать какую-нибудь отговорку, однако ответ нашел Бен:

— Таковы люди. Мы можем критиковать работу и любимого человека сколько угодно, но когда кто-то посторонний говорит обидное слово, сразу же встаем на их защиту.

Этот святоша, который великодушно прощал грубость недостойным людям вроде меня, раздражал все больше и больше. Ведь даже дураку ясно, что работа Бена гораздо полезнее, чем та чепуха, которой нас заставляют заниматься в «Добром утре». Хотя, возможно, и не стоит срывать зло на приятеле Уилла.

— Еще вина? — Бен взял пустые бокалы и отправился за новой порцией.

— Уилл, где ты откопал этого динозавра?

— Он славный паренек, не пойму, чего ты так взъелась…

— Ну-ну, — вмешалась Табита, — сознайся, что встала не с той ноги, поэтому ворчишь целый день. — Она посмотрела на мужа и затем добавила: — Джесс неважно себя чувствует сегодня.

— Не волнуйтесь, я вполне здорова. Пропущу с вами еще стаканчик, а затем, увольте, отправлюсь домой!

Уилл с женой обменялись многозначительными улыбками, как родители непослушного ребенка. Через пару минут вернулся Бен и поставил передо мной бокал белого вина.

— Спасибо, — пробормотала грубиянка.

— А в какой организации вы работаете? — поинтересовалась Таб у гостя.

— Она называется «Солнечный дом». Это хоспис для смертельно больных детей и их родителей.

Еще бы мистеру Томасу не презирать журналистов: мы показываем и пишем чушь, в то время как он помогает бедным детишкам и их папам с мамами справиться с горем. Если бы присуждали премию за идиотизм, то главный приз достался бы мне.

Я решила, что давно пора ретироваться, и поднялась:

— Ну, ребята, пора. Простите за дурной характер. Никто из присутствующих не попытался поднять мою самооценку.

— Бен, было приятно познакомиться. Приношу извинения. И какая собака меня укусила? Сейчас возьму метлу и полечу домой, как настоящая ведьма.

Новый приятель засмеялся:

— Ерунда, мы просто не поняли друг друга, такое иногда случается. Рад знакомству.

Я покинула здание и прошла несколько метров, затем остановилась и отдышалась. Мое сердце учащенно билось, силы покинули тело. Похоже, тут пахнет нервным истощением.


Глава 14

<p>Глава 14</p>

В девять утра прозвенел будильник. Я свернулась калачиком и закуталась в одеяло. Совершенно не хотелось вставать. Вчера выдался трудный денек: после бара, где мы отвратительно провели время с Уиллом и Таб, мне стало плохо. Пришлось ловить такси. С каждой минутой контролировать тело становилось все сложнее и сложнее. На лестнице, обессилев вконец, я споткнулась и минут десять просидела на ступенях, чтобы собраться с силами. Организм устал и отказывался подчиняться воле разума. Признаюсь, такое случалось лишь однажды, когда я в первый (и последний!) раз приняла таблетку экстази.

Все произошло два года назад на дне рождения Мэдди. Девчонки разделили «дозу» на четверых. Как только желудок переварил таблетку, стало холодно, начались судороги. Я забилась в угол, села на пол и смотрела на танцующих туманным взглядом. В голове пронеслась мысль, что я уже покинула этот мир и никогда не вернусь на Землю. Какой-то мужчина подсел ко мне, приняв, видимо, за начинающую наркоманку, попытался завести разговор, но я и двух слов связать не могла. Донжуан отстал, и я с трудом встала на ноги, чтобы отыскать Мэдди. Впрочем, на поиски ушли доли секунды: именинница носилась по квартире как сумасшедшая и признавалась гостям в любви.

— Черт подери, Джесс, экстази — потрясающая вещь! Почему мы раньше не глотали колес? — прокричала она.

— Не все таблетки хороши, — ответила я и попросила ключ от спальни на втором этаже, где провела несколько часов в одиночестве и полной тишине, вспоминая лучшие моменты жизни. Только таким образом удалось справиться с паникой.

Не думала, что вновь придется пережить столь сильное чувство страха. На этот раз мысли о прошлом не спасали. Странно, ведь по работе мне частенько приходилось сталкиваться с неприятными сторонами жизни. Судьбы матерей-одиночек, инвалидов, брошенных детей, жертв насилия нисколько меня не занимали. И вот случилось, что несчастье коснулось близкого мне человека. Только тогда я стала чуткой к людскому горю.

«Наверное, уже полдень, и давно пора вставать», — решила я. Жутко хотелось пить, но не было сил оторвать голову от подушки, пойти на кухню и налить стакан воды. Впервые за долгое время взрослая дочка мечтала забраться к мамочке под крыло. Старушка приготовила бы целебный напиток из бренди, лимона и меда, а затем покормила молочной кашкой…

«Надо думать о хорошем, ведь даже наша тупая программа „Доброе утро“ заканчивается позитивом! — повторяла я. — В чем причина депрессии? В болезни сестры? Или недуг Ливви только подтолкнул к срыву, а не стал его причиной?»

На первый взгляд дела шли отлично. Но в глубине души было понятно: в личной жизни — полный штиль, да и профессиональная деятельность давно раздражала. Надоело, что тематика передачи не выходит за рамки сюжетов о садоводстве и кулинарии. А я всегда мечтала работать в информационной программе, приносить пользу людям!.. Надоело завидовать сестре, Табите, Ричарду с Ларсом и даже гадюке Каре! Они давным-давно обзавелись парой и наслаждаются жизнью: беседуют, читают газеты, смотрят телевизор, занимаются любовью. Баловни судьбы и думать забыли об одинокой подруге, которая по воскресеньям волком воет.

Горестные размышления прервал телефонный звонок.

— Привет, милая! — бодро прокричала сестренка.

— Здравствуй! Как дела?

— Идут потихоньку. Сегодня последний день перед операцией. Завтра врачи вырежут опухоль и будут решать, что делать дальше. Хочу надеяться на лучшее.

«Ливви еще хуже, и все же она держится молодцом, а ты распускаешь нюни», — укорила я себя.

— Майкл проводит тебя в больницу?

— Да, начальство с пониманием отнеслось к нашей проблеме и позволило ему брать отгулы, как только потребует ситуация.

Я надеялась, что старшенькая попросит забрать племянников из школы и посидеть до прихода родителей, но сестра решила иначе:

— После учебы ребятишки отправятся в гости к друзьям. Не представляешь, с каким нетерпением они ждут завтрашнего дня!

— Ладно, если задержитесь — звякните, и я отвезу детей домой.

— Договорились!

Бедняжка была поразительно спокойна.

— А скоро получите результаты?

— Через пару дней. Слава Богу, у мужа есть связи, и процесс должен ускориться.

— Завтра помолюсь за тебя…

— Спасибо. Не переживай, все будет хорошо! А теперь поговорим о тебе.

— Ну-у-у, — протянула я, — на работе, как обычно, тухло, хотя недавно мы делали сюжет об одной замечательной женщине…

— Расскажи лучше о личной жизни, — перебила Ливви.

— Два последних кавалера оказались еще хуже предыдущего…

Я поведала сестре о том, как назвалась другим именем при встрече с первым ухажером и как обошелся со мной второй на встрече у ипподрома.

— Форменное хамство! — кричала я в телефонную трубку.

На другом конце провода старшая Монро звонко хохотала. Что ж, хоть как-то я подняла настроение сестре!

— Кстати, недавно получила письмо от вроде бы приличного молодого человека. Так стервец оказался настоящим маньяком. Он сразу предложил заказать номер в мотеле, попросил одеться вызывающе и поинтересовался сексуальными пристрастиями. Я ответила, что люблю трахаться где угодно, даже в тачке, лишь бы не попадаться на глаза родителям…

— Джесс, ты неисправима! — умирала от смеха Ливви.

— Полагаю, на этом пора поставить точку и удалить анкету с сайта!

Я открыла дверцу холодильника, налила грейпфрутового сока и сделала два больших глотка.

— Даже не думай! Ты ведь кладезь занимательных историй!

— Тогда займусь сочинительством.

— Не теряй надежду, — настаивала сестренка, — и однажды обязательно встретишь свою половинку!

Ее голос вновь стал серьезным. Ливви говорила о будущем. Кто знает, придется ли ей погулять на свадьбе младшенькой?

— Есть тысячи мест для знакомств: например, работа…

— И кого же ты встретишь на телевидении? Парикмахера-гея? Нужно строить счастье самой, а не плыть по течению.

— Так и быть, — сказала я, — схожу еще на пару свиданий, не больше.

И мы незаметно начали напевать песенку про двух сестер, которую так любили в детстве. В тот момент Ливви казалась мне самым дорогим человеком на свете!


Глава 15

<p>Глава 15</p>

Позвольте представиться — Том, мужчина, который прилично зарабатывает и не привык жить за счет дамы. Я являюсь коммерческим директором в компании «Пи-эл-си», и, должен сказать, работа приносит вашему покорному слуге огромное удовольствие! Профессиональная деятельность накладывает отпечаток на образ жизни — приходится много путешествовать по свету. Да и каникулы редко удается провести в одном месте: отправляюсь в Лондон или мчусь в английскую глубинку, хозяйничаю в замке XV века. Когда надоедает Британия, лечу во Францию.

Если вам, леди, симпатичен образованный, щедрый кавалер, буду рад встрече. Полагаю, что умная и независимая спутница составит отличную компанию пожилому джентльмену.


Мой выбор пал на зрелого человека, чей несколько высокопарный стиль и подчеркнуто вежливое обращение подкупили бы даже самую безразличную к этикету девицу. Кроме того, наступило время изменить любимому типажу — отец называл прежних кавалеров младшей дочери красноречивыми плутами — и поискать счастья с седовласым мужчиной.

Том предложил распить бутылку шампанского в ресторане отеля «Ритц». Дорогой читатель, как я могла устоять? Ни один мужчина так шикарно не ухаживал за мной! Тем более старикан галантно намекнул, что он настоящий джентльмен, а значит, в первый раз на свидании будет платить кто-то другой!

— Зная твое везение, — подколола приятельницу Мэдди, — лучше запастись несколькими миллионами на счету, прежде чем соглашаться участвовать в сомнительных мероприятиях.

— Наймусь лет на десять мыть посуду, чтобы оплатить долг, — рассмеялась я.

— Дедушка будет доволен: такую красотку подцепил!..

Том написал, что ему сорок восемь. До настоящей старости еще далеко! Просто Мэдди всегда смотрела только на молоденьких парней. Однажды она рассказала о причине любви к желторотым юнцам: «Когда доходит до секса, то пожилые растрачивают запас энергии за один раз и храпят потом всю ночь, отвернувшись к стенке. А в молодых ребятах силы хватает до утра!» К сожалению или к счастью, я не считала себя гигантом в интимной сфере. Поэтому не отвергла кандидатуру «любовника со стажем».

Для похода в «Ритц» следует одеваться достойно: пришлось вытащить из шкафа бежевый костюм из льна, который пылился там с крестин Эмили, и кашемировый топ кремового цвета.

Пожилой кандидат на руку и сердце прислал замечательный снимок: мужчина сидел на пластиковом стуле, на заднем плане голубел бассейн. Кавалер предстал в бледно-желтых купальных шортах. На висках Тома пробивалась едва заметная седина, но тело было полно сил. К моему удивлению, в жизни «джентльмен» ничем не отличался от персонажа на фотографии.

— Джесс? — Он протянул мне руку.

— Привет, — ответила я и села на стул, заботливо подставленный галантным мачо.

— Ну, вот и познакомились!

Бутылка шампанского уже покоилась в ведерке со льдом. Том не притрагивался к выпивке до появления дамы.

— Не будете ли вы так любезны налить нам шампанского? — обратился он к официантке.

«Вежлив с персоналом», — отметила я.

— Надеюсь, долго ждать не пришлось?

— Отнюдь. Более того, я люблю этот ресторанчик и частенько прихожу сюда один.

Я всегда считала, что обедать в одиночестве — большое наказание, особенно для мужчины. Теперь у меня постоянно появлялась мысль: «Неужели от бедняги сбежала с любовником жена, оставив без гроша в кармане и с камнем на сердце? Или же супруга умерла, а дети давно выросли и живут своей жизнью, забыв про старенького отца?»

— По работе приходится много путешествовать. Чтобы не сидеть в четырех стенах, спускаюсь сюда поесть, почитать, разобрать деловые бумаги, — продолжил Том.

Я подняла бокал:

— Приятно с вами познакомиться и спасибо за отличное шампанское.

Мы пили «Крюг» [25], которое, судя по всему, стоило целое состояние.

— Рад, что понравилось! — тепло улыбнулся мужчина. — Может, отведаем вкусненького? Здесь потрясающе готовят копченую семгу с гарниром из риса и яиц.

— Заманчиво…

— Заказать?

— Естественно!

— Простите, что навязываю свои любимые блюда. Если не нравится рис или рыба…

— Отказалась бы только от бобов, но, к сожалению, их нет в меню, — пошутила я.

Том порылся во внутреннем кармане пиджака от Армани. Дорогое шампанское в «Ритце», обаятельный спутник с великолепными манерами, который все заботы и расходы берет на себя, — я начала понимать, почему некоторые женщины предпочитают опытных мужчин.

Надев очки, «джентльмен» пробежал глазами меню и жестом позвал официанта, который застыл в нескольких шагах от нас. Пока Том делал заказ, я изучала посетителей ресторана — этих счастливчиков, у которых есть деньги и связи.

За соседним столиком обедали четыре дамы. В нарядах от Шанель, они буквально утопали в бриллиантах. Восхитительные локоны блондинок были уложены в шикарные прически. Когда они поворачивали голову, ни один волосок не двигался на голове. Их ногти и руки находились в превосходном состоянии — очевидно, белозубые барби никогда не занимались домашними делами.

Правда, как только красавицы открывали рот, все великолепие куда-то улетучивалось. Одна дамочка разносила в пух и прах школу-интернат, где учился ее сын. Негодяи-учителя, оказывается, не позволили ребенку остаться в школе на праздничные дни! Фифа негодовала, так как приезд сына сорвал запланированную поездку на горнолыжный курорт. Другая жаловалась на филиппинскую няньку своей годовалой дочери.

— На днях я пришла домой из парикмахерской, а Араминта говорит мамочке: «Пвивет»! — вещала та, стараясь говорить с восточным акцентом. — Возмутительно. Нянька заслужила увольнение.

«Лучше бы проводила с малышкой больше времени, а не таскалась по салонам красоты», — гневно подумала я, потрясенная монологом женщины.

— Через пару минут принесут. — Том снял очки и заметил, что я наблюдаю за расфуфыренными мадамами. — Они отвратительны, не правда ли? Настоящие героини сериала «Секс в большом городе».

— Сладкой жизни иногда хочется всем. Но постоянно ходить по магазинам или обедать с друзьями скучно.

— Вы бы опротивели сама себе, — прервал Том. — Поверьте, с разряженными пустышками не о чем говорить. Я частенько здесь обедаю и уверяю: они трындят всегда об одном и том же, простите за грубое слово.

— Интересно знать, о чем?

— О прическах, маникюре, — загибал пальцы ухажер, — шмотках, детях (если еще не забыли их имена) и, наконец, о мужьях.

— А чем занимаются почтенные супруги?

— Руководят крупными компаниями и большую часть времени проводят не дома, а в шикарных квартирах, которые снимают для любовниц.

Я улыбнулась, предполагая, что Том слегка сгущает краски, и задала вопрос:

— А вы откуда это знаете? Он пожал плечами:

— К сожалению, несколько лет в компании вот такой мымры дали некоторое право на строгие слова в адрес подобных женщин.

— Неужели?

Он грустно кивнул:

— У нас даже не было детей, поскольку жена постоянно чем-то занималась: то болтала с тупыми подружками из высшего общества, то ходила по магазинам, то играла в теннис. Иногда я вырывался с работы, чтобы пообедать дома, но она ни разу не потрудилась приготовить еду, а просто разогревала в микроволновке очередной полуфабрикат. Наши отношения становились все хуже и хуже. Я завел любовницу. Не сочтите меня за ловеласа, однако жить с бестолковой женой было больше не под силу.

— Бог ты мой! — пробормотала я. Официант принес заказ, и Том перевел разговор на гастрономическую тему:

— Попробуйте это вкуснейшее блюдо. Надеюсь, вам оно понравится.

Однако из чистого упрямства я решила дослушать историю до конца.

— Итак, вы говорили о том, что завели любовницу.

Он на мгновение растерялся — вилка с кусочком рыбы застыла в воздухе.

— Ах да, с тех пор столько воды утекло! Сейчас ни жены, ни любовницы. Некоторые говорят, одного без другого не бывает. Знаете, моя супруга сбежала с тренером по теннису. Вскоре необходимость в любовнице тоже пропала: она стала настаивать, чтобы я сделал ей предложение.

— Итак, вы остались в гордом одиночестве?

— Да, совершенно верно.

— И все же не теряете надежду, ищете спутницу через Интернет?

«Джентльмен» кивнул:

— Я не большой охотник слоняться по барам. Не люблю ту музыку, которую крутят в кафе. Рэп и крики накачанных наркотиками музыкантов похожи на какофонию, уши в трубочку сворачиваются. Так что этот способ знакомства не для вашего покорного слуги. Случалось мне обращаться в брачные агентства. Однако в первый раз они нашли какую-то нимфоманку, а остальные девушки оказалась еще более странными. Услуги посредников недешевы, да и проку от них мало, поэтому нужно устраивать жизнь самостоятельно.

— Нимфоманка? Наверное, заманчиво, по крайней мере для мужчины.

— Возможно, но в моем случае тетушка внешне походила на Марлона Брандо в юбке!

— А чудачки?

Том задумался, подбирая слова.

— Одна из них была жутко тупа и повсюду таскала крошечную собачонку в корзинке. Она никогда не выходила из дома, если гороскоп обещал в тот день неприятности. Она мне сказала, что отважилась прийти на свидание только потому, что «карма у нас совпадает».

Я не смогла сдержать смех.

— Со второй, — продолжил он, — мы чудно провели время на первом свидании. Скажу по секрету, чувство влюбленности росло с каждым днем. Встречи участились. Но однажды я рассказал, что обожаю жареные пончики. На следующий день она прислала записку: «Спасибо за прекрасный вечер. В благодарность прими эти пончики, которые так любишь», — и целую корзину лакомства.

Что странного нашел в этой женщине мой собеседник? Оригинальный и трогательный сюрприз означал глубокую симпатию.

Том заметил мое замешательство и продолжил:

— Это было очень мило. Я немедленно ей перезвонил. На следующий день корзина с пончиками вновь стояла у дверей офиса. И так с понедельника по пятницу. Потом эта сумасшедшая принялась названивать и интересоваться, понравилось ли угощение, пил ли «милашка» кофе. В итоге положение стало невыносимым. Пришлось регулярно возвращать посылки, не отвечать на звонки. Она закатила истерику в офисе, охрана выставила ее вон. Больше мы не виделись.

— Вам действительно не везло!

— Давайте поставим точку в рассказе о моих любовных неудачах. Теперь послушаем вас.

Мы поглощали творожный пудинг с черной смородиной, Том задавал вопросы о семье, о детстве, об отношениях с мужчинами, о работе. Он отлично умел слушать и прерывал рассказ только тогда, когда встречал непонятное в повествовании. За чашечкой кофе собеседник узнал о моем разочаровании в мире телевидения, хотя (могу признаться) я немного утрировала положение вещей. Кавалер посоветовал перейти в более серьезную программу, даже предложил свести меня со старинным приятелем, который занимался документальными передачами.

— А вам нравится работа коммерческого директора?

Глаза Тома засияли.

— Обожаю свою профессию. Свобода и творчество — вот залог успешной карьеры! Можно не протирать штаны в офисе, а путешествовать, заниматься спортом. Главное — постоянно быть на связи. — Он достал из кармана крошечный сотовый телефон. Пожалуй, это единственная вещь, маленькими размерами которой любят похвастаться мужчины.

— А чем занимается ваша фирма?

— Мы работаем в пищевой промышленности, в сфере быстрого питания, фаст-фуда. От пакетиков с кетчупом до заменителей сахара — все наших рук дело. Мне поручено продвижение продукции компании.

Три женщины старшего возраста сели за соседний столик.

— А эти дамы приходят сюда после полуденного сна на чашечку чаю. Наверное, жены генералов или шишек из Верховного суда могут позволить себе такую роскошь. — Мой собеседник встал и извинился: — Прошу прощения. Природа зовет.

Я наблюдала за тем, как Том удаляется к уборным, и отметила, что у нового ухажера походка уверенного в себе человека, который многого добился. Восхитительное шампанское, прекрасная еда, веселая компания. Восторгу не было предела: вечер, несомненно, удался. Без сомнения, галантный спутник мной заинтересовался и предложит встретиться еще. Но хотела ли я нового свидания с ним?

С одной стороны, у Тома тысяча достоинств: привлекателен, уверен в себе, удачлив, богат, нежен, предупредителен, весел, великодушен, приятен в общении. И все же всплывало одно маленькое «но»: как мужчина бедняга совсем меня не заинтересовал!

«Физическое притяжение не играет большой роли в отношениях полов, ведь любовь иногда приходит после брака», — благоразумно рассуждала я и тем не менее не могла представить себя любовницей пожилого мужчины.

Избитая истина: настроение женщины переменчиво, как погода на туманном Альбионе. Порой безработный, слабый и пренебрегающий нашими чувствами мужчина может понравиться больше, чем воображаемый принц. Влюбленная женщина не замечает недостатков избранника.

«Хватит абстрактных рассуждений! Прими правильное решение: Том — первый приличный кавалер за все тридцать четыре года, которые ты прожила на свете. Ему в два счета удастся зажечь в твоем строптивом сердце мексиканскую страсть», — говорил голос разума. «Посмотри на него, еще несколько лет — и он станет старым и немощным, а ты все больше начнешь заглядываться на молодых», — возражало сердце.

— Хочешь еще чего-нибудь? — нарушил мои размышления вернувшийся к столику «джентльмен».

— Боюсь, нам пора прощаться, — улыбнулась я. — Огромное спасибо за восхитительный ужин, мы чудно провели время. Завтра ждите корзину пончиков.

Кавалер от души засмеялся:

— Выпить бокал шампанского в компании очаровательной девушки — нет ничего приятнее для пожилого мужчины! Заметьте, он надеется на продолжение знакомства и предлагает встретиться еще раз.

Последние слова заставили задуматься. «Очаровательной девушке» на мгновение показалось, что перед ней сидит не Том, а отец. Что скрывать, ухажеру было уже сорок восемь, а даме еще тридцать четыре! Четырнадцать лет разницы никуда не денешь, и с годами пропасть будет только увеличиваться.

— Том, — промямлила я, — вы очень приятный, восхитительный человек, но я… я…

— «…я не хочу встречаться с вами еще раз», — продолжил «мудрый старец» и уныло улыбнулся.

— Давайте будем просто друзьями!

— Знаете, Джесс — грустно сказал он и протянул кредитную карточку официанту, — ваше общество крайне приятно, однако друзей у меня уже достаточно. Осталось только найти спутницу жизни…

— Простите, что обманула ожидания.

Теплая атмосфера, которая возникла между нами, исчезла.

— Спасибо за откровенность. — Том поцеловал мне руку и вздохнул: — Приятно было познакомиться. Отличный вечер получился.

— Надеюсь, вы скоро встретите подходящего человека.

— Уверен, мы оба найдем свою половинку.

Жестокая вещь — судьба. Она столкнула двух замечательных людей и обманула их надежды. Ему под пятьдесят, и он искал стройную красивую девушку, которая дала бы усталому путнику семью, родила детей. Мне недавно исполнилось тридцать четыре. Я была стройна, еще молода и даже немного красива. В поисках идеального мужчины металась много лет, но так и не нашла его, ведь мне постоянно попадались проходимцы. И вот мне встречается положительный человек, готовый на длительные отношения, да только он уже в летах и не в силах пленить мое сердце.


Глава 16

<p>Глава 16</p>

В день операции я позвонила бедняжке сестре узнать, что показала биопсия. Врачи медлили с результатами. Ливви обещала сообщить, если что-то прояснится, но с тех пор мы успели договориться лишь о встрече на выходных. Давным-давно сложилась традиция: раз в месяц старшенькая приглашала на обед младшую. Сестра не хотела нарушать заведенные правила, поэтому старалась, чтобы угощение вышло на славу. Взрослые приберегли улыбки для детей и запрятали подальше страх и усталость.

— Тетя Джесс! — Эмили повисла у меня на шее.

Пришлось взять племянницу на руки, иначе позвоночник лопнул бы от напряжения. Ливви на кухне жарила мясо, дети беззаботно играли, и на какое-то мгновение показалось, что болезнь дорогого мне человека — всего лишь страшный сон.

Майкл сидел на кухне и читал газету.

— Добрый день, меньшая!

Он часто называл нас с Ливви «меньшая» и «большая». Сестренке такое обращение казалось фамильярным, и она дулась, когда муж использовал шутливые словечки. Как и прежде, Ливви нахмурилась и молча подала мне бокал белого вина. Я села за стол и, чтобы не мешать, развернула воскресные газеты. Оказалось, многие материалы посвящены онкологическим заболеваниям: журналисты советовали, как обнаружить рак, как лечить, писали о каких-то целительных средствах и, к сожалению, о трагических смертях. Наверняка заметки об опухолях и прежде находили место на страницах периодики, да только сейчас проблемные статьи приобрели для меня особую актуальность.

Я погрузилась в интервью, в котором популярный телеведущий рассказывал, как ему поставили диагноз — рак прямой кишки — и каким образом бедняга борется с болезнью. Чтение настолько увлекло, что я долго не замечала пристального взгляда Майкла. Он показал глазами на жену (к счастью, Ливви стояла спиной) и дал понять: пора закрывать газету, чтобы ненароком не испортить настроение нашей любимице. Майкл в последнее время сильно сдал: почернел и осунулся. И у него появилась вредная привычка — грызть ногти.

— Чур, я накрываю на стол!

Ливви кивнула Майклу. Что-то новое обнаружилось в их отношениях. Раньше счастливые супруги постоянно дотрагивались друг до друга: он незаметно клал ей руку на талию, она легонько касалась его пальцев. Теперь казалось, что физического контакта между ними больше не существует.

— Тетя Джесс, посмотри, что мне купила мама! На кухню ураганом влетел Мэтью. Он поднял вверх диск с новомодной игрой для приставки, о которой, видимо, давно мечтал. Майкл с неодобрением посмотрел на жену.

— Помню, ты всегда выступала против того, чтобы дети проводили время перед монитором, — заметила я, когда мальчуган отправился бороздить просторы виртуального пространства.

— Да, это так. Но теперь взяла и купила игру. А Эмили я купила еще одну Барби. Так приятно побаловать ребятишек хоть раз в жизни.

— Не пройдет и дня, как Эмили захочет новую куклу.

Легка на помине, племяшка прибежала вприпрыжку узнать, скоро ли обед, волоча за ногу старого плюшевого медведя. О подарке мамы девочка и думать забыла!

— Ну вот, что я говорил!

Майкл вновь уставился в газеты, а сестра крепко обняла дочку:

— Зайка, позови братика, пора садиться за стол.

Как обычно, на обед было жареное мясо с гарниром. Надо заметить, Ливви потрясающе готовит, а я не могу справиться даже с микроволновкой, пытаясь подобрать правильную температуру для очередного полуфабриката.

Через полчаса, набив желудок до краев бараниной с чесноком и хрустящим картофелем, я устало откинулась на спинку стула и довольно вздохнула:

— Спасибо, сестренка, мясо — пальчики оближешь!

Мэтью заерзал на стуле:

— Мам, можно я пойду?

Мальчуган жаждал пройти до конца новую компьютерную игру. Обычно Ливви настаивала, что воскресный обед — самое важное событие недели, и заставляла сидеть детей со взрослыми до конца. Но в тот день строгая мама снисходительно улыбнулась:

— Ладно. Не напрягай глаза.

— Хорошо, — послушно ответил сын.

— А меня отпустите? — спросила Эмили.

— Да, дорогая. — Ливви нежно погладила дочку по голове.

Малыши пустились наперегонки — только пятки засверкали, и вместе с детьми исчезла вся наша беззаботность. На кухне остались три мрачных человека.

— Ну, как у тебя дела? — обратилась я к сестре.

— Так себе.

Старшая Монро сделала неопределенный жест рукой. Майкл нервно откашлялся и собрал газеты.

— Пойду наверх, немного поработаю. Увидимся позже! — Он улыбнулся мне и, поцеловав жену, вышел.

— Уверена, он просидит полчаса в туалете, полистает газеты, затем пойдет в кабинет, включит телевизор и задремлет перед ним.

— А как теперь складываются ваши отношения? — Меня насторожило поведение некогда искреннего и открытого родственника.

— Болезнь многое изменила, и теперь Майкл ведет себя, пожалуй, странно. Хотя в целом все в порядке.

— В каком смысле странно? — тихо спросила я, опасаясь, что Майкл может услышать мои слова.

Сестра, наоборот, ответила довольно громко:

— Он подходит к недугу как врач, старается спрятать чувства, будто я одна из его пациенток. Так ему легче справиться с ситуацией. Но говорить со мной по душам он не. хочет. Когда я пытаюсь завести серьезный разговор, Майкл всегда находит дело, которое нельзя отложить ни на минуту. Да ты и сама все видишь прекрасно…

— Мужчинам всегда труднее выражать чувства. Майкл, как черепашка, залез в панцирь и пережидает бурю. Не волнуйся, скоро жизнь войдет в привычное русло.

— Вряд ли, ведь результаты уже известны.

— И?..

— Опухоль признали раковой. Кроме того, врачи убеждены, что болезнь прогрессирует. Мне придется сдать еще несколько анализов. Лучше всего сделать магнитно-резонансную томографию. Майкл сейчас договаривается об этом.

— А после?

— Если опасения докторов обоснованны, то мне отрежут правую грудь, — сказала она тихо. — Впрочем, сразу же поставят имплантат, так что, возможно, одна грудь будет, как у Памелы Андерсон, а вторая останется прежней.

Ливви грустно улыбнулась. Меня распирали десятки вопросов, но они бы только расстроили бедняжку.

— Дорогая, почему ты так долго молчала об опухоли? Вот и сейчас, сказала мне обо всем самой последней. Так хочется быть тебе полезной, помогать. Прошу, говори все сразу же.

Сестренка погладила меня по щеке:

— Милая, никаких тайн у меня нет. Просто о серьезном сообщают с глазу на глаз, а не по телефону.

— Ну вот, больная защищает здоровую от плохих новостей и намерена сама справиться с трудностями. Зайка, на младшую Монро тоже можно положиться!

Я подошла к окну и выглянула во двор. Какой жуткий контраст: в спокойный летний день на душе скребут кошки!

— Прости за необдуманные поступки. Так тяжело… Нужно ходить на работу, где не знают о болезни, приходится скрывать плохое самочувствие от детей.

Ливви бросила беспокойный взгляд в гостиную и шмыгнула носом. Я села на стул рядом:

— Обсуждай с Майклом плохие мысли, говори о чувствах.

— Это нелегко. Не хочется портить приятные минуты…

— Если так легче справиться с шоком, то почему бы нет! — сказала я и еще раз обняла сестру: — Можешь рассчитывать на меня, не оставлю в беде!

— Не время распускать сопли, дети могут зайти на кухню в любой момент. Давай поговорим о чем-нибудь другом.

Она вытерла глаза и пригладила волосы.

— Последний вопрос: когда ты делаешь томографию?

— Чем скорее, тем лучше. Вероятно, наследующей неделе. Кроме того, надо исследовать костный мозг.

Я была ошеломлена:

— Неужели пошли метастазы?

Ливви покачала головой:

— Вероятность небольшая, но все же нужно удостовериться.

— Хорошо. Понадобится помощь — звони.

— Спасибо. Если все-таки мне назначат операцию, мы пошлем детей к родителям мужа, в Борнмут. Ребятишкам там очень нравится.

— Что нам нравится? — Мэтью заглянул на кухню.

— Возможно, мы отправим вас с Эмили к бабушке с дедушкой.

— Класс!

Мэтью сделал победный жест рукой. Ливви притянула сына к себе и сказала:

— За хорошее поведение бабушка с дедушкой купят вам мороженое.

— Обещаю стать пай-девочкой, — встряла малышка. Она прибежала на кухню вслед за братом.

— Эми, представляешь, мы скоро поедем к бабушке с дедушкой, они купят нам сладостей! — крикнул Мэтью.

— Супер!

Ребятишки запрыгали от радости. Старшая Монро наблюдала за детьми и улыбалась, но ее глаза наполнились слезами.

«Похоже, ей все сложнее справиться с напряжением, а грозные времена еще впереди», — пронеслась у меня мысль. И в тот момент мне внезапно захотелось вернуться в детство, где не было места разочарованиям взрослой жизни.


Глава 17

<p>Глава 17</p>

Повторяю, понедельник — день тяжелый, особенно для тех несчастных, которые трудятся в программе «Доброе утро, Британия!». Мерзкая начальница, разнос на летучке — что может быть хуже?! Я, как и многие сотрудники, ненавидела работу, и поэтому начало недели становилось для меня сущим адом.

Я влетела в кабинет, помахала рукой Таб, которая разговаривала по телефону, уселась за стол и без энтузиазма уставилась в монитор. Ночь прошла в тревогах за Ливви; меня клонило ко сну, настроение было на нуле.

В электронном ящике для деловой корреспонденции лежало новое сообщение. Оно пришло с неизвестного адреса — Ben@sunshinehouse.com. Я дважды щелкнула мышкой на ссылку и прочитала:


Здравствуй, Джесс!

Пишет Бен Томас, тот самый парень, который так непочтительно отзывался о мире телевидения. Надеюсь, ты не забыла меня?


Вот оно что! Значит, святоша, с которым Уилл играет в регби по выходным, решил наладить контакт!


Табита рассказала, что ты занимаешься подбором героев для вашей передачи, и я смею предложить кандидатуру человека, узнать о котором телезрителям было бы крайне интересно.

Ее зовут Анна. Она уже пять лет без остатка отдает себя ребятишкам из «Солнечного дома». Вероятно, работа в нашем хосписе помогает ей справиться с собственным горем. Дело в том, что единственная дочь Анны, маленькая Сара, умерла от лейкемии семь лет назад…

Поверь, трудно найти более бескорыстного и доброго человека! Анна стала для детишек второй мамой.


Слезинка упала на клавиатуру. Я быстро вытерла глаза, чтобы никто не заметил моих слез.


Не хочется ставить тебя в трудное положение, поэтому не настаиваю. Кроме того, опасаюсь еще раз навлечь на бедную голову праведный гнев Джесс Монро. ©

С наилучшими пожеланиями,

Бен Томас.

P.S. Могу подкинуть еще одну идею. Группа «Фит» скоро выступает в «Солнечном доме» с благотворительным концертом. Наверняка они не откажутся сказать пару слов для «Доброго утра».

P.P.S. Признаюсь также, что просьба снять сюжет об Анне и благотворительной акции звезд эстрады не лишена корысти, ведь любое упоминание о нас в СМИ может принести лишний пятак в скромную казну центра.


Я принялась сочинять ответ новому знакомому.


Дорогой Бен!

Спасибо за письмо. Скажу прямо, что адвокаты посоветовали не комментировать позорный инцидент в баре, чтобы еще больше себя не дискредитировать. Так что давай сразу о главном.

Полагаю, история Анны не оставит наших зрителей равнодушными, поэтому я возьму на себя смелость вынести твою идею на обсуждение. После обеда должна состояться летучка, где и решится судьба будущего материала. К вечеру жди подробный отчет!

Всего хорошего,

Джесс Монро.


Совещание началось как обычно. Сотрудники с мертвенно-бледными лицами вошли в переговорную, предвкушая очередной разнос по всем статьям. По традиции в понедельник критиковали каждого второго, лучшие материалы отправляли в корзину, а худшие ставили в сетку.

Как известно, климат в коллективе во многом зависит от руководства. «Доброму утру» не повезло. У нас верховодила Дженис, исполнительный продюсер передачи. Трудно представить более бездарного работника, чем наша начальница! По сравнению с ней любой самый бесталанный начальник-мужчина оказался бы ангелом во плоти. Стерва достала всех и каждого, буквально жила на работе и торчала в офисе даже в выходные. Она появлялась с утра и уходила последней, ведь дома Пиранье нечего было делать: ни один мужчина не решился создать семью с этой врединой. Как шутит Кевин, Дженис давно пора поменять старомодную стрижку и потерять девственность. Что касается злополучной прически, то наша начальница и правда предпочитает фасоны, модные в семидесятых, а вот насчет девственности скажу только одно: в офисе не нашлось желающих помочь «Терминатору в юбке» стать женщиной.

— Джесс не опаздывает, а задерживается, верно? — саркастично подметила Пиранья, когда я тихонько вошла в кабинет.

«На прошлой неделе она говорила то же самое. Видно, оригинальность нынче не в почете!» — подумала безответная подчиненная.

Дженис явно доставляло удовольствие мучить слабых.

— Наверное, ты до последней минуты обдумывала предложения для летучки. Поделись гениальными идеями с коллективом!

Раньше я начала бы упорно доказывать, что есть работнички и похуже, но в тот день ругаться не имело смысла: с легкой подачи Бена у меня действительно была в запасе превосходная мысль!

— Нет, нет и нет! — категорично заявила начальница, прослушав большую часть списка идей.

Тогда я вынесла на обсуждение тему благотворительности:

— В Британии сотни людей трудятся за гроши, но приносят неоценимую помощь обществу! Рассказав об Анне, которая бескорыстно помогает смертельно больным детям и их родителям, мы поднимем острые проблемы, как то: низкие зарплаты работников социальной сферы, детская смертность, потеря единственного ребенка…

— Этих бессребреников пруд пруди. Зрителя не заинтересуют набившие оскомину материалы. Ему нужны интрига и герой с трагичной судьбой. Например, жертва домашнего насилия рассказывает о побоях и унижениях. Она сломлена, однако не решается оставить мучителя. А мы убеждаем ее поставить точку в затянувшейся драме.. Представляете, какой будет peзонанс?

— Во-первых, вряд ли во всем Соединенном Королевстве удастся отыскать такую мазохистку! Во-вторых, придется называть имена насильника и жертвы! А что, если оба решат подать на журналистов в суд за клевету? Передача разорится на судебных издержках.

Все замолчали, ожидая реакции Дженис, а та с изумлением смотрела на бунтовщицу.

— Кроме того, группа «Фит» дает благотворительный концерт в хосписе, где работает Анна. Так что появится отличный предлог заполучить поп-звезд на эксклюзивное интервью!

— Ого, интересный поворот событий! Пожалуй, у сюжета есть будущее. Джесс, начинай подготовку прямо сейчас.

«Грош цена нашей якобы социальной программе, если высшее руководство спит и видит, как заполучить в эфир побольше знаменитостей, а про обычного человека забывает напрочь», — мысленно подвела итог я.

День прошел в переговорах с «Фит». Добрый и благородный Бен считал, что популярные артисты с радостью выступят в передаче. Но каждый, кто хоть раз имел дело с акулами шоу-бизнеса, посмеялся бы над такой наивностью. В этом алчном мире все делается за деньги, и можно часами обсуждать условия и цены, даже если речь идет о заурядной съемке длиною в две минуты.

По иронии судьбы сначала «мальчиковые» группы хотят во что бы то ни стало попасть на экраны телевизоров, а раскрутившись, становятся чванливыми и жалуются на вездесущую прессу. «Фит» не исключение. Юнцы погрелись в лучах славы пару месяцев, но успели высоко задрать носы.

Проблема с новоиспеченными звездами заключалась в том, что солиста группы Неда Пиреона недавно заметили в компании неизвестной танцовщицы. СМИ раздули настоящий скандал: какой пример кумир подает своим поклонницам, средний возраст которых не превышает десяти лет! Естественно, продюсер «Фит» настаивал, чтобы журналисты не упоминали о неприятном инциденте. Пришлось согласиться на требования руководителя группы, а затем убедить Дженис принять условия. Последней каплей стал звонок директора записывающей компании, с которой «золотые мальчики» подписали контракт о сотрудничестве. Негодяй сообщил, что участие в слезливом сюжете повредит имиджу группы. \

Не долго думая, я в гневе набрала номер офиса «Сэффрон рекорде» и заявила, что никогда не работала с такими ненадежными и бездарными исполнителями, которым совесть позволяет подвести не только взрослых, но и маленьких больных детей.

— Разберемся, — ответила секретарша.

Я пришла домой опустошенная, в депрессии, разогрела полуфабрикат и налила бокал холодного шардоннэ. Оставалось только включить телевизор и проглотить очередную серию «Жителей Ист-Энда».

Динь-дон!

Черт, кто-то позвонил в дверь! Я решила не открывать, надеясь, что нежданный гость постоит и уйдет.

Динь-дон! Динь-дон! Динь-дон!

«Что за настырный тип!» С этой мыслью я поплелась к двери.

— Он меня броси-и-и-и-и-и-и-и-ил! — раздался голос в темноте.

Кара, не спросив разрешения войти, влетела в коридор и поставила сушиться зонт. Я побрела за подругой. Пришлось выключить телевизор, так как меня ждал спектакль поинтереснее.

— Вонючий урод! Да как он посмел?

Кара деловито повесила пальто на спинку стула.

— Чашечку чаю?

— Лучше вина, — рявкнула разъяренная гостья.

— Что приключилось?

Стерва захлюпала носом. Ее голос задрожал.

— Сегодня Дэн пришел с работы и заявил, что хочет прекратить наши отношения.

— По какой причине?

— Непонятно. Мерзавец нес какую-то чушь типа: «Ты мне нравишься, но это не любовь!»

— А до этого он вел себя как обычно?

— Да, — закивала подруга. — Казалось, еще чуть-чуть, и он сделает мне предложение!

— Вот увидишь, Дэн обязательно вернется. У него наверняка неприятности по службе, и он вымещает зло на близких людях.

— О какой работе ты говоришь? Этот бездарь целыми днями спит, а по вечерам торчит в барах и клубах!

Странно было слышать такие заявления, ведь раньше Кара уверяла, что скоро молодого человека ждет грандиозный успех. Гитарист-самородок играл в группе под названием «Тайнт», их музыка напоминала песни «Колдплэй» и «РЕМ» [26]. Несколько звукозаписывающих компаний хотели заключить с ребятами контракт, но сделки почему-то срывались.

— Ты всегда поддерживала Дэна…

— Неправда! Я не всегда одобряла его идиотские идеи! Какой же Дэн козел! Все мужики сволочи!

Надо сказать, что Кара всегда отчаянно боролась за права женщин, когда была одна. Однако показной феминизм куда-то улетучивался, если дамочка находила партнера.

— Не расстраивайся и поговори с ним по душам.

— Нет, гордость не позволяет.

— Может быть, парень просто решил таким способом проверить твои чувства и ждет ответной реакции?

— Ты серьезно? — робко спросила Кара.

— Конечно, мужчины — те же дети. Они ровным счетом ничего не смыслят в отношениях между полами и постоянно пытаются привлечь к себе внимание экстравагантными выходками.

Заклятую подругу внезапно осенила гениальная идея, и она поспешила раскрыть ее мне:

— Лучше ты поговори с подлецом! Тогда мне не придется снова унижаться!

— Вряд ли Дэн поделится со мной сердечными переживаниями.

— А почему бы и нет?! Иногда легче излить душу постороннему, который оценит ситуацию со стороны. Хотя, конечно, ты моя подруга и, следовательно, не можешь судить объективно.

Вступать в дальнейшие споры не имело смысла. Правда, меньше всего мне хотелось принимать на себя какие-то обязательства. С другой стороны, представлялся отличный случай наконец-то отплатить гадине за спасение жизни и навеки отделаться от ее общества.

— Решено! Ты пригласишь его в бар и объяснишь, что лучше девушки, чем заботливая и нежная Кара, он не найдет. Признаюсь, сначала я подумала: «Какого черта тащиться ко мне? Что может посоветовать неудачница, которая в последний раз спала с мужчиной в прошлом тысячелетии?»

«На месте Дэна я бы бросила эту стерву гораздо раньше», — решила я, но не могла не признать, что с везением на любовном фронте негодяйка попала в точку.


Глава 18

<p>Глава 18</p>

Как говорится, смелость города берет! Пожалуй, стоит взять на вооружение народную мудрость. Благодаря моим стараниям звукозаписывающая компания, с которой «Фит» заключила договор, разрешила группе выступить в сюжете! С утра я получила письмо с извинениями от директора «Сэффрон рекорде».

— Они споют в «Солнечном доме», а мы снимем отличный репортаж!

Оставался всего лишь час на подготовку, подбор команды и дорогу. К сожалению, в тот час без дела шатались только два приятеля-оператора, которых у нас прозвали Вонючка и Болтун. Пришлось запрягать их и незамедлительно отправляться в путь.

Мы все влезли в старенькую «вольво». Вонючка сел слева от меня, и мне стало плохо от запаха пота. В то же время я имела возможность наслаждаться скучными рассуждениями о положении дел в Британии и в личной жизни разговорчивого соседа справа. Чтобы не сойти с ума, я решила предаться серьезным размышлениям о перспективах профессионального роста".

Наконец машина подъехала к воротам «Солнечного дома». Бен ждал телевизионную группу у входа. Я заметила, что в хосписе, куда люди приезжают умирать, царила атмосфера гораздо более доброжелательная и теплая, чем в «Добром утре».

Центр для больных детей занимал современное здание. В холле располагались регистратура и приемная, повсюду на стенах висели фотографии улыбающихся детей. Вокруг низенького кофейного столика стояли стулья. Что говорить, внутри было очень уютно, но, уверена, ни одна мать ни за что на свете не привела бы сюда ребенка добровольно.

— Как добрались? — поприветствовал гостей хозяин.

— Спасибо, нормально.

Бен посмотрел на часы. Времени пускаться в пространные разговоры не было.

— «Фит» подъедут через полчаса, а вам, наверное, нужно подготовить аппаратуру. Идите за мной.

Он провел телевизионщиков в большую гостиную, где стоял телевизор, несколько диванов и пуфиков. У окна висела огромная полка с плюшевыми зверушками и играми типа «Монополии» и «Кумира».

— Концерт состоится в гостиной. В обычные дни семьи приходят сюда, чтобы пообщаться. Для тех, кто желает одиночества, у нас оборудованы отдельные спальни, — рассказывал новый приятель.

Вонючка и Болтун принялись устанавливать камеры и свет, а я отправилась дальше за Беном, который проводил мини-экскурсию по центру.

— Сейчас в хосписе постоянно живут три семьи. А вот блок, в который после обеда въедет новый пациент с родителями. В конце коридора — столовая. Давай зайдем туда и выпьем кофе!

— С удовольствием!

Наверное, через «Солнечный дом» прошло немало ребятишек. Повсюду висели фотографии детей, даже в столовой на магнитной доске сотрудники прикрепили снимки тех, кого уже нет в живых.

Бен протянул спутнице чашку с горячим напитком и два пакетика сахара, затем показал рукой на фото мальчугана, похожего на ангелочка. Ребенку едва исполнилось семь лет, он широко улыбался и стоял в луже.

— Это Билли. Классный был паренек!

— Был?

— Да, он умер полгода назад, — сухо сказал Бен. — Ему требовалась пересадка костного мозга. Анализы сдавала его семья, а также все работники, центра, но врачи так и не смогли найти подходящего донора. Такое, к сожалению, часто случается.

— Малыш умер здесь?

— Да, прямо в центре. Мы организованы как хоспис, где любая семья сможет провести с ребенком его последние дни. Мои коллеги стараются создать домашнюю атмосферу и оказывать необходимую медицинскую и психологическую помощь больным и их родственникам, поэтому в штате не только доктора, но еще и нянечки, повара, уборщицы, даже кормилицы для грудничков.

— А чем занимаешься ты?

— Я отвечаю за организацию и работаю психологом.

— Служба отнимает много времени и сил, не так ли?

— Да, и моя задача как раз состоит в том, чтобы помочь окружающим справиться с ситуацией. Если раскиснет самый здоровый в центре, что же делать больным? Кроме того, человек узнает, на что способен, только при столкновении с трудностями.

Мне внезапно захотелось рассказать ему о трагедии нашей семьи.

«Бен кажется надежным человеком. С Ливви он не знаком, поэтому я могу поделиться горем с новым приятелем», — подумала я и сказала:

— Чувство страха мне знакомо: у сестры обнаружили рак молочной железы.

Я впервые заговорила о несчастье с посторонним, и, к великой радости, Бен отреагировал без притворного чувства сострадания, которое только разбередило бы рану.

— Рядом с сестренкой мы все добры и веселы, но наедине с собой приходится трудно. Никуда не деться от панического ужаса.

— Так всегда бывает, — улыбнулся собеседник, — хладнокровным в такой ситуации останется только бездушный монстр.

— Не могу представить, что будет с детьми, если их матери однажды не станет. И что будет со мной?..

Слезы полились в три ручья. Бен протянул бумажный платочек.

— На какой стадии болезнь?

— Врачи не спешат делать выводы, требуют результаты магнитно-резонансной томографии, чтобы узнать, насколько серьезно положение вещей. А затем, возможно, придется делать операцию.

— Я, конечно, не специалист, но, по-моему, твою сестру еще можно спасти. Не теряй надежды.

Его слова вселяли оптимизм. До съемок оставалось меньше получаса, а горе-журналистка еще не подготовилась к репортажу.

— Можно я задам пару вопросов для материала?

— Конечно.

— Дети знают о предназначении хосписа? Бен кивнул:

— Да. Удивительно, но малыши гораздо спокойнее относятся к своей смерти, чем взрослые.

— Как это?

— Они широко открытыми глазами смотрят на мир и не думают о загробной жизни. С родителями гораздо сложнее: их мечты о счастливой доле любимого сына или дочки разбиваются вдребезги.

— Вы говорите ребятам о скорой смерти? И как реагируют пациенты?

Бен вздохнул:

— По-разному. Тут многое зависит от родных. Если взрослые сдерживают эмоции в присутствии ребенка, ему гораздо легче справиться с ситуацией. Но если люди впадут в истерику, то малышу придется трудно.

— Расскажи о Билли. — Я указала на фотографию мальчика, о котором мы недавно беседовали.

Хорошо. Его родители разрешили говорить о сыне с прессой. Знаешь, некоторые замыкаются после смерти близкого человека, другие, наоборот, становятся более открытыми. Итак, наш Билли… Он родился в Озерном крае, в местечке под названием Кендал. Онкологи обнаружили у ребенка болезнь, но вылечить недуг, к сожалению, не смогли. Мальчику становилось все хуже и хуже, докторам и близким людям стало очевидно, что несчастного не спасти. Тогда родители привезли его к нам. — Бен помолчал и продолжил рассказ: — Несмотря на испытания, ребенок рос очень жизнерадостным. Его любили все сотрудники центра.

— Позволь спросить — не для репортажа, а для себя. Как умирают люди?

— Каждый по-своему. Счастливчики просто засыпают, другие мучаются в агонии. Но Билли умер иначе. Он посмотрел смерти в глаза и узнал, когда скончается. Если есть время, могу рассказать дальше.

Я жестом попросила продолжить.

— Малыш обожал футбол и был фанатом «Манчестер юнайтед», всю спальню увешал плакатами игроков. Родители приобрели для мальчугана пододеяльник с символикой футбольного клуба. Отец иногда брал сына на матчи. А когда ребенок заболел, походы на стадион прекратились. Сотрудники хосписа договорились с Райаном Гиггсом, одним из игроков команды, чтобы тот приехал сюда и навестил больного. Не забуду лица Билли, когда его кумир открыл дверь в палату. Поговорив с Райаном, малыш попросил родных включить телевизор. В эфире шла передача «Байкер-гроув» [27]. Когда программа подошла к концу, мальчишка лег на подушку и сказал: «Теперь можно умереть спокойно». Через пару минут он заснул, на этот раз навсегда…

Я не скрывала слез, думая о Ливви, о племянниках, о Билли, с которым так жестоко и несправедливо обошлась жизнь. Увы, в этом мире хорошие всегда умирают молодыми, а негодяи доживают до старости.

— Прости. Не хотел тебя расстраивать, — пробормотал Бен.

— Пожалуйста, не извиняйся. Знаешь, эта история заставила понять, как мне повезло, что я здорова и что Ливви, возможно, удастся спасти.

— Так держать, надо верить в лучшее! — улыбнулся он и посмотрел на часы. — «Фит» появятся с минуты на минуту. Пока они не приехали, пойдем, познакомлю тебя с Анной. Она очень рада, что получила приглашение участвовать в передаче.

— Очень заметно, что я плакала? Бен покачал головой:

— Нет, даже глаза не красные. Идем!


Глава 19

<p>Глава 19</p>

После задушевного разговора в буфете хосписа мы с Беном направились в гостиную, где Вонючка и Болтун расставляли аппаратуру и параллельно трепались с какой-то незнакомкой. На вид ей было около сорока, но чудесные глаза женщины говорили о душевной молодости. Собеседницей операторов оказалась Анна. Мы с ней отошли в уголок, и несчастная мать поведала о смерти единственной дочери. Анна сказала, что именно работа в центре для больных детей помогла не впасть в отчаяние. Она научилась смотреть опасности в глаза и начала приносить пользу людям.

— Я же говорил, что она потрясающая! — шепнул мне на ухо Бен, наблюдая, как Анна играет с малышкой Джемаймой.

— Видно, что дети ее любят. Интересно, почему она не решилась завести еще одного ребенка, ведь в ней так много тепла?

— После смерти Сары они с мужем два года пытались зачать малыша, но ничего не вышло, а сейчас, вероятно, смирились.

— В сорок два года еще не поздно обратиться к специалистам.

— Частные консультации дорого стоят, а в государственной клинике от пациенток в возрасте просто отмахиваются.

— А чем занимается ее муж?

— Ральф работает охранником в универмаге. Их брак можно было бы назвать счастливым, если бы не смерть дочери.

Я уехала из «Солнечного дома», решив, что ни за что на свете не подведу этих добрых людей. Репортаж о концерте «Фит» и сюжет об Анне обязательно появятся на экранах через неделю! Анна приедет в студию через пару дней; Кевин, Труди и Камилла обещали оказать ей куда больше внимания, чем остальным участникам программы.

— Эта женщина — мой хороший друг! — соврала я.

Но по правде говоря, никто не смог бы уличить меня в неискренности, ведь я прониклась искренней симпатией к работнице центра.

«В кои-то веки в „Добром утре“ появится интересный сюжет, и подготовлю его я! — пронеслась в голове тщеславная мысль. — Все должно быть на высшем уровне, даже если ради этого придется поцапаться с Дженис. Обитатели „Солнечного дома“ заслуживают самого лучшего!»

Я примчалась в офис с утра пораньше, чтобы закончить текст к репортажу о выступлении поп-звезд в хосписе.

— Сообщите всем средствам массовой информации: лентяйка Монро пришла на работу раньше остальных! Ура, товарищи! Неужели рак на горе свистнул? — съязвила Дженис.

— Я закончила текст для сюжета с группой «Фит», по-моему, он получился неплохим.

— Посмотрим-посмотрим, — саркастично ответила начальница.

Дорогой читатель, без ложной скромности сообщу, что Пиранья поставила материал в следующий выпуск передачи. Оставалось только молиться, чтобы не грянуло стихийное бедствие и не изменилась сетка вещания.

Во второй половине дня нам с Таб удалось улизнуть в кафетерий. Мы взяли по бутерброду и принялись обсуждать рабочие дела. Подруга рассказывала, что получила нагоняй от богоравной Дженис. Руководство утвердило новые правила: с нынешнего дня сюжеты о садоводстве и кулинарии должны постоянно касаться сексуальной сферы жизни.

— Сколько можно говорить о возбуждающей пище и букетах красных роз? Надоело! — жаловалась Табита.

— Кстати, если уж речь зашла об интиме, как у вас с Уиллом идут дела?

— Мы все еще пытаемся зачать ребенка обычным способом, надеясь на чудо. Правда, на днях я оплатила курс лечения, который начнется на следующей неделе.

— Уверена, в этот раз все получится!

— Завидую твоему оптимизму…

Я сжала холодную ладошку Таб и задумалась: «Как помочь подруге пережить депрессию? Может, сообщить ей о болезни Ливви, чтобы бедняжке стало полегче? Но сестра строго-настрого запретила трепаться о своем здоровье…»

— Пора, мой друг! Миллионы телезрителей ждут, чтобы мы рассказали им о жизни рядового британца.

Табита звонко рассмеялась и побежала вместе со мной.

Я вновь села за компьютер. До конца рабочего дня предстояло довести до совершенства текст о неком водителе грузовика по имени Барри, жена которого грозилась подать на развод, если «панк» не сбреет бороду и не отрежет «мышиный хвост». Кстати, мужчина прислал фотографию. На снимке красовался неряха в линялой рубашке и черных (уж не знаю, какого цвета они были изначально!) джинсах. Одежда грязнули была в таком состоянии, что ни один стиральный порошок в мире не смог бы вывести пятна и копоть.

— Представляю, что скажет Кевин, когда увидит это сокровище!

Шедевра мировой литературы или на худой конец журналистики, мягко говоря, не получилось. Штампы и клише украшали текст о неряхе: «Барри равнодушен к шмоткам, но его жена Джилл пытается одеть супруга по последней моде»…

Внезапно в почтовом ящике появилось новое письмо. Адрес показался знакомым. Я открыла сообщение и чуть не вскрикнула от удивления.

Послание настрочил Саймон, тот самый, что ушел не попрощавшись из ресторана и оставил счет на приличную сумму.


Привет!

Скорее всего мое имя теперь вызывает у тебя стойкое отвращение. А я так мечтал покорить красотку по имени Джесс обаянием и чувством юмора! Увы, первое свидание закончилось неудачно: мне пришлось уйти, не сказав ни слова, и возложить на хрупкие женские плечи весь груз оплаты. Приношу искренние извинения.

Признаюсь, я хотел написать письмо сразу же после расставания, однако ничего путного не вышло. Почему — длинная история. Дни превращались в недели. И быть может, ты уже нашла партнера и думать забыла о неприятном инциденте…

Но если поиски идеала до сих пор не увенчались успехом, прошу, дай мне еще один шанс. Обещаю, что объясню столь странное поведение и отвечу на любые вопросы. Предлагаю сходить в ресторан и распить бутылочку отличного шампанского…

Жду скорой встречи!

Твой Саймон.

P.S. Ты лучшая из всех женщин, разместивших объявление на сайте знакомств!


— Матерь Божья! — вскрикнула я.

— В чем дело? — всполошилась Таб.

— Угадай, чье письмо так стремительно влетело в почтовый ящик мисс Монро!

— Неужели от Орландо Блума [28]?

— Держу пари, что не догадаешься!

— Тогда зачем спрашиваешь?! — вспыхнула подруга.

— Его прислал Саймон.

— Кто это?

— Тот мужик, который сбежал из ресторана. Хочет объяснить, куда он так торопился!

Табита презрительно фыркнула:

— Не смей отвечать подлецу.

— А ведь он мне действительно понравился. Такое редко случается в последнее время.

— Однажды ты заявила, что у Усамы бен Ладена сексуальный взгляд. С ним ты тоже пойдешь на свидание?

— Пусть международная полиция сначала его отыщет!

Я показала подруге язык и набрала номер Ливви. На вопрос «Что делать?» сестра ответила так:

— Послушай, милая, мой совет — обходи негодяев стороной.

Да уж, в голове постоянно крутилась мысль: «Стоит ли овчинка выделки?»

— Конечно, нет! — прокричал в трубку Ричард. — На твоем месте я бы оторвал ему член! Кстати, Ларе полностью разделяет мое мнение!

Несколько раз я упорно пыталась прозвониться Мэдди.

— Надеюсь, что не застала тебя в пикантной ситуации.

— Я ушла на танцы, телефон забыла дома. Так что случилось?

Пришлось вкратце напомнить подруге о перипетиях первого свидания вслепую.

— Тебе ведь этот красавчик сразу приглянулся?

— Очень даже.

— Тогда чего думать?

Итак, телефонный опрос показал следующие результаты: два человека выступили за встречу и два — против. Получалось, что решить этот вопрос предстояло мне самой.


Глава 20

<p>Глава 20</p>

Господи, откуда же взялись все эти люди? Еще пару минут назад в маленьком кафе не было никого. А теперь здесь столпотворение: мамы с малышами, папы с карапузами. И все кричат, толкаются. Кто-то ревет, кто-то просит купить кусочек торта…

— Так каждое утро, — ответила на мой вопрос официантка, подавая чашечку кофе латте. — Они отвозят старших в школу, а потом заваливаются сюда с мелюзгой и часами треплются обо всем на свете.

Постоянные разговоры о том, что маленький Томми любит на завтрак, как он сегодня спал и хорошо ли покакал, могут свести с ума кого угодно. Вот и мне хотелось поскорее умчаться из этой забегаловки, чтобы не слышать пустую болтовню мамаш и крики детей. С другой стороны, это почти идеальное, безупречное место для встречи с Саймоном.

Да-да, знаю. Не следовало отвечать на письмо. Будь у меня хоть частичка гордости, я бы игнорировала оправдания коварного ухажера и спокойно жила дальше. Однако любопытство взяло верх: очень хотелось узнать, чем вызвано столь внезапное бегство со свидания и почему вдруг беглец решил объявиться вновь… Не судите слишком строго меня, глупышку, я все же заставила молодого человека помучиться несколько дней, прежде чем отправила долгожданный ответ.

Кстати, Таб искренне удивилась моей решимости продолжить столь неприятное знакомство.

— А почему просто не спросить о причинах побега в письме? Никогда не согласилась бы пойти на свидание с мужчиной, который уже оскорбил меня.

«Никогда не положила бы глаз на такого, как Уилл», — мысленно парировала я, но не высказала свои соображения вслух. С позиции здравого смысла Таб права. Проигнорировать это свидание — значит сберечь нервы и избавиться от возможного унижения.

— И все-таки хочу проверить, действительно ли он так хорош, каким казался на первый взгляд, — робко сообщила я подруге, а та презрительно фыркнула, не зная, что из всех моих виртуальных поклонников один Саймон производил впечатление вполне нормального мужчины.

Вот таким ветром и занесло меня в шумный кафетерий в одном из западных районов Лондона в столь ранний час.

— Привет! — помахал мне рукой Саймон. На нем был голубой костюм в тонкую полоску, белоснежная рубашка и галстук оранжево-розового цвета. А этот ловелас по-прежнему чертовски привлекателен! Только волосы чуть длиннее стали. Внутри у меня все сжалось — то ли от нервов, то ли от возбуждения, то ли оттого, что пришлось торопливо проглотить огромный кусок черничной булки, чтобы ответить на приветствие.

— Еще кофе? — Ухажер пытался быть галантным. Я покачала головой, решив вести себя сдержанно: ни одной улыбки сердцееду!

Тем временем мой кавалер успел сделать заказ и пытался протиснуться к столику с чашкой горячего чая. Заметно было, как миловидные мамаши бросали в его сторону кокетливые взгляды, но казалось, что молодой человек обращал внимание только на свою спутницу. То есть на меня.

— Ну, докладывай, как жила-поживала все это время, — начал Саймон, будто мы давно знакомы и случайно встретились на какой-то светской вечеринке.

— Как жила-поживала?.. — переспросила я словно попугай, затем ехидно добавила: — Неплохо, спасибо за искренний интерес. Ну а ты что расскажешь?

— Было много работы. Уезжал надолго за рубеж, — нахмурился он.

«Что, не ожидал такой неприступности? Терпи, придется несладко».

Повисло неловкое молчание.

— В последний раз, когда мы виделись…

— Это когда ты стремительно скрылся из ресторана, оставив мне счет на кругленькую сумму?.. — Я вновь обрела голос.

— Очень сожалею о случившемся, — робко произнес Саймон.

— Извинения не принимаются.

— Могу все объяснить…

— Нет времени слушать.

— Дело в том, что… — начал было он. Ноя просто не могла молчать и выпалила, не скрывая сарказма:

— …в том, что ты женат. Чтобы догадаться, много ума не требуется.

О Боже, неужели я питала тайную надежду, что есть другое объяснение поступку донжуана?

— Да, должен признаться, что был женат. И в то время мы с супругой успели лишь договориться о разводе. Слушание дела в суде уже прошло, и через шесть недель я официально буду свободен.

— Прими мои поздравления. Вот только не могу взять в толк: почему же надо было исчезать из ресторана?

— Видишь ли, туда вошла подруга жены… бывшей жёны. Эта дамочка обязательно рассказала бы ей о том, что видела меня с новой пассией. А я был инициатором развода. И этим причинил своей экс-супруге большие страдания. Не хотелось сыпать соль на рану. Она замечательная женщина, да вот быть ее мужем я больше не желаю. Теперь же у каждого своя личная жизнь, и нам не надо скрываться. Могу предъявить все документы, если не веришь на слово.

— Не нужно. — Интерес к нашей бессмысленной интрижке таял, а часы показывали уже 9.15 утра.

Мой кавалер понял, что осталось только попрощаться, и быстро заговорил:

— Послушай, понимаю, у тебя есть причины сердиться. — Он сделал паузу, давая шанс опровергнуть сказанное, ноя молчала. — Однако надеюсь на новую встречу. Может, пообедаем вместе? Твоя компания мне очень нравится, честное слово!

Я удивленно подняла брови, хотя признаюсь, что в душе возликовала: теперь мне решать, заслужит ли он еще одно свидание.

— Да брось ты, любой человек врет, особенно на первом свидании. И не говори, что сама ни разу не обманывала.

— Спорить не стану. С маленькой ложью мы сталкиваемся сплошь и рядом: она притворяется натуральной блондинкой, он преувеличивает размер своей зарплаты. Но снимать кольцо и заявлять о том, что свободен, по меньшей мере подло.

Наше внимание отвлек чумазый бутуз, который подошел к столику и показал язык. Надо признаться, этот довольно неприятный мальчуган был весь в шоколаде, а из ноздри у него свисала сопля. Он махал кулачками и чуть не заляпал грязными ручонками мой пиджак. Нелепость ситуации заставила нас улыбнуться.

— Тибальт, не мешай дяде и тете, — укорила мамаша карапуза, и тот послушно отошел в сторонку.

— Боже правый, с таким именем быть ему либо премьер-министром, либо серийным убийцей. Третьего не дано.

Я ответила своему собеседнику улыбкой и мысленно призналась себе в том, что у Саймона хорошее чувство юмора и что я нахожу его безумно сексапильным. Правда, верить ли ему — вот вопрос.

«А какая разница? Отбрось все сомнения и насладись моментом. У тебя только одна жизнь, так проведи ее весело!» — прошептал мне на ухо чертенок в образе Мэдди с рожками.

«Довериться негодяю? Ни в коем случае! Если он предал тебя раз, подставит и в другой! — тут же посоветовал ангел с личиком Таб. — Жизнь дается человеку лишь единожды, подумай о возможной опасности».

— Так на чем мы остановились? — прервал мои размышления Саймон.

— На том, что твоему супружеству пришел конец.

— Да. А вот не начать ли нам все сначала?

Я сняла кофейную пенку ложечкой, затем бесстыдно облизнула губы, вспоминая наше первое свидание, шампанское и поцелуи.

— Подумаю об этом на досуге.

— Поторопись, время уходит.

— Ха-ха-ха, надо пораскинуть мозгами пару дней.

Сердцеед был явно удивлен:

— А чего думать? Люди либо нравятся друг другу, либо расходятся. Мне ты кажешься безумно привлекательной…

В моей душе происходили серьезные баталии: Мэдди против Таб. И признаться честно, перевес был на стороне первой.

— Хорошо, еще одно свидание. — Я достала электронный ежедневник. На самом деле пользоваться им я особо не умею, знаю только, как включать и выключать. Но ведь Саймон об этом не подозревает! — Могу пообедать с тобой во вторник, — предложила я, не желая казаться слишком доступной.

— Обеды исключены. Давай попробуем найти время для ужина.

Вечер — опасное время для свидания: выпито много вина, дела на работе закончены, и впереди вся ночь…

— Что скажешь насчет обеда в субботу или воскресенье?

— Не выйдет. Все выходные заняты: в эти, например, лечу в Нью-Йорк на семинар, а встретиться с тобой хочется как можно раньше. Кстати, на этот раз все за мой счет.

— Верю тебе безоговорочно, и все же, если соберешься в туалет, не забудь оставить кошелек на столе.

Саймон восхитительно улыбнулся. Плевать на все предосторожности!

— Что ж, остается вечер пятницы.

— Здорово. Обещаю, будет потрясающий ужин! И у меня, как это ни странно, не было ни малейшего сомнения в том, что все пройдет на высоте.


Глава 21

<p>Глава 21</p>

В тот день, когда Ливви проходила последние обследования, я позвонила на работу и соврала, что отравилась. «На всякий случай. Нужно быть свободной: вдруг сестре понадобится помощь или поддержка», — решила я разумно.

Ливви обещала сообщить, когда получит результаты. Часы показывали пять, а сестра так и не дала знать, как все прошло. Несколько раз я набирала номер мобильника старшей Монро, но тут же бросала трубку.

«Перестань нервничать, процедура могла затянуться», — повторяла я себе.

Наконец Бог услышал мои молитвы, и телефон противно затрещал.

— Ты что, сидишь у аппарата? — поинтересовалась Таб.

Дорогие читатели, обычно ваша покорная слуга безумно радуется, когда звонят старые друзья, однако в тот злополучный вечер не хотелось тратить время на пустые разговоры.

— Да я никак не могу переключиться с рабочего режима на домашний. По привычке беру трубку при первом гудке.

— Как самочувствие?

— Все так же. Прости, начинается приступ тошноты. Давай поговорим позже.

Как только я положила трубку, снова раздался звонок.

— Ну что еще? — Я подумала, что это снова Та-бита.

— Алло, это Ливви. Не помешала?

— Вовсе нет. Просто сначала я ждала весточки от сестренки, а потом отбивалась от назойливых приятелей, решивших напомнить о своем существовании. Как результаты?

— Есть плохая и хорошая новости…

— Сначала негатив, потом позитив!

— Болезнь, без сомнения, прогрессирует, но, к счастью, врачи обнаружили пораженные клетки только в молочной железе. Грудь нужно удалять, пока не пошли метастазы. Операцию назначили на середину октября, затем придется пройти курс химиотерапии.

— Не беда, главное — здоровье. Вот увидишь, через пару месяцев будешь как огурчик.

— Увы, даже после лечения необходимо наблюдаться у специалиста: рак может вернуться в любой момент.

Я глубоко вздохнула: видимо, чувство страха за сестру навечно поселится в моей душе.

— Не боишься? Ливви сухо ответила:

— Онкологи знают, что говорят. Если ради спасения жизни необходима ампутация — пожалуйста. Кроме того, врачи поставят имплантат — точную копию здоровой груди. Никто ничего не заподозрит: о протезе узнают лишь близкие люди. Жаль, что скальпель коснется только одной железы, — рассмеялась моя старшая сестра. — В противном случае точно обзавелась бы шикарными формами Памелы Андерсон.

— Ты уже сообщила новости Майклу?

— Да, и он держался молодцом. Мы долго беседовали, потом муж обнял меня и сказал, что его чувства ко мне вспыхнули с новой силой. Так приятно ощутить тепло его тела, ведь в последнее время он обращался со мной как с фарфоровой куклой, которая может разбиться даже от прикосновения. Вроде бы наши отношения даже наладились!

— Рада за вас! И не забывай: Майкл — хирург. Если он уверен в благополучном исходе операции, то волноваться не стоит.

— Правильно!

— А кто посидит с детьми, пока ты будешь в больнице?

— Мы решили отправить малышей к бабушке с дедушкой…

* * *

На следующий день я пошла на работу и вновь увидела до боли знакомые лица: в коридоре офиса состоялась «приятная» встреча с Эдди и Тарой, ведущими «Доброго утра». Разряженные и раскрашенные пижоны, которые в эфире изображают лучших друзей, а в жизни ненавидя г друг друга, приторно и снисходительно улыбнулись мне, «мелкой сошке». А я лишь пробормотала:

— «Говорящие головы» совсем зазнались! Неужели не понимают, как смешно они выглядят со стороны?

Я стремительно влетела в телестудию, где Анна уже ждала в холле на заляпанном кожаном диване. Рядом с ней сидел незнакомый мужчина.

— Привет, рада встрече! Познакомься с моим мужем!

Я расцеловала гостью в обе щеки и пожала руку ее спутнику.

— Сегодня сбудется заветное желание Анны, — заметил Ральф. — Она всю жизнь мечтала выступить в эфире.

Захотелось еще раз обнять замечательную женщину, которая за последние дни стала мне почти родной, но времени до записи оставалось мало, и поэтому пришлось заглушить эмоции.

Кевин, Труди и Камилла, словно солдаты на параде, выстроились в ряд, чтобы поприветствовать дорогих гостей.

— Мы так много о вас слышали! — заявили визажисты.

— Неужели? Очень приятно… — Анна искренне удивилась, что о ней могли говорить сотрудники нашей программы. Видимо, она наивно полагала, что мы беседуем исключительно о звездах эстрады или кино.

Через пару минут счастливая женщина уже сидела в кресле у Кевина, который обещал превратить рядовую сотрудницу «Солнечного дома» в принцессу.

— Ральф, давай я провожу тебя в приемную, где ты сможешь отдохнуть, выпить чашечку кофе и полистать газеты.

— Это та пара, о которой ты рассказывала? — спросила Таб.

— Да, у них умерла от рака дочь. Теперь Анна работает вместе Беном в центре для больных детей.

Я рассказала подруге о поездке в центр, о благотворительности, о том, как тяжела и трудна работа в хосписе — помогать несчастным ребятишкам.

— Похоже, вы с мистером Томасом нашли общий язык, — подмигнула Табита.

— Он оказался замечательным! И как у меня язык повернулся нахамить такому отзывчивому и милому человеку?! До сих пор краснею от стыда…

Она хитро улыбнулась, а я поспешила дать объяснения:

— Мы просто общаемся — и ничего больше!

К нам подошла Камилла: работа с Анной завершилась. Таб шепнула мне на ухо:

— Слава Богу, ты не положила на него глаз и избежала нового разочарования. Дело в том, что мы с Уиллом как-то раз говорили о мистере Идеале. Муж сказал, некоторые знакомые считают Бена голубым.

— Любят же люди распространять сплетни! Табита погрозила пальцем:

— Дорогая, осторожнее! Ты говоришь о моем муже.

Эти слова относились не к твоему благоверному, а к его коллегам, которые забавы ради порочат имя доброго человека. Интересно, почему они считают Бена гомосексуалистом? Неужели есть доказательства?

— Прямых улик нет. Но, по словам Уилла, каждый раз, когда речь заходит о сексе, святоша смущается и переводит разговор на другую тему. И это еще не все. Он действительно не похож на других мужчин.

— Настоящий инопланетянин, — улыбнулась я.

— Ничего смешного, — пробормотала Таб. — Кстати, он ни разу не обмолвился, была ли у него когда-нибудь девушка…

— Хочешь сказать, что единственная женщина, в которую он входил, — статуя Свободы в Нью-Йорке? — Я посмотрела на часы: — Пойду проведаю Анну, а то Кевин увлечется и сотворит с ее прической нечто невообразимое.

Слегка обиженная, Табита торопливо допила кофе и уже на выходе из кафетерия спросила, как прошла встреча с Саймоном.

— Неплохо. Точнее, не так плохо, как я думала.

— Мерзавец не забыл снять кольцо с пальца?

— Зря издеваешься. Он действительно был женат, но сейчас разводится с супругой.

— Тогда почему же подлец скрылся из ресторана?

Я вкратце пересказала его объяснение.

— И все-таки что-то настораживает… Сомневаюсь, что у этого типа серьезные намерения. И первое свидание — прямое тому доказательство! Хотя, если вам хорошо друг с другом, почему бы и нет?

— Поживем — увидим. Ошибки ведь иногда и исправляют.


Глава 22

<p>Глава 22</p>

Рабочий день незаметно пролетел. Наши визажисты и парикмахеры превратили Анну в конфетку, запись сюжета прошла на одном дыхании. Ральф пришел в восторг от жены, а та расплакалась от счастья. Материал обещал стать лучшим за долгие годы существования «Доброго утра»! И все-таки на душе у меня скребли кошки, ведь вечером предстояла встреча с бывшим молодым человеком Кары. Я мечтала, чтобы какая-то счастливая случайность избавила меня от выполнения ответственного задания, но открыто отказать подруге так и не решилась.

Вообще-то Дэн не производил плохого впечатления. Наоборот, решение пнуть под зад коленкой самодовольную стерву вызывало искреннее восхищение. Дело было вовсе не в любовнике Кары. Просто мне как слабохарактерной дуре не хотелось, высунув язык, мчаться на другой конец города и решать проблемы заклятой подруги. Я утешала себя мыслью, что с завтрашнего дня больше не буду в долгу перед гадиной.

Мы с Дэном договорились встретиться в одном из спорт-баров. Полагаю, приятель Кары частенько заходил туда, чтобы за кружкой пива обсудить с друзьями последние футбольные новости.

Я вошла внутрь. Сразу бросилась в глаза огромная плазменная панель, в которую таращилось девяносто процентов посетителей. Дорогой читатель, думаю, не нужно объяснять, что все они были мужчинами. Десять процентов женщин уныло уставились в бокалы и кружки: представители сильного пола не обращали на них внимания.

Дэн сидел за столиком в углу зала. Перед ним стоял бокал светлого пива, в пепельнице уже лежало несколько бычков. По телику показывали очередной матч, поэтому Дэн поначалу не заметил моего прихода.

— Привет!

— Здравствуй!

Дэн оторвался от экрана. Казалось, он удивился, увидев меня так рано.

— Сейчас ровно семь, я пришла вовремя. Вероятно, бывший кавалер Кары привык к тому, что она постоянно опаздывает. Он молча встал и отправился за джином с тоником для дамы.

— Вот твое зелье! — широко улыбнулся Дэн и поставил передо мной бокал. — Очень приятно, что такая роскошная девушка пригласила старика на свидание.

— Спасибо за комплимент. Только жаль, что привели меня сюда печальные обстоятельства. — Я решила сразу перейти к делу. — Сорока на хвосте принесла, что вы расстались с Карой.

— Ах да! Полагаю, та же самая птица послала тебя на разведку! — усмехнулся Дэн и зажег сигарету.

— Она хочет узнать, почему ты дал задний ход.

— Пусть сама задает вопросы, а не посылает подруг. Кара знала, что рано или поздно мы разойдемся. Я уже не раз начинал разговор об этом, но она и слышать не хотела о расставании. Более того — постоянно намекала, что пора оформлять отношения… Мы ругались каждый день. Короче, тебя ввели в заблуждение.

Наступил мой черед удивляться. Назойливая подруга все уши нам прожужжала о том, что Дэн вот-вот сделает ей предложение!

Некоторое время мы сидели молча. Дэн допил пиво и уставился в телеэкран.

— Тебе еще принести?

— Спасибо. Давай что-нибудь покрепче. Он вернулся с целой бутылкой белого вина:

— Подставляй бокал. Я составлю тебе компанию.

— Неужели ты из тех мужчин, что боятся ответственности и поэтому никогда не женятся? — спросила я.

— На данный момент я просто не готов к браку. Кроме того, добровольно жениться на Каре может лишь сумасшедший.

— А почему?

Признаться честно, очень хотелось узнать всю правду об отношениях заклятой подруги и ее бывшего бойфренда.

— Не зря говорят: мужчина встречается со многими женщинами, но женится только на одной.

Разговоры о свадьбе обычно затевают девушки. Рано или поздно парню приходится решать, как жить дальше. Наши отношения подошли к этому рубежу, я взвесил все «за» и «против», а потом сделал выбор.

Я кивнула, делая вид, что полностью согласна с мнением собеседника. И все же мне показалось странным, что за два года Дэн ни разу не задумался о том, какое будущее ждет его с Карой. Гражданский брак дает право женщине строить определенные планы в отношении своего избранника. Хотя, возможно, в словах парня была доля правды. Тем более что я сама потратила семь лет на Натана, который в конце концов дал деру.

— Поначалу я не обращал внимания на навязчивые предложения, но Кара продолжала настаивать. И каждый раз устраивала истерику, услышав отказ. Мы стали ссориться ежедневно. Поверь, не хотелось возвращаться домой: повсюду валялись журналы о свадьбах, каталоги подвенечных платьев, кассеты с мелодрамами, где все заканчивалось венчанием. Кара старалась на славу…

— Очевидно, она на тебя рассчитывала. Иначе бы не потратила столько времени на пустяки.

— Вполне возможно. Она кричала: «Я извела на тебя лучшие годы, паразит! С нормальным мужиком у нас бы давно был ребенок!»

За окошком полил сильный дождь. В баре царил уют, а снаружи — холод и сырость. Даже злой хозяин не выгнал бы собаку на двор в такую погоду.

— Моя очередь покупать напитки! — сказала я и отправилась к бару.

Мы мило проболтали с Дэном еще час. Разговор касался шоу-бизнеса.

— Ребята из фирмы звукозаписи твердят, что у нас классная музыка, но едва дело доходит до контракта, заявляют, что им нужен ширпотреб. Вот такая чепуха! — посетовал мой собеседник.

— Не падайте духом! Таланту приходится пробиваться, везет только бездарностям!

Дэн посмотрел на меня с нескрываемым восхищением:

— Ты за вечер оказала мне больше поддержки, чем Кара за все время нашей совместной жизни!

— Странно, ведь нам она всегда говорила, что тебя ждет успех.

— Неужели? А дома заводила другую песню — требовала, чтобы я нашел «приличную»?работу и, как офисная крыса, торчал с понедельника по пятницу в Сити.

Да, парень напоминал моего бывшего бойфренда. И Натан, и Дэн были музыкантами и мечтали о всемирной известности. Наверное, поэтому в памяти так легко всплыли слова утешения, которые я когда-то говорила Натану.

— Когда вы познакомились, ты уже играл в группе…

— Точно, — выпалил он, пролив немного вина из бокала на стол. — Но эта идиотка решила сделать из рокера пай-мальчика!

Дэн нежно погладил меня по шее. Я решила не возмущаться и не протестовать, а просто наслаждаться приятным моментом. Вино, без сомнения, ударило в голову.

Дэн принял молчание за согласие и подвигался все ближе и ближе. Его теплая рука начала массировать мне мочку уха.

— Ты мне всегда нравилась, — шепнул он. Я буквально таяла от его прикосновений.

— Ты тоже можешь меня погладить… Разгоряченный мачо начал страстно целовать мое лицо. К великому стыду, я не смогла устоять и бессовестно уступила натиску.

— Прошу прощения. Можно унести бокалы? — промямлил официант.

Его внезапное вторжение немного отрезвило меня, я схватила сумочку и сняла со спинки стула пальто:

— Пожалуй, надо поставить точку.

— Почему?

— По кочану!

— Из-за Кары? — озлобленно спросил Дэн.

— Не только, — отрезала я — само воплощение мисс Непорочности.

— Признайся, тебе нравилось то, чем мы занимались!

— Уже поздно, пора домой. До встречи!

— Салют!

Казалось, парня вовсе не задело мое бегство.

— Сделай мне одолжение! — крикнул он вслед. — Не давай этой стерве напрасных надежд!

— Договорились, — буркнула я и направилась к выходу.


Глава 23

<p>Глава 23</p>

С утра меня начали мучить угрызения совести: Кара попросила встретиться с бывшим парнем и обсудить их возможное воссоединение, а вместо этого я обнималась и целовалась с беззаботным бойфрендом подруги! Вопрос «Неужели тебе не стыдно?» постоянно крутился в голове. На душе было паршиво. Видимо, родители все-таки вдолбили в непутевую дочку основные нравственные принципы.

На автоответчике скопилось шесть сообщений, причем пять из них, без сомнения, звучали так: «Где ты, черт подери, шатаешься?» Я нажала на кнопку и приготовилась выслушивать ругань Кары.

— Привет, Джесс. Надеюсь, сегодня все пойдет как по маслу. Звякни, как вернешься — не терпится узнать, что сказал Дэн.

— Здравствуй. Уже девять. Жду отчета с минуты на минуту!

— Полдесятого. Почему твой мобильник не отвечает? Начинаю волноваться.

— Привет, милая. Это мама. Просто хотела спросить, как дела. Поговорим позже.

— Джесс, на часах десять! Даже ангельскому терпению приходит конец. Немедленно позвони!

— Эй, ночь на дворе! Где ты шляешься?.!

Аппарат трескучим голосом сообщил, что сообщений больше нет. Я поплелась на кухню, налила чашку кофе и уставилась в окно.

«Дзинь-дзинь!» — раздался телефонный звонок. Очевидно, Кара решила выяснить с утра, по какой причине негодная подруга игнорирует возмущенные послания и не выполняет ценные указания. Внутри происходила ожесточенная борьба мнений: «Притвориться, что никого нет? Тогда эта маньячка растерзает меня при первой же встрече. А может, подготовиться и к вечеру самой выйти на контакт?.. Эх, была не была! Скандала все равно не избежать!»

Рука потянулась к трубке.

— Алло!

— Не верю ушам своим! Мисс Монро собственной персоной!

Гадина рвала и метала. Разговор намечался долгий.

— Привет. Вчера пыталась достучаться до тебя, • но линия все время была занята.

— Странно, я ни с кем не болтала.

«Уловка не прокатила. Неужели у Кары нет больше друзей?» — пронеслось в голове.

— Такое случается, когда два человека одновременно набирают чей-то номер, — блефовала я. — Держу пари, что звонил Дэн!

Казалось, стерва немного смягчилась:

— Почему именно он? Неужели негодяй одумался?

Итак, вновь встала проблема выбора — сказать горькую правду или подсластить пилюлю? Нетрудно догадаться, что благодаря слабому характеру я выбрала последнее.

— Дэн признался, что обожает тебя, но жениться пока не готов…

Заклятая подруга незамедлительно парировала:

— И когда же мерзавец соизволит предложить мне руку и сердце?

— Этого он не сказал. Упрямица продолжила наступление:

— Ладно, хватит ходить вокруг да около. Он намерен ко мне вернуться?

Прямые вопросы требуют однозначных ответов. Нормальный человек сказал бы пусть жестоко, но честно. Я же всегда старалась «постелить соломки» для того несчастного, на голову которого должна обрушиться плохая новость. К сожалению, люди не ценили стараний, и частенько мне приходилось попадать под горячую руку. Как говорится, благими намерениями вымощена дорога в ад.

— Милая, подумай, нужен ли тебе человек, который не знает, как дальше строить ваши отношения?

— Не стоит драматизировать ситуацию. Уверена, что Дэн все еще привязан ко мне…

Наконец я созрела, чтобы открыть глаза бедняжке.

— Похоже, парень не собирается возвращаться.

— На каком основании сделано твое заключение?

— Он еще не нагулялся и поэтому не хочет связывать себя узами брака с кем бы то ни было.

— Вы говорили про других женщин? — пронзительно завопила Кара.

— Нет, нет, нет. На самом деле ему противны всякие церемонии и обещания вечной любви. Только и всего.

Мы снова замолчали.

— То есть он хочет жить со мной в гражданском браке? — наконец обрела голос подруга. — А как насчет детей?

— Без понятия! — соврала я, вспомнив: мерзавка всегда твердила, что не собирается рожать. — Дэн не стал развивать эту тему, а мне и в голову не пришло спросить. Ты же постоянно уверяла, что ненавидишь малышей.

— Ну и дура же ты! Я так надеялась на женскую интуицию, нежность, мягкость. Даже тупорылый Джейсон справился бы лучше тебя!

— Прости, что не смогла помочь, — с облегчением вздохнула я, понимая, что допрос окончен.

— Сожалеть должна я! Нельзя доверяться безмозглым идиоткам! — злобно ответила подружка. — Кстати, когда ты вернулась домой?

— Точно не помню. В районе одиннадцати.

— То есть вы встретились в семь и провели вместе три часа! Дорога-то могла занять максимум час! — прокричала ревнивица.

— Я задержалась на работе, поэтому пришлось перенести свидание на более позднее время.

— Предположим, вы с Дэном просидели в баре часа два. И ты так и не спросила самого главного?! Впервые вижу такую безмозглую девицу!

Когда Кара срывала на ком-нибудь злобу, лучше было не вступать со скандалисткой в словесные перепалки. Но меня словно черт тянул за язык.

— Во-первых, кое-кто каждому встречному сообщал о скорой свадьбе. А во-вторых, этот же человек уверял, что нельзя тратить жизнь на пеленки и распашонки.

Представляю, как она вытаращила глаза от удивления.

— Дэн убеждал меня, что дети — самое главное в жизни женщины, — прошипела она. — И после каждого траха просил стать его женой!

«Надо же, сколько информации», — подумала я.

— Они с Натаном очень похожи.

Подруга не оценила поддержки. Более того, она пропустила последнюю реплику мимо ушей.

— Ума не приложу, о чем вы говорили битых три часа? Неужели о глобальном потеплении и тектонических плитах? Мы поболтали о футболе, хотя в основном разговор касался музыки.

Мерзавка вспыхнула:

— Прямо «Тупой, еще тупее» [29]!

Дальше на меня вылился целый поток ругательств, но мне было уже все равно. По крайней мере Кара поверила в то, что я — самая натуральная дура.

Кофе давно остыл, на работу я опоздала, настроение было на нуле — день откровенно удался!

— Прости, да только время позднее, пора бежать. Жаль, что дипломата из меня не вышло. С удовольствием сообщила бы, что милый мечтает вернуться, создать семью и умереть с прекрасной Карой в один день, однако…

Кара фыркнула:

— Не хочет жениться, говоришь? Поживем — увидим.

«Мечтать не вредно», — подумала я. Как правильно заметил Дэн, добровольно предложить Каре руку и сердце мог бы только сумасшедший.


Глава 24

<p>Глава 24</p>

На встречу с Саймоном я надела лучшее кружевное белье и чулки с поясом (уже вижу вашу ироничную улыбку, дорогие читатели!). Но я вовсе не собиралась спать с ухажером, по крайней мере на первом нормальном свидании. Просто мама учила меня, что приличная девушка должна покупать только качественные трусики и лифчики, а в особо торжественных случаях — наряжаться в самые роскошные комплекты.

Кавалер заказал столик в модном ресторане «Бардо», затем предложил продолжить вечер в каком-нибудь баре. До сих пор жизнь старушки Монро (в отсутствие перспективных поклонников) проходила в пути с работы домой, поэтому подобное приглашение можно было с полным правом назвать исключительным событием.

По дороге в ресторан я планировала, как должен пройти вечер. В голове созрел коварный план: «Сначала мы откроем бутылку шампанского, потом отведаем всяких деликатесов, затем Саймон позовет в бар, но после ужина его ждет легкое разочарование: я хитро сошлюсь на усталость и попрошу проводить меня домой».

Мисс Невинные Глазки намеренно опоздала минут на пятнадцать. Ловелас уже сидел за стойкой бара и потягивал через трубочку коктейль. В черном свитере и брюках, в замшевых туфлях под цвет одежды, Саймон выглядел очень аппетитно. Подойдя ближе, я заметила одну маленькую деталь — волосы красавчика были все еще влажными после душа.

— А где коробка конфет для дамы? — игриво спросила я, усевшись на высокий стул рядом с мужчиной своей мечты.

— Осталась дома, на столике у кровати, — улыбнулся он. — Ты выглядишь великолепно!

Разумеется! Я десять раз переодевалась, прежде чем выбрала наряд. Платье в стиле Гуччи, черные чулки и лодочки (а также черное нижнее белье!) сидели просто восхитительно — впервые за долгие годы я почувствовала себя королевой.

— Шампанского?

— С удовольствием.

В ресторане играла легкая музыка. Освещение, удобная мебель, обитая бордовым бархатом, располагали к романтике и заставляли забыть о проблемах.

— Давай прикончим эту бутылку здесь, а затем пройдем к столику!

— Согласна, — кивнула я.

— Кстати, здесь замечательно готовят гусиную печенку, — невзначай заметил Саймон и наполнил бокалы. — За встречу!

— Шампанское, французская кухня… Надеюсь, сегодня ты не убежишь? А то я ни за что не расплачусь.

Он скромно улыбнулся:

— Обещаю, что проведу с тобой весь вечер, пока четверо детей не придут забрать распутного отца.

Я буквально опешила, на долю секунды представив, что все это правда.

— Ха-ха-ха, поверила! — загоготал шутник.

— Очень смешно. После первого свидания с таким непредсказуемым человеком я ничему не удивляюсь.

— Ну-ну, не дуйся. — Он потрепал меня по щеке. — Улыбнись, пожалуйста!

— Да пошел ты! — фыркнула я, ноне обиделась.

— Вот, уже лучше. Как прошла неделя?

— Неплохо.

Я поведала своему спутнику о перипетиях на работе, о встрече с Дэном и бессильной злобе Кары, «забыв» упомянуть про бессовестные поцелуи в баре и ни слова не сказав о здоровье Ливви.

— По крайней мере парень вел честную игру, — подвел итог Саймон. — Тысячи мужчин делают предложение под нажимом женщины, а потом сожалеют об этом. И я не исключение.

— Как долго ты был женат?

— Мы встретили вместе четыре чудные весны, однако оформили отношения только год назад. Как видишь, брак умер, не дотянув до первого юбилея. По-началу я и Фиона неплохо ладили… потом она захотела свадьбу, белое платье, праздничный торт и все такое. А я ненавидел церемонии и кольца на пальцах.

— То есть ты всего лишь не хотел ставить штамп в паспорте?

Саймон сделал глоток шампанского, и маленькая капелька осталась у него на губах. Мне захотелось слизнуть ее, но такой распущенности приличная девушка не может себе позволить.

— Я любил жену, и тем не менее не планировал прожить с ней до конца дней. Совсем как твой приятель.

— Бывший парень моей подруги!

— Какая разница?! Все рано мы с ним очень похожи. Только Дэну хватило смелости сказать о своих чувствах до свадьбы, а мне пришлось участвовать в карнавале и знакомиться с кучей родственников.

— Значит, передо мной ловелас, который ищет легких отношений на одну ночь, — усмехнулась кокетливо я.

— Вовсе нет. Просто считаю, что совместную жизнь надо строить лишь с любимой. Фиона — замечательная женщина, но завоевать мою любовь она так и не смогла.

«Правильный ответ, Саймон! Вам полагается приз. Вы проведете остаток жизни с умной и веселой Джесс. Пусть у нее небольшая грудь и коротковатые ноги, ее козыри — верность и покладистый характер»; — подумала я.

— Может, пойдем к столику?

— Разумеется.

В компании восхитительного мужчины я чувствовала себя очень уютно. Красавчик был так не похож на жутких троглодитов, которые до сих пор назначали свидания мне!

Наш столик находился в дальнем углу зала. Мы удобно устроились на диванчике, зажгли свечу. Саймон заказал замечательную печенку, а я выбрала холодный суп-пюре из помидоров и отбивные из баранины.

Два часа пролетели незаметно. За это время мы выпили еще одну бутылку шампанского и попробовали с десяток деликатесов. Голова кружилась от легкого опьянения, и я уже сидела на коленях у обаятельного кавалера, который рассказывал анекдоты и байки о своих коллегах по работе.

К концу вечера я с трудом связывала слова.

— Поцлуй.

— Что-что?

— Поцлуй меня.

— С удовольствием!

Коварный соблазнитель слегка коснулся моих губ. Откровенно говоря, неопределенность убивала, может, именно поэтому я, как мартовская кошка, накинулась на Саймона. Тот ответил страстным поцелуем.

— Сладкая, куда поедем? К тебе или ко мне? — прошептал он.

— Лучше к тебе.

Такое решение оставляло пространство для маневра: ведь уйти самой всегда легче, чем выгнать. Кроме того, я хотела посмотреть, есть ли в квартире донжуана следы присутствия другой женщины.

Мы ехали на такси минут пятнадцать. Водитель старался не смотреть на то, что делалось на заднем сиденье. Рука подлеца забралась под платье и нащупала чулки.

— Черт! Ты такая сексуальная!

— Спасибо на добром слове.

Я медленно расстегнула ширинку на брюках Саймона и начала ласкать его.

— Приехали, — буркнул шофер. Признаться, я даже не знала, куда ее завезли, только запомнила, что вышла из такси где-то на Мейда-Вейл [30].

— Лифт сломался, давай кто быстрее на третий этаж! — Парень помчался по ступенькам, как горный козел.

— На каблуках тяжело бегать! — закричала я вслед.

Мы сбросили пальто прямо в коридоре, не переставая целоваться, а после каким-то чудом оказались на кровати. Саймон расстегнул молнию платья и обнажил мои плечи.

— Я мечтал переспать с тобой с момента нашей первой встречи!

Для меня слова страстного мачо прозвучали как комплимент. Одной рукой он держал меня за ягодицы, другой гладил по промежности. Затем герой-любовник снял с меня трусики и прижался всем телом.

— Мы забыли про презерватив! — очнулась я.

— Он уже на месте, — сладко прошептал Саймон.

Я удивилась: «Неужели он надел его еще до ресторана?»

Донжуан больше не мог ждать…

— Прости, — сказал он через пару минут. — Дай часок на отдых, и я покажу тебе высший класс!

— В быстром сексе есть свое очарование… И как это тебе удалось сдержаться в ресторане?..

Кавалер самодовольно улыбнулся:

— В следующий раз займемся тантрическим [31] сексом: тогда половой акт будет длиться семь часов.

— О Боже! Надеюсь, тантра включает в себя просмотр кинофильма, ужин и дорогу домой…

Саймон рассмеялся:

— Вот наглядный пример того, почему мужчины и женщины не понимают друг друга. Нам вбили в голову, что вам нужны долгие ласки, а представительницы слабого пола хотят напора и стремительности.

— Нам нравится нечто среднее. Саймон бросил мне халат:

— Надень пока, а я сварю кофе.

Это было приглашение остаться на всю ночь, простое и незамысловатое, без длинных разговоров вокруг да около. А потом — я в этом не сомневалась — очаровательный принц заговорит о новой встрече.

Я сняла платье и.повесила на стул, а затем плюхнулась на огромную двуспальную кровать, которая занимала почти всю комнату.

«Непохоже, чтобы здесь обитала какая-нибудь мадам: ни фотографий, ни предметов женского туалета», — самодовольно отметила я.

Конечно, дорогие читатели, я обещала, что не буду спать с Саймоном. Но ведь мы встречались уже не в первый раз (на свидании в итальянском ресторанчике «Добрый вечер» мне бы и в голову не пришло прыгнуть в постель с незнакомым человеком!) и, надеюсь, не в последний…


Глава 25

<p>Глава 25</p>

Майкл вез нас по проселочной дороге. В машине сидела Ливви, дети и ваша покорная слуга.

— Мы едем-едем-едем в далекие края, — распевала я.

— Тетя Джесс, эта песня неправильная, ведь нас ждут бабушка с дедушкой, а не далекие края! — заметил Мэтью.

— Хорошо, тогда давай затянем другую. Например, «Звените, колокольчики», ведь на носу Рождество!

Дети беззаботно улыбались и разглядывали сельские пейзажи, не подозревая, что через пару часов в доме стариков разыграется трагедия: Ливви расскажет родителям о болезни и завтрашней операции. Взрослые знали о роковом решении, и каждый переживал по-своему. Майкл сосредоточился на дороге, больная отрешенно смотрела в одну точку, а я паясничала.

За день до поездки сестра попросила увести малышей на время объяснения.

— Я подам условный знак, и ты предложишь ребятам прогуляться.

— Без проблем. Кстати, завтра можешь привезти племянников ко мне. Наверняка после операции ты захочешь как следует выспаться.

— Не стоит, пусть идут в школу. Кроме того, их присутствие заставит держать себя в руках.

Мама выбежала к калитке, чтобы встретить дорогих гостей.

— Милая, ты замечательно выглядишь! — сказала она мне. — А как поживает мое солнышко Ливви?

Отец открыл дверь и вытер замасленные пальцы о старую одежду. Наверняка он работал, над новым изобретением.

— Золотые мои! — Старик потрепал внуков по голове. — У нас в доме спрятано две плитки шоколада. Скорее бегите и отыщите лакомство!

— Но съесть конфеты можно только после обеда! — строго напомнила малышам бабуля.

Все прошли в гостиную, где папа заботливо разжег огонь в камине.

— Майкл, давай по виски!

— Благодарю, сегодня я за рулем.

— Прорабатывают тебя мои девчонки, — подмигнул глава семейства.

— Алан, не вздумай напиваться! Кстати, вот задание: проверь, готово ли мясо! — послышался голос из кухни.

Отец торопливо побежал исполнять поручение, а взрослые «дети» многозначительно улыбнулись.

— Проходите в столовую. И позовите ребятишек, пора садиться за стол.

Я откинулась на спинку стула и с удовольствием посмотрела на пустую тарелку:

— Потрясающий обед! Мам, ты просто обязана раскрыть рецепт говядины по-веллингтонски [32].

— Договорились, только обещай больше не разогревать в микроволновке всякую дрянь из универсама, — подмигнула старушка.

Племянники и Майкл уплетали за обе щеки, только Ливви едва притронулась к еде.

— Ты не голодна, детка?

Мама была всерьез обеспокоена тем, что дочка почти ничего не попробовала. Сердце сжалось от боли. Неужели в этот уютный милый дом могли постучаться несчастья?!

— Прости, по дороге сюда заболел живот, — соврала сестра.

— Этому горю легко помочь, — ответила мать и направилась на кухню, чтобы заварить любимой девочке целебный чай с мятой. Отец стал убирать со стола, а дети отпросились поиграть.

— Время пришло, — прошептала сестренка.

Я решительно встала и отправилась на поиски племянников. «По крайней мере не буду присутствовать при тяжелом разговоре», — эгоистично подумала я.

Мама вернулась из кухни с кипятком и заваркой.

— Собрались уходить?

— Да, выведу малышей подышать свежим воздухом. Дойдем до деревни и сразу назад!

— Что за спешка? Садитесь за стол и пейте чай. После прогуляемся всей семьей!

— Мы подготовили маленький сюрприз для бабушки с дедушкой, и нужно обсудить некоторые детали!

Эмили вопросительно взглянула на меня.

— Ха-ха-ха! Наша малышка — прирожденная актриса, как отменно разыгрывает удивление! Не успеете соскучиться, как мы вернемся, — сказала я, подталкивая ребятишек к входной двери.

— Я ничего не понимаю, — обиженно сказала девочка, едва мы вышли за калитку.

— Это выдумка, милая, просто маме и папе нужно пошептаться со стариками.

— А что они скрывают? — встрял Мэтью.

— Понятия не имею!.. Кто первый найдет коровью лепешку — получит приз!

К сожалению, в дерьмо вляпалась одна я. Кусочки вонючего вещества намертво пристали к розовым туфлям из замши. Пока племянники выбирали шоколадки в деревенском магазине, я села на ступеньку и прочитала на дорожном указателе: «До Пултона 5 миль».

За полем виднелся родительский дом, из трубы поднимался столбик дыма, и казалось, что все как прежде.

Предугадать реакцию родителей несложно. Мама, вероятно, заплачет, а отец постарается не показать своих чувств. Оба будут роптать на Бога за то, что послал любимой дочери тяжкую болезнь.

— Вот сдача. Спасибо за конфеты! — Мэтью протянул мне пятьдесят пенсов.

— Ну что, пора домой. Бьюсь об заклад, что обыграю вас в «Монополию». — Я сняла маленький кусочек шоколада с верхней губы Эмили.

На обратном пути мы болтали обо всем: мальчуган рассказывал о битве при Гастингсе, девчушка расспрашивала про Бритни Спирс, а я рассказала о концерте группы «Фит» в хосписе.

— А что такое «Солнечный дом»? — спросил малыш.

Как обычно, в голове возник риторический вопрос: «Какой черт меня за язык тянул?»

Не могу врать детям, поэтому пришлось сообщить любознательным школьникам о том, что не все живут долго и счастливо.

Естественно, у них возникла куча вопросов:

— А как люди узнают, что скоро умрут? Им говорит врач? А если он ошибется?

— Существуют определенные симптомы, по которым распознают болезнь.

— Например?

«Как бы не сболтнуть лишнего!» — пронеслось в голове.

— Скажем, у ребенка лейкемия. Тогда он начинает быстро утомляться, мало кушает и худеет на глазах.

— Я иногда устаю и не всегда доедаю то, что лежит на тарелке. Значит, я тоже болен? — не отставал племянник.

— Вовсе нет! У тебя слишком много энергии — болезни с тобой не справиться!

— Тетя Джесс, а тебе доктор ничего не говорил? Мы ведь не переживем, если с тобой что-то случится!

Бедный мальчуган! Естественно, мысль о смерти матери не приходила в голову ребенку. Они с Эмили по наивности считали, что мама и папа всегда будут рядом и помогут в трудную минуту.

— Не время ложиться в гроб! По крайней мере до тех пор, пока не обыграю тебя в «Монополию» хотя бы раз сто!

К счастью, напряжение спало. Мы подошли к родной калитке. Дети остались во дворе, а я открыла входную дверь, сняла туфли и постояла немного в коридоре. В доме воцарилась тишина.

— Есть кто живой?

— Мы в гостиной, — сухо ответила Ливви.

Мама сидела на диване и тихо всхлипывала, очевидно, истерика уже закончилась. Ее глаза и лицо покраснели. Старушка прикладывала к носу мокрый платок и вздрагивала, словно от боли. Отец положил руку на ее плечо и тихо повторял:

— Не плачь, все будет хорошо.

— Вижу, родители уже знают правду. Мама протянула ко мне руки:

— Иди сюда, садись рядом! — Она обняла меня и начала причитать: — Мое солнышко, моя ненаглядная Ливви! За что ей такое наказание?!

Бен рассказывал, что иногда близкие воздвигают больного на пьедестал. В их глазах несчастный становится в прямом смысле неприкасаемым, поскольку все боятся сделать ему больно. Семья разрывается между желанием обнять любимого человека и чувством страха. Родные понимают, что должны быть сильными, но частенько путают стойкость с холодностью и отдаляются от бедняги, которому так нужна помощь окружающих.

— Мам, успокойся, — тихо сказала Ливви. — Мэтью и Эмили могут войти в любую минуту и спросят, почему ты плачешь.

— Конечно, милая, я постараюсь. Алан, включи телевизор на любой канал, где показывают фильмы после обеда.

— Элен, согласись, сейчас не время смотреть кино, — пробормотал отец.

— Включи, пожалуйста, и все сам поймешь. Взрослые молча уставились в ящик. Каждый был погружен в свои мысли.

— Смотрите, что у меня есть! — влетела в комнату девчушка, протягивая нам огромный коричневый лист. — Он похож на Микки-Мауса.

— Дай-ка сюда, — улыбнулась сестра и протянула руки к дочери. — Действительно, совсем как мышонок: вот уши, а вот носик.

Следом вбежал Мэтью.

— Что случилось? — спросил он. — Ты плакала?

— Не волнуйся, маленький, бабушку растрогала очередная мыльная опера.

На экране «влюбленные» Фред Астор и Джинджер Роджерс [33] улыбались друг другу как мартовские коты. Видимо, мальчик так и не понял, почему бабушка плакала, ведь по телику крутили комедию.

— А кто это? — Ребенок ткнул пальцем в экран.

— Известные актеры. Майкл махнул рукой ребятам:

— Аида со мной во двор! Будем искать листья, похожие на знаменитостей. Я хочу найти Памелу Андерсон!

— Какую Памелу? — переспросил сынишка. Мы больше не говорили «сами знаете о чем» до отъезда. Бабушка с дедушкой вышли проводить внуков. На какой-то момент показалось, что все возвращается на круги своя. Однако грустное лицо Ливви напомнило, что самое страшное еще впереди.


Глава 26

<p>Глава 26</p>

— Доброе утро, Британия! — поздоровался Эдди со всеми жителями нашей страны.

Какие радикальные перемены произошли в настроении лицемера! Стоящие в студии сотрудники передачи еще помнили, как пару минут назад он кричал на осветителей за то, что те якобы подчеркивают его недостатки.

— Запаситесь адреналином! Сегодня мы покажем захватывающие репортажи! — вступила Тара. — В программе вы увидите материал о туризме, узнаете, как во всем мире сплавляют по рекам лес. Критики расскажут о новой постановке в одном из театров Уэст-Энда. И под завязку немного романтики: сюжет о том, зачем люди обращаются в брачные агентства и что из этого получается.

— Опять какое-то старое дерьмо, — прошептала я Табите. — Ладно, хватит глазеть на придурков, пойдем в кабинет.

В тот понедельник работа раздражала как никогда. С утра Ливви делали операцию, и я была словно на иголках. Я порывалась даже взять отгул, чтобы дежурить в госпитале, но больная строго-настрого запретила приближаться к клинике.

— Процедура самая обычная, — сказала сестра. — Не хочу, чтобы вы сидели в коридоре и бросались к каждому врачу с вопросом «Ну как?».

Я села за стол и включила компьютер. Спам и вирусы составляли девяносто процентов сообщений. Два или три послания пришли от таинственных незнакомцев, которые запали на анкету. А еще мне написал Саймон! Мы расстались с ним в прошлую субботу, и, как настоящая ветреная девица, я с тех пор не вспоминала о любовнике.


Привет, милая! Просто хотел написать, что мы замечательно провели время. Я до сих пор вспоминаю твои сексуальные чулки. Давай поужинаем в выходные и поставим еще один эксперимент. Пиши.


Так, сочиняем ответ:


Дорогой Саймон! Рада была получить письмо…


Слишком официально.


Здорово! Просто супер, что ты написал…


Я вновь стерла написанное.


Привет! Мне тоже понравилось то, что было в пятницу. В следующую субботу я свободна, хотя твое предложение меня удивило — ведь ты сказал, что летишь в Нью-Йорк по делам.

Джесс.

* * *

Ответ не заставил себя ждать.

Ха-ха-ха! Вот ты и согласилась на ужин, а в прошлый раз настаивала исключительно на обеде/ Я обвел тебя вокруг пальца. Кстати, вышел новый фильм с Колином Фаррелом, приглашаю!

С.


«Еще одна маленькая ложь, — подумала я. — Но по крайней мере он все-таки хочет встретиться». Зазвонил телефон.

— Передача «Доброе утро, Британия!». Здравствуйте! С вами говорит Джесс Монро.

— Привет! Это Бен. Как настроение?

— Так себе. Сегодня Ливви будут отрезать грудь и вшивать имплантат. А вчера мы ездили к родителям и сообщили им плохие новости.

— Не хочешь поговорить?

— Хочу, но боюсь, что рабочая обстановка не способствует откровенности.

— Я еду в Лондон, нужно побеседовать с представителями банка. Надеюсь, они станут нашими меценатами. А вечером можем пересечься где-нибудь в баре.

— Замечательно!

* * *

Мы встретились в уютном кафе неподалеку от Тауэрского моста. Бен уже сидел за столиком и читал газету «Ивнинг стандард». На столе стояло два джин-тоника.

— Удалось выбить деньги? — спросила я.

Приятель наморщил нос:

— Понимаешь, центру нужно построить еще одно здание. Наши спонсоры обещали шестьдесят тысяч, а дали только половину суммы. Приходится просить милостыню и организовывать благотворительные мероприятия, чтобы собрать остальное.

— Бесчисленное множество номеров различных знаменитостей, деловых людей и политиков, которые есть в моей записной книжке, в твоем распоряжении.

— Спасибо за инициативу. Но хватит о работе, поговорим лучше о тебе.

Я рассказала, как мы съездили к родителям. За короткое время Бен успел стать хорошим другом, которому можно доверить любую тайну.

— Знаешь, по-моему, твоя мама собралась с силами, когда придумала отговорку про «мыльную оперу», — заметил психолог. — А вот отец, безусловно, дал волю чувствам, как только машина скрылась за поворотом. В любом случае звони старикам почаще.

— Хорошо. Так странно, до сих пор взрослые окружали заботой маленькую Джесс, а теперь ей приходится быстро взрослеть.

— Ты справишься. В критической ситуации люди обнаруживают в себе силу, о которой и не подозревают. Кстати, Ливви дала о себе знать?

— Нет, но пару часов назад я говорила с Майклом. Он уверял, что операция прошла успешно. Сестре, вероятно, придется провести в больнице несколько дней. Но она не хочет никого видеть, пока не вернется домой.

— Вполне нормальная реакция.

— Детей отправили к родителям мужа на несколько дней. А я слоняюсь из стороны в сторону и не знаю, чем заняться.

— Родственники обычно страдают больше, чем сам больной, просто потому, что не могут ему ничем помочь…

Тут в голову пришла «гениальная» мысль: «Раз уж Бен так много знает о нашей семье, то почему бы и мне не поинтересоваться его близкими?»

— У тебя есть девушка?

Пораженный прямотой вопроса, Бен даже поперхнулся.

— Нет, — ответил он.

— Почему?

— Наверное, по той же причине, по которой у тебя нет парня. Не попалась еще та, единственная.

— Ты когда-нибудь долго встречался с женщиной?

— Да, было дело. Мы познакомились в университете и провели вместе три года. А потом она нашла себе пробивного молодого человека и решила бросить неудачника.

— Вы общаетесь?

— Теперь она богата и знаменита, зачем ей какой-то нищий психолог?

— И что, с тех пор никого?

— Серьезных отношений так и не сложилось. Наверное, я женат на своей работе.

Да уж. Кстати, раз зашла речь о свадьбах… Недавно читала смешную статью. Автор написал интересную фразу: «Если вы будете класть одну монетку в копилку каждый раз, когда занимались любовью с женихом, а затем вынимать по монетке после секса с мужем, копилка никогда не опустеет».

— Женитьба ничего не меняет. Секс всего лишь часть счастливой супружеской жизни. Если он единственное, что держит людей вместе, у них неизбежно начнутся проблемы. Возьми, к примеру, родителей, которые приводят к нам своих детей. Неужели ты считаешь, что они много размышляют о плотской любви? Их волнует только здоровье ребенка. И брак, крепкий и счастливый, служит людям поддержкой и опорой…

— Говоришь об Анне с Ральфом?

— Вот именно, эти ребята побывали в аду, когда умерла Сара. Но они сумели выстоять, и вовсе не потому, что размножались как кролики. Людям надо покончить со стереотипом «секс решает все»!!!

Как возразить человеку, если он совершенно прав? Я виновато молчала: до сих пор физическая любовь стояла на первом месте в списке приоритетов мисс Монро.

— Пора идти. Сегодня дежурить в ночь, а поезд отходит в 7.30. — Бен встал и чмокнул меня в щеку.

— Спасибо, что выслушал. Прости мое любопытство.

— Хватит извиняться. Хорошо, что мы разговариваем о самом сокровенном. И я прекрасно вижу, что ты отнюдь не черствый сухарь.

Я шаловливо показала язык.

— Еще увидимся.

— Надеюсь.


Глава 27

<p>Глава 27</p>

Табита праздновала тридцать четвертый день рождения! Я обещала подруге помочь с организацией вечеринки. Мы пораньше ушли с работы, затарились в универсаме и полвечера провели у плиты, чтобы поразить приглашенных кулинарными изысками. В итоге гостей ждал мусс из семги, тушеные овощи, жареный цыпленок и пирожные тирам ису.

В очередной раз я поразилась, как Таб удается оставаться веселой и жизнерадостной, несмотря на то что ее попытки забеременеть до сих пор не увенчались успехом. Она с радостью накрывала на стол, стелила белую скатерть, ставила свечки.

— У нас лишняя тарелка, — заметила я.

— Нет, все правильно. Именинница с мужем и пять гостей: ты, Мэдди, Ричард с Ларсом и… Кара!

— Шутишь?

— Говорю серьезно, — ответила виновница торжества. — Извини, но твоя «заклятая подруга» все же появится на празднике.

От такой неожиданности я плюхнулась на стул:

— Кара никогда не числилась в списке твоих подруг, Таб. Поверить не могу в такую перемену!

— Сейчас объясню. Помнишь, ты рассказывала, что Дэн разорвал отношения с бедняжкой? Недавно я ей позвонила, чтобы выразить сочувствие, мы мило поболтали. Кажется, последние события сбили спесь с нашей великосветской дамы. Кара и вправду сильно изменилась. Как можно было не пригласить ее на вечеринку?

— Мы знакомы с ней со школьной скамьи. Более того, эта истеричка однажды спасла мне жизнь. Такой слабохарактерной нюне, как я, не выбраться из цепких лап Кары, но чтобы ты поддалась ее чарам — уму непостижимо!

— Не драматизируй. Я посажу вас по разные стороны стола.

Подруга показала карточки с именами, которые она заботливо поставила на каждую тарелку.

— Лучше бы переселила ее на другую планету! Кто-то позвонил в дверь, и Таб отправилась встречать первых гостей, а верная помощница налила себе бокал шампанского.

— Мы, как обычно, пришли слишком рано? — раздался голос Ричарда. — Здравствуй, прелестная Белоснежка! А кто-то из гномов, я смотрю, уже выпивает!

Вслед за другом в комнату вошел Ларе. Оба деловито пересчитали тарелки два раза.

— Что за таинственный человек посетит сегодня этот дом? — поинтересовался любопытный Дик.

— К сожалению, будут только знакомые! Добрая Табита позвала на праздник нашу обожаемую Кару, — пробурчала я.

Приятель подмигнул мне:

— Кто-нибудь в курсе, как поживает теперь зазнайка, которую щелкнул по носу шутник Дэн?

Мне в голову пришла мысль: «Раз Ричард в таком игривом настроении, вечер пройдет неплохо!»

— Жестокие люди, вам лишь бы смеяться! А ты, милая, больше всех должна знать о страданиях Кары!

— Неужели? — фыркнула я. — Толком ничего не рассказав мне, она послала меня на переговоры со своим бойфрендом. Видно, боялась, что подлец бросит ее еще раз.

— Какой поворот событий! Выкладывай подробности! — Ноздри Ричарда раздулись от любопытства.

— Информация личного характера не разглашается, — пробормотала я и мысленно поклялась больше не пить.

— Брось, у друзей не может быть секретов.

— Ничего особенного. Просто им нужно отдохнуть друг от друга.

— Не хочешь говорить — не надо, узнаю сам.

— Пожалуйста, не подставляй меня! Таб не выдержала и вмешалась:

— Дорогие, хочу напомнить, что у кого-то сегодня день рождения! Виновнику торжества не помешает капелька внимания со стороны гостей! И хватит перемывать кости бедняжке! Вы похожи на героев сериала «Беверли-Хиллз».

— Прости, — сказали в унисон все трое.

Вновь прозвенел дверной звонок. Вошли Уилл и Мэдди. Муж Табиты надеялся приехать пораньше, чтобы помочь с ужином, но ближе к вечеру объявился важный клиент, который захотел осмотреть особняк стоимостью несколько миллионов фунтов стерлингов. Пришлось задержаться. У дома Уилла догнала Мэдди, и они вместе поднялись на лифте.

Не успели гости усесться за стол, как вновь раздался звонок.

— Кара, — прошипела я.

— Сейчас-сейчас! — прокричала именинница и бросилась в коридор. — Посмотрите, кто пришел!

Кара вошла с масленой улыбкой.

— Всем привет! — медленно протянула она и обратилась к хозяйке дома: — С днем рождения!

Притворщица протянула Таб крошечную коробочку. В ней оказался серебряный браслет с искусственными бриллиантами.

— Очень мило! Не следовало так тратиться! — воскликнула простодушная подруга, очевидно, не подозревая, что Кара и не подумает купить настоящие камни.

— Куда садиться?

— Сюда, — помог Ларе.

Кара взяла карточку с именем и завопила:

— Что за издевательство? На карточке написано «Кукареку»!

— Не может быть, — рассмеялась Табита. — Я подменила карточку. Не обижайся на шутку.

— Из нас на курицу похожа только Монро!

На некоторое время в столовой воцарилась угрожающая тишина, лишь Уилл пыхтел, открывая непослушную бутылку вина. Неловкое молчание решил нарушить безмозглый датчанин:

— Джесси, ты еще встречаешься с тем женатым мужчиной?

Роковые слова повисли в воздухе. Настроение интриганки заметно улучшилось.

— Как интересно! Ну-ка поделись впечатлениями!

— Помнишь, я рассказывала про свое первое свидание, когда кавалер убежал из ресторана по непонятной причине?

Кара кивнула.

— Недавно тот парень объявился, попросил прощения и объяснил ситуацию. Я позвонила Ларсу и спросила, что делать.

— И мне тоже звякнула! — подхватила именинница.

— И я принял участие в обсуждении! — встрял Ричард.

— А мнение школьной подруги не в счет?

— Не обижайся, твой телефон не отвечал. Короче, мы встретились. Оказалось, молодой человек действительно был женат, однако недавно развелся и решил начать новую жизнь.

— До сих пор веришь в сказки? — съязвила мерзавка.

— Саймон предъявил все бумаги.

— И ты тут же бросилась в его объятия?

— Ошибаешься, я до сих пор не ответила на его письмо.

Только Мэдди была в курсе всех событий, но, к счастью, она не проронила ни слова.

— В письме он пригласил меня в кино, и, честно сказать, над этим предложением стоит подумать!

Ричард насыпал соли на раны заклятой подруги:

— Наконец-то у нашей маленькой Джесс появится постоянный молодой человек! Только Кара осталась без ухажера!

Слава Богу, Табита принесла горячее, и гости переключились на кулинарные темы, оставив в покое мою личную жизнь.

Через час виновница торжества отпросилась в туалет. В комнате начались спешные приготовления. Уилл достал огромную тарелку, а Ричард выбежал в коридор и вернулся оттуда с шоколадным тортом, в центре которого красовалась золотая свеча.

— Кто хочет кофе? — послышался голос хозяйки.

В ответ приглашенные заголосили: «С днем рождения тебя!»

— Как мило! Спасибо огромное! — Счастливая именинница не могла скрыть восхищения.

Табита принялась разрезать торт на большие куски. Сквозь дружный гомон раздался стук металла о стекло — Кара решила привлечь всеобщее внимание.

— Приятная новость! — закричала она.

— Только не говори, что убила парикмахера, который сделал тебе дурацкую прическу! — рассмеялся Ричард.

— Хорошая шутка, — скривила губы интриганка. Выждав пару секунд, чтобы воцарилась тишина, она произнесла: — Мы с Дэном снова вместе!

— Поздравляю вас обоих!

— Спасибо. Никто и не сомневался в том, что влюбленные сумеют преодолеть все препятствия!

Последняя реплика относилась лично ко мне, но я с легкостью выкрутилась из неловкой ситуации:

— Здорово! Когда же произошло воссоединение?

— Пару дней назад! Милый позвонил среди ночи и сказал, что очень скучает, любит, просит прощения и соглашается на все условия!

— Вот так-так!

Быстрая перемена настроения Дэна показалась мне более чем странной.

— Два дня назад мы встретились, чтобы поговорить, и решили больше не расставаться!

— И когда-нибудь умереть в один день! — съязвил Ричард.

— Вполне возможно!

— Предлагаю выпить за именинницу, за новый роман Джесси и за то, что Кару в очередной раз обманули! — поднял бокал весельчак.

Через некоторое время гости разбились на небольшие группки и начали трепаться на самые разнообразные темы. Например, Уилл и Ричард затеяли дискуссию о достоинствах одного из известных игроков в регби. Правда, каждый вкладывал свой смысл в предмет спора. Дик заявил, что никогда не стал бы принимать участие в игре, где во время матча постоянно дежурит «скорая помощь». Таб, Мэдди и Кара принялись обсуждать новый мобильный телефон Ларса с цветным экраном. И только я сидела молча, думая о сестре, которая недавно вернулась из больницы. Ливви пригласила к себе, и я очень боялась предстоящей встречи.


Глава 28

<p>Глава 28</p>

Дверь открыл Майкл. Он удивленно посмотрел на часы:

— У тебя бессонница?

— Я очнулась в семь и больше не смогла заснуть, все думала и думала…

— Ливви еще в постели, ты можешь подняться в спальню.

— Как она? — шепотом спросила я.

— Хочешь кофе?

— Не откажусь!

Майкл пошел на кухню, откуда жена не могла услышать разговор.

— Чувствует себя нормально для того состояния, в котором находится. — Он сморщил нос: — Боже, я говорю как самый занудный доктор!

— Медицинский институт окончен не зря! Роль врача оставь на работе и отвечай как муж.

— У нее постоянно перепады в настроении. Единственное, что может развеселить бедняжку, — мысль о детях. Кстати, малыши возвращаются завтра.

На глазах у несчастного появились слезы, но он быстро вытер их рукой.

— Майкл, все в порядке. Поверь, до недавнего времени я тоже рыдала без остановки!..

— Да, впадать в депрессию — последнее дело, вот только не всегда получается контролировать чувства.

— Скажи, она может умереть? Майкл кивнул:

— Несмотря на то что операция прошла успешно, доля риска останется всегда. — Лицо его исказилось от боли. — Чертов рак!

Майкл стукнул кулаком по кухонному столу, серебряные приборы посыпались на пол.

— Прости, — пробормотал он.

— Не стоит извиняться. Более того, хочу сказать: сестре очень повезло с тобой. Вам обоим повезло друг с другом, — поправилась я.

— Иногда я думаю, что болезнь нам послана в наказание. За безграничное счастье приходится платить!

— Что за чепуха! Раком болеют даже дети. Неужели и они заслуживают небесной кары?! Кстати, в каком настроении сегодня Ливви?

— Вроде проснулась бодрой…

— Планирую провести у вас несколько часов. Если хочешь прогуляться — с радостью посплетничаю со старшенькой.

— Кстати, неплохая идея. Большое спасибо!

Я оставила зятя на кухне, поднялась наверх и тихо постучала в дверь.

— Войдите, — сонно пробурчала сестра.

— Привет!

Больная сидела на кровати, подложив под спину подушки.

— Здорово! — весело сказала она и приподнялась.

— Не вставай. — Я села рядом. — Как самочувствие?

— В целом нормальное, хотя есть небольшая слабость.

— Майкл сказал, что операция прошла замечательно.

— Надеюсь… Пожалуйста, открой занавески. Так темно, что становится грустно.

Через минуту яркий свет заполнил комнату. Ливви зажмурилась:

— Сейчас-сейчас, только глаза привыкнут к свету! Докладывай, как дела.

Повинуясь приказанию, я поведала старшей сестре о Томе, Саймоне, Каре с Дэном, не упомянув лишь о поцелуях с бывшим приятелем заклятой подруги. Проявленные актерские способности и те нелепые ситуации, в которые я постоянно попадала, рассмешили загрустившую Ливви. В конце концов она даже забыла о своей болезни.

— Ну, солнышко, ты меня повеселила. Говорила же, что нужно продолжать ходить на свидания с незнакомцами из Интернета! А как работа?

— Терпимо. Мы по-прежнему снимаем сюжеты о кулинарии и садоводстве, хотя недавно я сделала потрясающий репортаж.

— Бедные малыши, — произнесла со слезами Ливви, выслушав доклад о моем визите в хоспис.

— Сотрудники центра говорят, что ребятишки легче, чем их родители, переносят печальные известия. Дети просто не знают, какой жестокой бывает смерть.

— Как мать могу сказать, что неизлечимая болезнь ребенка свела бы меня с ума.

— Бен говорит, родные чувствуют вину, поскольку не смогли уберечь чадо от недуга.

— Кстати, расскажи немножко о нем.

— Замечательный парень! Добрый, отзывчивый, хотя и большой консерватор.

— Он тебе нравится? — подмигнула сестра. Я покачала головой:

— Только как друг. Кроме того, Уилл играет вместе с Беном в регби по выходным. Так вот, он подозревает, что мистер Томас — гей.

— Подошли к нему Ричарда. Этот проныра выяснит наверняка.

— Ни за что на свете! — расхохоталась я. — Во-первых, Дик — просто чума. Во-вторых, нехорошо совать нос в чужие дела. В-третьих, Бен вызывает искреннее уважение за то, что самоотверженно, за чисто символическую плату помогает смертельно больным детям не падать духом.

Лицо старшей Монро снова помрачнело.

— Ты беседовала с Мэтью и Эмили о раке? — нарушила молчание я.

Да, немного. Выхода не было, ведь мне придется провести в постели довольно много времени. На самом деле папуля просто шепнул малышам, что у мамочки не в порядке кровь, и поэтому она быстро устает и часто спит. Зайчата задали несколько вопросов и успокоились, а я до сих пор трясусь: на следующую неделю врачи назначили первую процедуру химиотерапии.

Я сжала руку бедняжки:

— Ты у нас сильная. Справишься, вот увидишь.

— Я очень боюсь, сестренка! Как организм отреагирует на лечение — неизвестно. Последствия могут быть самыми тяжелыми…

— Например?

— Медсестра сказала, что процесс занимает от одного до пяти часов. На различных стадиях болезни раковые клетки неодинаково реагируют на инъекции. Будет часто тошнить, пропадет аппетит и •выпадут волосы. Препараты, борющиеся с раком, доктора назначают одновременно с какими-то анальгетиками, которые тоже имеют побочные эффекты. — Сестра открыла тумбочку рядом с кроватью и решительно произнесла: — Достань то, что там лежит.

Я вытащила зеленую папку.

Ливви беспокойно оглянулась на дверь.

— Это будет наш секрет, Майкл не должен видеть, иначе разозлится не на шутку, — прошептала она.

Внутри лежало несколько листов бумаги, исписанных красивым почерком моей старшей сестры, а также штук двадцать фотографий Мэтью и Эмили.

— Хотелось бы оставить детям на память что-нибудь о себе, в случае если…

— Милая, ты не умрешь. Но идея просто замечательная!

— Давай вместе соберем для них две шкатулки, в которых хранились бы памятные вещи.

Я взяла фотографии. На одном снимке сынишка Ливви измазал лицо в шоколаде. На другом фото сладко спала новорожденная дочурка, на третьем — вся семья выехала к морю на летние каникулы.

— На бумаге — смешные случаи и забавные истории, которые происходили с детьми. Вот рассказ о любимой скатерти Мэтью, которую он везде таскал с собой, это — о рождественской постановке, где он играл овечку и случайно вместо «Бе-е!» сказал «Му-у!». А здесь про то, как Эмили однажды весело сходила на прием к терапевту и как в прошлом году девчушка мечтала стать балериной, надела пачку и носила целое лето. Взрослые очень любят слушать о своих детских причудах. Кто же расскажет им об этом, если не мать? Сомневаюсь, что Майкл помнит хотя бы парочку анекдотических ситуаций…

— Чем я могу помочь?

Ливви затолкала фотографии и листы в папку и убрала ее в тумбочку.

— Купи, пожалуйста, файлы, клей и две вместительные коробки с веселыми рисунками, мы положим туда детские вещи: первые ботиночки, соску и так далее.

— Будет сделано.

— Кроме того, хотела попросить еще кое-что: если я умру, станешь опекуном моих детей? Естественно, на пару с Майклом. Он безмерно обожает малышей, но заменить мать ему будет гораздо труднее, чем тебе. Помогай им принимать решения. Ну и обнимай почаще…

— Солнышко, не расстраивайся. Ты будешь жить долго и счастливо, вынянчишь целую дюжину внуков.

— В любом случае подумай, сможешь ли взять на себя такую ответственность. Если нет, я обращусь к маме.

— Не нужно, Ливви. Отвечаю: «Да!»

Сестра с облегчением вздохнула и закуталась в одеяло.

— Спасибо, Джесс! Теперь, когда все решено, можно сосредоточиться на лечении. Не сочти за грубость, но я почти отключаюсь…

Я сидела в комнате, пока сестра не уснула, смотрела на ее красивое безмятежное лицо и думала: «Что принесет нам будущее?»


Глава 29

<p>Глава 29</p>

Саймон ждал меня у кинотеатра. День выдался морозный, поэтому мой кавалер уже порядком замерз, когда я похлопала его по плечу:

— Ку-ку! А вот и я!

Он быстро поцеловал меня.

— Пойдем внутрь, на улице чертовски холодно. Мы направились в один из тех кинотеатров, где можно занимать любое место, и уселись в центре зала за пять минут до начала сеанса.

— Нам повезло! Терпеть не могу, когда вокруг рассаживаются люди. А если мерзавцы при этом еще жуют хот-доги и пьют пиво, я готов их прикончить. Не понимаю, зачем идти именно в кино, чтобы набить желудок?

Экран погас, и тут в зал вошла влюбленная парочка и направилась в нашу сторону. В руках у девушки был огромный пакет с поп-корном, а парень держал поднос с гамбургерами и картошкой фри.

Как только молодая женщина опустилась в кресло перед Саймоном, тот вскочил и закричал:

— Здравствуйте, дети мои! Да пребудет с вами Господь!

Я с удивлением взглянула на него. Саймон, по всей видимости, заставил растеряться не только меня, но и незнакомку с воздушной кукурузой. Девица застыла и молча смотрела на чудака.

— Бог всегда с нами, он в нас, — продолжал мой спутник.

— Психопат какой-то! — огрызнулась фифа и сказала дружку: — Пошли отсюда, вокруг полно свободных мест.

— Эта маленькая хитрость никогда не подводит! — Саймон улыбнулся и поудобнее устроился в кресле.

Начиналась первая сцена. На экране шла какая-то бойня, падали трупы, Колин Фаррел ругался непристойными словами, но я так и не запомнила, о чем был фильм, потому что постоянно думала об утреннем разговоре с Ливви.

После того как сестра заснула, я еще час просидела с Майклом в гостиной. Разговаривали о реакции родителей на печальные известия, беседовали о детях, гадали, что ждет семью в будущем. К вечеру я мечтала оказаться дома под теплым одеялом или в крайнем случае рыдать над старой мелодрамой, но не считать тела убитых в голливудском блокбастере. В иные времена я, собираясь на свидание, провела бы не один час перед зеркалом, примеряя соблазнительные наряды, однако в тот день все мысли были лишь о больной сестре.

Музыка становилась громче и громче. Я мысленно попросила Бога, чтобы интрига поскорее разрешилась и мы смогли спокойно уйти из кинотеатра…

— Потрясающий фильм! Верно? — поинтересовался Саймон после сеанса.

— Хороший, — ответила я, надеясь, что спутник не будет расспрашивать, какой именно эпизод показался мне особенно удачным.

На улице Саймон взял меня за руку. Мы медленно шли по площади, он говорил о том, какие сцены фильма вызвали его восхищение, а я кивала и тихо улыбалась.

Через некоторое время мы подошли к индийскому ресторану. Перед дверью стоял огромных размеров вышибала, который строго спросил:

— Фамилия? Вы есть в списке? Захотелось съязвить: «Усама бен Ладен», — но одолели сомнения, поймет ли шутку этот верзила. «Если у великана не окажется чувства юмора, придется завалиться в ближайший „Макдоналдс“ и провести остаток вечера там», — решила я и благоразумно промолчала.

— Саймон Янг и прекрасная леди. Охранник распахнул дверь, и мы прошли внутрь.

Ресторан немного напоминал тот, в котором мы встречались в прошлый раз: в зале царил полумрак, уютные столики были отделены друг от друга ширмами.

— Все в порядке? Ты сегодня какая-то рассеянная…

— Прости, — улыбнулась я, — в голову лезут разные мысли…

— Давай сделаем заказ, а после ты поведаешь о своих тревогах и страхах.

Дорогие читатели, Саймон сам попросил рассказать, что случилось с Ливви. Я подумала: пожалуй, ничего плохого не произойдет, если я открою тайну семьи Монро человеку, с которым собираюсь строить длительные отношения. Скину груз с плеч и посмотрю, как мой прекрасный принц справится с тяжестью. Конечно, история болезни сестры могла немного испортить вечер, но тогда любимому станет понятно, почему его подружка пребывает в отвратительном настроении.

— Давай, колись! — подмигнул Саймон. Очевидно, мой приятель считал, что женщин способны волновать исключительно поломанные ногти или прыщики на носу.

— Сестре недавно поставили диагноз: рак молочной железы…

Саймон долго переваривал новость. Затем поморщился и выдавил что-то типа «да уж, неприятно». Не знаю, какой ответ я хотела услышать. Возможно, «Какой кошмар!» или «Какой ужас!», но никак не то, что пробурчал этот горе-психолог. Воцарилось неприятное молчание.

— Родители и муж сестры в шоке, — наконец выдавила я.

— Ладно, всякое бывает. У меня, например, тетка умерла от рака легких. А может, и от цирроза, не помню уже!

«Вот тебе и слова утешения!» — подумала я, однако вслух сказала совершенно другое:

— Мы надеемся, Ливви выздоровеет и сможет дальше вести нормальную жизнь.

— Кстати, тебе не помешало бы тоже провериться у онколога.

Признаюсь, подобная мысль еще не приходила мне в голову. До несчастья в нашей семье раком не болел никто. Хотя, если есть прецедент, нельзя относиться легкомысленно к своему здоровью.

— Обещаю сходить.

— Молодец, хорошая девочка! Кроме того, не забывай: кое-кто с удовольствием пощупает твою грудь в любое время дня и ночи.

Увы, с каждой минутой Саймон разочаровывал все больше и больше. Он не задал ни одного вопроса о самочувствии Ливви, не спросил о родителях. Он пропустил признание мимо ушей и думал лишь о сексе.

— После ужина сразу ко мне, — промурлыкал он, словно мартовский кот. — Кстати, что на тебе надето?

— Одежда, — буркнула я.

— Хватит паясничать. Черные чулки в прошлый раз свели меня с ума. Так хочется увидеть их снова…

И он залез рукой под юбку, да только я сжала ноги и шикнула:

— Ненормальный! Люди смотрят!

Правда, как нарочно, никто не смотрел в нашу сторону.

— Какая разница! Пусть завидуют. Как насчет чулок?

— Сегодня холодно, поэтому я в колготках.

Бездушного Аполлона явно огорчил ответ, но через пару секунд ему пришла в голову сумасбродная мысль.

— Тогда придется разорвать их в клочья!

Нам принесли заказ. По правде сказать, не хотелось и думать о том, чем закончится вечер. Возможны были два варианта: либо я здорово напьюсь, чтобы не вспоминать о сестре, и мы все-таки поедем к Саймону, либо извинюсь, отправлюсь домой, и мы не будем встречаться, пока ситуация не прояснится. В этом случае остается надеяться, что Саймон вынесет разлуку и не подыщет новую подружку.

Тем временем мой беззаботный спутник рассказывал байку про старушку, случайно попавшую на бесплатный гинекологический осмотр, который частные клиники иногда проводят в различных универмагах для привлечения клиентов.

— Бабуля подошла к медсестре, чтобы задать вопрос, но та была занята с другой пациенткой, поэтому просто приказала дурехе снять трусы и ждать очереди. Старушенция послушно исполнила приказ. Наконец пришло время лезть на гинекологическое кресло. Медсестра взяла у нее мазок, записала имя и адрес. После экзекуции эта сморщенная клюшка сказала девушке, которая регистрировала участниц осмотра: «Неужели теперь, чтобы купить пакет молока и буханку хлеба, надо сдавать анализы на венерические заболевания?!»

Саймон громко рассмеялся. Наверное, следовало бы для приличия улыбнуться, да не было сил притворяться.

— Кстати, вспомнил еще одну историю, которая произошла у нас в офисе на этой неделе, — продолжал болтун. — Начальница притащила на работу ящик шампанского и сказала, что ей исполнилось тридцать пять. Все выпили за ее здоровье, а вечером отправились в ближайший бар, чтобы продолжить празднование. Потом кто-то вызвался подвезти пьяную шефиню. Когда машина подъехала к дому, водитель заметил огромный плакат: «С сорокалетием! Любящий муж и дети». Представляешь? Оказывается, эта хитрая лиса пудрила коллективу мозги, что ей тридцатник с хвостиком!

Слабая улыбка появилась у меня на лице.

— Откроем бутылку здесь или разопьем в постели? — подмигнул мой страстный мачо.

— Послушай, мне хотелось бы поехать домой.

— Без проблем, поехали к тебе!

— Я хотела сказать, что просто мечтаю побыть одна.

Саймон заметно помрачнел:

— Как знаешь. Извини, не догадался.

— Нет, это я должна просить прощения. Мы провели чудесный вечер: кино, ресторан, легкая музыка и шампанское…

— Не идиот, вижу, что волнуешься за сестру. — Он подозвал официанта. — Впрочем, это даже к лучшему. Завтра я с друзьями играю в футбол, а потом мужской компанией завалимся в бар и напьемся до чертиков.

— Звучит неплохо, — неуверенно сказала я. Через десять минут мы вышли на улицу. Было холодно.

— Еще раз прости. И спасибо.

— Не извиняйся, — ответил Саймон. — Всякое случается.

Этот человек говорил о раке, будто о сломанном будильнике или чековой книжке.

— Увидимся на следующей неделе?

— С удовольствием.

В голове пронеслась мысль: «Возможно, отношения еще удастся реанимировать».

К нам подъехало такси, любовник усадил меня в машину и поцеловал в лоб:

— Прости, если наговорил глупостей. Успокоительные речи не мой жанр.

— Я тоже с трудом выражаю свои чувства. Авто неслось по направлению к Тутингу. «Пока еще с трудом», — мысленно поправилась я.


Глава 30

<p>Глава 30</p>

Редкий сотрудник «Доброго утра» с радостью ходит на летучку. Наоборот, каждый понедельник коллектив уныло плетется на разбор полетов. В ответ на критику одни гордо молчат, другие наступают на горло собственной песне и лебезят перед начальством. Я же поочередно пользовалась обоими приемами.

В тот роковой день странности начались с утра. Во-первых, я не опоздала на собрание. Во-вторых, наши «говорящие головы» заняли место в президиуме и гордо смотрели на простой народ, который пришел на экзекуцию.

— Три макаки, — прошипел Кевин, когда я протиснулась между ним и Камиллой.

— Итак, — начала Дженис, подав знак Табите, чтобы та закрыла дверь. — Эдди и Тара любезно согласились прийти на планерку, потому что они обеспокоены скучным содержанием нашей программы в последние дни.

«Не прошло и года, как тупицы почуяли неладное», — отметила я.

— С сегодняшнего дня в программе произойдут конструктивные изменения.

— Давно пора, — прошептал мне на ухо сосед.

— Кевин! У вас с Джесс возникли новые идеи? Можете поделиться с коллективом.

— Никаких секретов от общества. Я сказал, что у вас замечательный маникюр, — сладко улыбнулся парикмахер.

— Отложим комплименты на потом и перейдем к делу. Тезис номер один: больше никаких тем про благотворительность!

Реплика однозначно предназначалась мне.

— Это вы про материал о матери, которая потеряла единственного ребенка?

— Естественно! — вмешался Эдди. — Самый ужасный сюжет за всю историю нашей программы.

В разговор вступила Тара:

— Что, уже не помнишь слезливый шедевр про центр для больных детей?

— А как же репортаж с концерта группы «Фит»? Вы говорили, что это успех…

Тут придурок-ведущий нанес сокрушительный удар:

— Сюжет о мальчиковой группе претендовал на оригинальность, но ты его провалила. Все газеты и журналы Британии писали о скандале, в котором замешан Нед Пирсон. А наша умница не задала солисту ни одного вопроса на животрепещущую тему!

— Таковы были условия договора. Кстати, Дженис я предупредила заблаговременно.

Не смеши людей, я не могла дать согласия на такое! — вспыхнула шефиня. — И вообще, мы нужны музыкантам куда больше, чем они нам. Нечего диктовать условия прессе!

Похоже, переломный момент в моей карьере все-таки наступил.

— Давайте откровенно! — громко начала я. — Вы говорите, что шесть самых лучших исполнителей страны будут просить захудалую передачку для домохозяек, которая идет в самое неудобное время, о пяти минутах эфира? Очень сомневаюсь! Даже глянцевые журналы борются, чтобы заполучить на обложку смазливое личико Паркинсона, Грэма, Нортона или Франка Скиннера! «Доброму утру» вообще несказанно повезло — сначала-то руководитель группы заявлял, что мальчики ни за какие деньги не будут позировать перед телекамерами нашей паршивой передачки!

Я посмотрела на коллег: Кевин прижал ладонь ко рту, Таб сияла от гордости за смелую подругу, а руководство застыло от удивления.

— Да она оскорбляет нас! — прошипела Тара.

— Тогда продолжим. Чем дальше, тем интереснее, — произнесла я одно из вечных клише расфуфыренной ведущей.

— Лучше остановимся, — холодно сказала Дженис. — Мы поговорим с тобой после собрания.

Хотите сделать выговор за нарушение субординации? Не стоит. Все сказанное копилось долгое время! — Я вышла в центр зала. — День за днем мы пускаем в эфир одни и те же сюжеты, выдавая их за новые. Начальство твердит журналистам: «Стиль передачи должен быть сексуальным». В результате кулинарные сюжеты рассказывают о том, как возбудить партнера, а повара предлагают рецепты блюд, которые не по карману большинству англичан. Материалы о путешествиях вызывают зависть простого человека, поскольку у нас в программе только эксклюзивный отдых на банановых островах. Перечислять можно до бесконечности. И это называется высоким качеством работы? Вы забраковали сюжет о хосписе для больных детей по причине слезливости, но не подумали о том, что зрители устали от агрессивной пропаганды плотских утех, которую ведет наша занудная передача! В центре я общалась с обычными людьми, которые смотрят телевизор и являются нашей потенциальной аудиторией. Они спросили, почему на экранах не говорят о любви, добре, настоящей дружбе. Впервые в жизни у нас вышел материал о чем-то стоящем. Сотрудники и пациенты хосписа, а также все больные люди страны посмотрели сюжет с интересом! Более того, репортаж обязательно привлечет спонсоров, которые дадут деньги «Солнечному дому». А вы, бестолочи, говорите, что тема благотворительности никому не интересна! Стыдно за вас, коллеги! — Я взяла сумку и направилась к двери. — Кстати, Дженис, наш разговор после собрания не состоится. Причина — увольнение по собственному желанию!

* * *

Через час Табита вбежала в бар напротив офиса (теперь уже моего бывшего офиса!).

— Понравилось выступление? — уныло улыбнулась я.

— Ты была просто великолепна. Клянусь, в холле телестудии появится статуя героини. Представь себе: в одной руке весы, в другой — голова Дженис и подпись: «Святая Джесс — покровительница униженных и оскорбленных».

— Спасибо, но пора потихоньку опускаться на землю и думать, как жить дальше. Банковский счет позволит продержаться на плаву какое-то время, однако оплачивать проценты по кредиту за квартиру теперь не под силу.

Подруга улыбнулась:

— Позволь поддержать уволенную и купить ей чего-нибудь покрепче.

Телефон тем временем разрывался от звонков, но разговаривать с бывшими коллегами не хотелось. Пришлось поставить мобильник на виброрежим и не отвечать даже на эсэмэски.

— А вот и мы!

Подруга поставила на стол стакан джина с тоником.

— Расскажи, что произошло после того, как захлопнулась дверь.

— Ты бы видела лицо Дженис! Она была в ярости, даже слова вымолвить не могла. Просто сидела красная как рак.

— А наши ведущие — «тупой и еще тупее»?

— Эдди первым нарушил молчание. Сказал, что эта сумасшедшая Монро всегда отделялась от коллектива. Тара начала доказывать, что она специалист со стажем, профессионал, угрожала, что подаст в суд, если ты еще раз прилюдно усомнишься в ее способностях.

— Тоже мне, испугала! Свободу слова и мнений в Соединенном Королевстве еще никто не отменял.

— Когда Пиранья вновь обрела дар речи, то распустила собрание, взяв с коллектива слово хранить сказанное тобой в тайне. Пригрозила тотальной чисткой кадров.

— Шила в мешке не утаишь.

— Точно! Подробный рассказ о выступлении бунтовщицы уже появился на сайте «Медиа-гардиан» [34].

— Не бойтесь, Дженис решит, что мстительная Монро собственноручно настрочила кляузу. Хуже всего, если она расскажет знакомым телевизионщикам, какая я «воинствующая посредственность», и никто больше не примет меня на работу.

— Не дрейфь, у этой мерзавки связи только в развлекательных передачах. А ты устроишься в приличное место. Кроме того, автор статьи на сайте показал тебя в самом выгодном свете.

— Ладно, посмотрим. Завтра с утра начну искать работу, расстраиваться не собираюсь. В моей жизни есть проблемы посерьезнее, чем эта.

— Например? — беспокойно спросила Таб.

Я вспомнила, что подруга до сих пор не знает о болезни Ливви. Рассказывать на работе было бессмысленно: кто-нибудь из коллег обязательно разнес бы по редакции сплетни. В баре я и моя семья никого не интересовали, поэтому собеседница услышала печальную историю.

— Ездила к сестре в субботу. Она держится молодцом, хотя врачи говорят, что самое страшное — химиотерапия — еще впереди.

— Прости, солнышко. Ни сном ни духом не ведала о твоих переживаниях и, к великому стыду, не догадалась. Да, за последнее время у тебя хватило горя. Понятно, почему ты сорвалась.

— Перестань! Что касается работы, то раздражение копилось слишком давно. Рано или поздно правда должна была вылиться наружу.

— Хочешь, я поговорю с Дженис и объясню ситуацию? Она сменит гнев на милость.

Я поперхнулась при мысли о том, что вновь придется работать под началом стервы.

— Нет уж. Лучше всю жизнь буду мыть полы. Таб заерзала на стуле. Очевидно, на языке у нее повис вопрос, задать который она не решалась.

— Ливви смертельно больна, или существует возможность выздоровления? — промямлила Та-бита.

— Специалисты заявляют, что у нее есть все шансы, но стопроцентной гарантии не может дать никто.

Жужжание телефона нарушило неловкое молчание.

— «Доброутровцы» атакуют! — рассмеялась я.

— Знаешь, твой рассказ заставил меня поразмыслить о собственных проблемах. Все они кажутся мелочью по сравнению с тем, что грозит твоей сестре.

— Как говорится, всегда есть тот, кому хуже. И где-то живут счастливчики, которым гораздо лучше!

— Узнаю плаксу Джесс.

— Не смейся. К несчастью, человеку под силу разобраться только с незначительными трудностями, глобальные проблемы он решить не в состоянии. Кстати, а как проходит твое лечение?

— На следующей неделе начинаем новый курс.

— Как Уилл справляется с ситуацией?

— Знаешь, лечение ничуть не изменило его жизнь. Он по-прежнему играет в регби и встречается с друзьями. Впрочем, я знаю, что он пойдет со мной до конца и всегда поможет делом и добрым словом.

— Его приятель, Бен, очень поддержал меня в критическую минуту.

Последние слова крайне удивили Табиту.

— Порой легче выложить все постороннему человеку… — заметила я.

— А мистер Томас делился с тобой своими секретами, говорил о нетрадиционной сексуальной ориентации?

— Нет. Он рассказывал, что долгое время встречался с какой-то студенткой университета, но она оставила его ради богача. А почему ты спрашиваешь?

— Уилл кое-что рассказал на днях. Он видел, как Бен обнимается с другим мужчиной.

— То есть?

— Ему почудилось, что они целовались.

— Очень туманное дополнение.

— Уилл после матча вернулся в раздевалку. Дверь была открыта. Он увидел через щелку, как Бен чмокнул в щеку какого-то игрока. Когда Уилл вошел, они торопливо расселись в разные стороны.

Я поджала губы. Плохо сплетничать о человеке, который сделал столько добра, но так хотелось узнать наверняка..-.

— Думаю, не стоит совать нос в чужие дела.

— Пропустим еще по стаканчику? — предложила подруга. — За мой счет. Когда найдешь новую работу, пригласишь в бар.

— Ждать придется долго, — парировала я.

До Рождества оставался месяц, а у меня, безработной неудачницы, не было ни денег на подарки, ни приличного молодого человека, которого не стыдно представить родителям в сочельник. Хо-хо-хо!


Глава 31

<p>Глава 31</p>

Дорогие читатели! Помните, я однажды говорила вам о тех счастливых минутах, которые переживает каждый человек, проснувшись рано утром? В эти моменты мозг еще не успевает подумать о проблемах грядущего дня, а сердце дрогнуть от забот. Жизнь кажется веселой и легкой…

В тот хмурый вторник утренняя нега быстро уступила место всяческому негативу. Я погрузилась в невеселые размышления о болезни Ливви, о горе родителей, а также о новой загвоздке — безработице. Ужасно хотелось поплакаться кому-нибудь на судьбу, но ни родным, ни знакомым не было дела до моих мелких неприятностей: сестра лечилась от рака, предки переживали за старшую дочку, а лучшая подруга все никак не могла забеременеть! Словом, все они с полным правом упрекнули бы ноющую особу, у которой на первый взгляд дела шли нормально, в неоправданном пессимизме.

А между тем прошло двадцать четыре часа, с тех пор как я разругалась с Дженис. Эйфория уступила место депрессии. Вчера я была героиней, а сегодня никто уже не помнил о подвиге камикадзе в юбке. Лежа на диване, я мечтала уехать за тридевять земель, например, в Непал, побродить по горам, а затем вернуться в Британию совсем другим человеком. К сожалению, средства на банковском счету не позволяли отправиться в путешествие. «Месяца два еще продержусь на плаву, а затем, вероятно, пойду по миру», — заключила я и приняла решение срочно искать работу.

Достала из шкафа запылившийся ноутбук и поставила его на зарядку, а потом с чашкой утреннего кофе села у телефона и набрала номер Ливви.

— Алло! — Трубку снял Майкл.

— Привет! Это Джесс. Хотела узнать, как чувствует себя сестренка после курса химиотерапии.

— Она уже дома, однако лежит пластом и постоянно потеет — за последние сутки пришлось дважды поменять постельное белье. Весь дом провонял «Детголом» [35]

— Ужасно!

— Прости, не хотел пугать, да только ничего хорошего сообщить не могу…

— А что будет с ее волосами?

— Покарано строить предположения. Возможно, выпадут клочьями, а может, и нет. На самом деле она беспокоится о прическе в последнюю очередь, ведь облысение ничто по сравнению с болью, которую ей приходится терпеть.

— Болью?!

— Врачи вводят ей особые препараты, поэтому она ощущает дискомфорт, — сухо произнес Майкл. — Впрочем, уверен, Ливви справится. К тому же доктора прописывают сильные анальгетики.

Слезы хлынули из моих глаз, в горле встал комок.

— Как дети? — взволнованно спросила я.

— Они поверили в сказку, которую им рассказали родители, и считают, что мамочка через пару дней придет в норму.

— А как же вы объясните выпадение волос? Майкл задумался:

— До сих пор не знаю, что говорить в этом случае, но еще есть время подумать. Кстати, хочешь перекинуться парой фраз со старшенькой?

— А она в состоянии?

— Думаю, пара минут не повредит. Недавно спрашивала о тебе. Не клади трубку, я отнесу ей аппарат.

Майкл поднялся по лестнице и зашел в комнату жены. Они немного поговорили, затем трубку взяла сестра.

— Привет! — бодро сказала она.

— Здравствуй, солнышко! Как самочувствие?

— Дерьмовое! — засмеялась Ливви. — Хотя есть и кое-что хорошее. Я худею не по дням, а по часам, так что к лету стану стройной, как супермодель.

— Майкл говорит, через пару дней ты будешь чувствовать себя лучше.

— Надеюсь. Назначили семь процедур. Одна уже пройдена. Если выживу на этот раз, значит, перенесу и следующие.

— Не сомневайся, ты ведь у нас крепкий орешек. Сестра понизила голос и тихо прошептала в трубку:

— Как насчет памятных шкатулочек для детей?

— В воскресенье ездила в центр и купила парочку замечательных коробочек, покрытых красным бархатом.

— Великолепно! Большое спасибо! Обязательно заеду в Тутинг, как только поправлюсь.

— Хочешь, сама завезу?

— Лучше не надо, — торопливо сказала хитрюга. — Не хочу, чтобы муж узнал. Он примет добрые намерения за пессимизм, поэтому собирать коробки придется вне дома. В любом случае ребятишкам полезно иметь такие штучки независимо от того, жива ли их родительница.

— Их мать еще долго будет коптить небо.

— Замечательно! Ну вот, пришел мой суровый доктор и принес таблетки. Требует повесить трубку и начать лечение.

Я засмеялась, посчитав шутливое расположение духа сестренки хорошим знаком:

— Ладно, больная, иди и жди в скором времени посетителей.

— С удовольствием! Целую.

Мною завладели противоречивые чувства. С одной стороны, разговор с любимой сестрой обнадежил меня, ведь я не чаяла застать Ливви в веселом настроении. С другой — слова Майкла, безусловно, огорчили: оказалось, самое страшное для больной еще впереди.

Вздохнув, я встала и отнесла чашку остывшего кофе на кухню. Ноутбук уже зарядился и был готов к использованию. В почтовом ящике лежало тридцать два новых сообщения. К сожалению, не страстные мачо, а злобные спамеры атаковали мой электронный адрес, предлагая процедуры по увеличению пениса и виагру. Я безжалостно удалила ерунду, оставив восемнадцать писем.

Большая часть из них пришла от бывших коллег по работе. Экс-сослуживцы выражали восхищение отчаянной смелостью мисс Монро. Однако многие сотрудники «Доброго утра» отделались общими фразами. Вероятно, опасались, что Старший Брат [36] в лице Дженис проверяет корпоративную почту. И только несколько человек не постеснялись назвать вещи своими именами. Вот что, к примеру, написал закадычный друг — парикмахер:


Черт побери!!! Детка, ты потрясла всех, особенно нашу безмозглую начальницу. А Эдди и Тара!.. Жаль, ты не видела их вытянутые от удивления лица!

Давай пересечемся на неделе и поболтаем. Кроме того, если нужна помощь в поиске работы — дай знать. У меня полно друзей на разных каналах.

Кевин.


Я сочинила быстрый ответ.


Привет! Спасибо за поддержку. Рада, что сделала то ужасное утро немного веселее. Как только приду в норму, сразу позвоню и назначу встречу. Кроме того, помощь в поиске работы тоже приветствую, ведь через пару месяцев нечем будет платить ипотечные взносы.

Джесс.


Одно письмо пришло от неизвестного:


Здравствуйте! Я увидел вашу анкету на сайте знакомств некоторое время назад. Хотел написать, но постеснялся, ведь ни разу не пользовался услугами подобных контор. Сейчас заветная страничка исчезла, но, к счастью, память сохранила адрес электронной почты прекрасной незнакомки, и я решился послать сообщение (намерение подкрепили две порции виски, выпитые для смелости ©).

Возможно, вы уже встретили свою судьбу. Однако если вы до сих пор находитесь в поиске, хочу предложить дружбу. Некоторое время можно обмениваться письмами, и вскоре станет понятно, стоит ли продолжать знакомство или мы ограничимся виртуальным общением. Теряюсь в догадках, как вы отреагируете на приглашение, поэтому с нетерпением жду ответа.

А теперь немного о себе: мне тридцать с хвостиком, живу в Лондоне и работаю в системе страхования (не беспокойтесь, это письмо вовсе не предлог продать страховой полис). Хотел бы найти милую девушку для длительных отношений, переходящих в брак. Я редко хожу в бары и клубы, возможно, поэтому до сих пор не устроил личную жизнь. Да и на службе ни одна дама не привлекла моего внимания (могу с уверенностью утверждать, что в нашей сфере трудятся самые скучные люди, и я — единственное исключение ©).

С наилучшими пожеланиями,

Себ Нортхем.


«Вот те раз! — подумала я. — Судя по письму, мне впервые попался нормальный человек! Хотя прежние кавалеры тоже с первого взгляда представлялись приличными людьми, а наделе оказывались придурками, психопатами или ловеласами!»

Я чуть не нажала кнопку «Удалить», но какое-то странное чувство остановило меня. Захотелось поразмыслить на досуге над предложением чудака.

* * *

С момента увольнения пролетело два дня. Коллеги, обещавшие помощь в поисках работы, не торопились выходить на связь. Только заботливый Кевин послал электронное сообщение, обещая подыскать халтурку в одной документальной передаче, посвященной свойствам психики человека, на научно-популярном канале «Будущее». Откровенно говоря, мои научные познания ограничивались школьной программой, и все же это был отличный шанс заняться серьезным телевидением. Поэтому я решила рискнуть. Итак, немного терпения, и проблема занятости отпадет!

Семейные заботы и горести тоже постепенно сходили на нет. Ливви чувствовала себя гораздо лучше, находилась в приподнятом настроении и мечтала о будущем.

«Самое время встретиться с Саймоном», — решила я и назначила любовнику очередное свидание.

Поставила в си-ди-плейер диск с песней Барри Уайта [37] «Ты первая…», включила звук на всю катушку и принялась выбирать наряд. К восьми такси отвезло меня в ресторанчик «Кувшин и фортепьяно». К тому времени я уже осушила две банки джин-тоника и была слегка навеселе.

— Привет!

Я плюхнулась на диван рядом с ухажером и поцеловала его в губы:

— Здравствуй!

Саймон ослепительно улыбнулся. В футболке цвета хаки и джинсах «Ливайс» с разводами он был сама элегантность.

— Давай выпьем, — прошептал мой спутник и достал из ведерка со льдом бутылку шампанского. — Впереди потрясающая ночь.

— Класс! — воскликнула я, подняв бокал. Слова прозвучали немного наигранно, ведь чувство неловкости не покидало меня с тех пор, как я зашла в ресторан.

На второй бутылке я почувствовала, что земля медленно уходит из-под ног. От выпитого спиртного и шума посетителей неприятно кружилась голова.

— Давай поиграем в игру «Раздень меня». Ты будешь доктором, а я пациенткой.

— Вам, мисс, потребуется длительное лечение, — рассмеялся Саймон.

— Буду сопротивляться!

Мы оба изрядно напились и бесстыдно целовались, не обращая внимания на окружающих. Но вскоре невинных ласк стало мало, и мы переместились в уютную квартирку в Тутинге.

Да, дорогие читатели, в тот день я принимала гостей.

— Черт! Потрясающе! — воскликнул Саймон и кончил.

«Некоторые придерживаются иного мнения», — подумала я, поправляя задранную юбку. Мой приятель встал и натянул штаны:

— Пойдем в постель?

Я тихо кивнула и открыла дверь в спальню, где на кровати лежала куча вещей после утренней примерки. Через секунду вечерние платья и симпатичные блузки оказались на полу.

— Залезай!

Кавалер с радостью повиновался. Я устроилась рядом с любовником, положив голову ему на грудь, однако не могу не признаться, что засыпающий донжуан раздражал, как никогда. Я уставилась в окно и долго-долго наблюдала за мерцанием уличных фонарей.

— Спокойной ночи! — прошептал Саймон. — Спасибо за суперский секс! Здорово, что ты пришла в форму.

— Мне тоже понравилось…

В голову полезли различные мысли: «Что за человек лежит рядом со мной? Чего он хочет? Чем живет?» Я владела фактической информацией о семье, работе, увлечениях партнера, но понятия не имела о его душе, сердце, мыслях. Кроме того, мистер Янг не проявлял никакого интереса к моим чувствам и внутреннему миру. Он с легкостью шел по жизни и не грузил себя чужими проблемами.

Я включила ночник, чтобы рассмотреть получше того, с кем спала. Передо мной посапывал чертовски сексуальный, умный, привлекательный и, увы, бессердечный мужчина! Внезапно на ум пришли слова мудрого Бена: «Когда секс — единственное, что держит людей вместе, отношения неизбежно дают трещину».

Ловелас и требовательная красавица провели вместе последнюю ночь.


Глава 32

<p>Глава 32</p>

Елка, Санта-Клаус, подарки, песни, танцы, добрые пожелания — без этого не может обойтись ни одно Рождество. По традиции взрослые дети возвращаются домой, родители вешают для любимых чад над камином носочки со сладостями, все вместе наряжают в гостиной лесную красавицу и готовят восхитительный ужин. Наша семья не исключение. Я и Ливви с мужем и детьми с утра приехали к старикам и приняли активное участие в подготовке праздника. Единственное, что омрачило сочельник, — извечный спор младшей дочери и матери по поводу одежды.

— Дорогая, неужели в Рождество нельзя одеться прилично?!

В шерстяной кофточке персикового цвета и кремовых брючках мама была образцом элегантности и, как обычно, не могла принять демократичного вкуса упрямой малышки.

— Не знала, что к нам приедет королева.

— Не паясничай. Пора бы запомнить, что существуют такие вещи, как уважение к себе.

— Спасибо, у меня оно развито в достаточной степени, и поэтому я предпочитаю удобство и практичность.

Старушка только махнула рукой и вышла из комнаты, а младшенькая, выпустив пар, побежала на кухню, где увидела почти идиллическую картину. Ливви чистила картошку и беседовала о чем-то с отцом. Рядом сидел Майкл и читал вчерашний выпуск «Дейли телеграф», а дети играли в какую-то шумную игру.

Я посмотрела на облысевшую головку сестры и мысленно попросила у Бога, чтобы он подарил бедняжке долгую и счастливую жизнь. К Рождеству Ливви прошла половину курса химиотерапии. Врачи говорили, что организм больной хорошо реагирует на препараты, и не ожидали осложнений. Через пару месяцев ей назначат облучение, но, по словам специалистов, его воздействие практически не имеет побочных эффектов. Когда амбулаторное лечение подойдет к концу, сестре останется лишь раз в три месяца проходить проверку у онколога.

Да, роскошные волосы Ливви все-таки выпали, и тем не менее больной шло отсутствие прически. Парик и шляпы, которые она припасла на этот случай, пылились в шкафу.

Естественно, к праздникам Ливви с мужем успели объяснить детям, что мамочка заболела раком, однако обязательно поправится. Они не ударялись в подробности, и ребятишки отнеслись к недугу нормально. Даже беспокойная Эмили не почуяла неладное. Наоборот, в знак солидарности малышка отрезала локоны у любимой Барби. А вот Мэтью поначалу дичился Ливви; впрочем, через некоторое время дружба между мамой и сыном возобновилась. Что касается отношений самих супругов, то они стали еще нежнее. Словом, все возвращалось на круги своя.

— А вот и Джесс, — весело сказала старшенькая. — Мама уже сообщила нам о твоих выкрутасах. Я почти заканчиваю, а потом собираюсь прогуляться. Не хочешь составить компанию?

— Конечно, только пальто накину.

На улице оказалось очень холодно. Люди сидели по домам, звери забились в норы, и лишь ветер одиноко веял по улице. Мы быстро пересекли поле и направились к деревне.

— Как новая работа? Нравится?

— Безумно.

Дорогие читатели, совсем забыла вам сообщить, что я таки устроилась на работу! Да-да, в ту самую научно-популярную передачу, о которой говорил Кевин. На собеседовании откровенно призналась, что ни черта не смыслю в психологии, и все же новый начальник решил дать мне шанс, а через две недели предложил должность штатного сотрудника.

Работа на канале, который получил несколько призов Академии телевидения, очень льстила самолюбию, зато и требовала полной отдачи. Как трудолюбивая пчелка, я полностью погрузилась в профессиональные проблемы, забыв о личной жизни.

— Ты окончательно ушла из развлекательного телевидения? — поинтересовалась сестра.

— Да, и надеюсь, что больше туда не вернусь. Даже не представляешь, с каким энтузиазмом я работаю на новом месте!

Мы подошли к магазину, на котором висело объявление: «Ждем вас двадцать седьмого декабря. Веселого Рождества!» Ливви прочитала надпись и печально улыбнулась:

— Знаешь, в прошлом году накануне праздника появились первые признаки болезни…

— И что? Теперь ты успешно справляешься с лечением и веришь в собственные силы!

— Признаюсь, грустные мысли частенько заползают в голову. И операцию, и химиотерапию пережить нелегко. А всего тяжелее справиться с душевными муками. Такое ощущение, что внутри организма заложена бомба, она тикает и может однажды взорваться. Одному Богу известно, случится это или нет.

— Хватит расстраиваться! Посмотри на женщин, которые победили болезнь, и дай обет, что будешь следовать их примеру. — Сестренка закрыла глаза и глубоко вздохнула, а я продолжила наставления: — Ливви, на дворе Рождество. Выброси из головы всякую чушь и наслаждайся жизнью.

Внезапно сестра хитро улыбнулась:

— Поделись свежими новостями с любовного фронта, поднимешь мне настроение!

— Наоборот, самый правдивый рассказ о личной жизни Джесс Монро кого угодно загонит в депрессию…

— Саймон больше не звонил? Я покачала головой:

— Нет. Послала ему прощальное письмо, тот ответил: «Тебе решать». С тех пор от него никаких известий. Признаюсь, он очень привлекательный, но совершенно бездушный человек, ищущий легких отношений. Так что дальнейшее общение ни к чему бы не привело: мы бы встречались, занимались сексом и разбегались по углам.

— А может, ты ожидала слишком многого от первой стадии знакомства?

— На самом деле серьезные разговоры не клеились. И вообще я удалила свою анкету с сайта. Правда, недавно написал один… Переписываемся уже месяц.

— Ты знаешь, как он выглядит?

— Да. Приятный парень, хоть и ничего особенного. Его зовут Себ.

— Вы собираетесь встретиться?

— Он еще не предлагал. Я тоже не проявляю инициативы. Теперь на первом месте карьера.

— Работа не заменит любимого человека, — сказала Ливви.

— Конечно-конечно.

— Не надо обижаться, это чистая правда. Тебе тридцать четыре года, времени устроить личную жизнь и родить детей остается все меньше. Поэтому не останавливайся, ищи своего мужчину, черт побери!

— О, я скажу маме, что ты ругаешься!

— Не волнуйся, она сама услышит, — рассмеялась сестренка и закричала что есть силы: — Черт побери, черт побери, черт побери!


Глава 33

<p>Глава 33</p>

Я отмечала Новый год у Табиты. В квартире собралась шумная компания. Пришли Ричард с Лар-сом, Мэдди, Бен отпросился из хосписа, даже Майкл с Ливви ненадолго (у сестры на следующей неделе была назначена очередная процедура) заехали на вечеринку. Кроме того, Уилл пригласил множество друзей по регби. Воцарилась уютная, доброжелательная атмосфера, которую нарушали только Кара с Дэном. Правда, эта парочка большую часть времени не обращала внимания на окружающих и целовалась.

Когда Биг-Бен пробил полночь, все кинулись обниматься и поздравлять друг друга.

— С Новым годом, дорогая! — крикнул Ричард.

— И тебя тоже. Будем надеяться, следующие триста шестьдесят пять дней мы проведем веселее, чем предыдущие.

К нам присоединился Ларе. Кто-то поставил песню «Доброе старое время», и гости закружились в вальсе. Сладкая парочка подхватила меня под руки и пустилась в пляс. Сделав круг, шалуны оставили в покое Джесс.

— С Новым годом!

Старшенькая расцеловала младшенькую в обе щеки. Больная восхитительно выглядела в рыжем парике, только круги под глазами выдавали усталость.

— С праздником,, солнышко! Много счастья и здоровья!

Я крепко обняла сестру.

— Да поможет нам Бог! — рассмеялась та.

К нам подошел Майкл и подал Ливви бокал шампанского:

— А вот и я. Выпей немного, а потом переходи на сок.

Ливви встала по стойке «смирно»:

— Да, доктор!

— С Новым годом, Джесс! — подмигнул Майкл. — Мы скоро отбудем. Ливви нельзя переутомляться.

— Вот так всегда. — Бедняжка выпятила нижнюю губу, однако было видно, что ей не терпится отдохнуть дома.

Она сделала глоток и поставила бокал на журнальный столик:

— Пора в путь! Только попрощаюсь с Табитой и Уиллом.

— Присмотри за ней завтра, — сказала я Майклу, когда сестренка убежала благодарить хозяев дома за отличный вечер.

— Обязательно. Я прослежу, чтобы Ливви не грустила. И заезжай к нам.

— Спасибо, пожалуй, воспользуюсь приглашением.

— Я готова. Ну что, тогда дет завтра, Джесс.

— Созвонимся. Если с утра не одолеет похмелье, то загляну на огонек.

Я направилась на кухню.

— Привет, незнакомка!

Бен перегородил дорогу. Он разговаривал с одним из товарищей Уилла. У меня пронеслась мысль: «Может, этот тот, с кем Бен однажды целовался?»

— Привет! Счастливого Нового года! Мужчины чокнулись со мной. Затем собеседник Бена извинился и отправился куда-то в гостиную.

— Что-то не так? — спросила я.

— Нет, просто жена потребовала, чтобы он не разговаривал с симпатичными незнакомками.

— Не поверишь, как мне приятно это слышать. Значит, некоторые женщины находят и старушку Джесс привлекательной.

— И представители сильного пола тоже.

— Не вгоняй в краску!

Я осмотрела себя с ног до головы: черный топ без рукавов, прямая юбка и черные лодочки выглядели на мне отлично!

Бен взял бутылку вина и наполнил бокалы.

— Давно мы не болтали. Рассказывай, как дела!

— Неплохо! Рождество провела по традиции у родителей: наряжала елку, упаковывала подарки, готовила праздничный ужин. А ты?

Пришлось отмечать на работе, поэтому мама и папа сами приехали в «Солнечный дом». Мы справляли вместе с одной семьей из центра, неплохо посидели. А как Ливви? Сегодня она выглядела замечательно!

— Постепенно поправляется.

— Очень рад, — сказал Бен и отхлебнул пива из банки. — Новая работа продвигается?

— Дела идут отлично.

— Здорово. Кстати, ты очень изменилась за последнее время. К лучшему.

— Болезнь Ливви и посещение хосписа заставили о многом задуматься.

— Итак, сестра выздоравливает, с карьерой тоже порядок. А как на любовном фронте?

— Без перемен.

— Больше не ходишь на свидания?

— С меня довольно. Виртуальные поклонники больше не для меня. Они оставили меня равнодушной. Только один смог на какое-то время заинтересовать, но отношения быстро закончились.

— Почему?

— Знаешь, мы неплохо ладили в постели, однако других интересов было мало.

Бен нахмурился.

— Прости, забыла, что тебе не нравятся разговоры о сексе.

Он смутился:

— Неправда. Я просто считаю, что физическая близость только часть счастливого брака. А люди почему-то принимают ее за любовь…

Я посмотрела на собеседника. Вино, несомненно, ударило мне в голову и развязало язык. Гениальная мысль не заставила себя ждать: «Наконец-то выдалась прекрасная возможность выяснить, глазеет ли этот святоша на мальчиков!»

— Бен!

Он улыбнулся:

— Как здорово, что любимая девушка помнит мое имя!

— Ты голубой?

Бен смутился и покраснел как рак:

— Что-что?

— Ты гомосексуалист? — подмигнула ему я. — Если да, просто кивни, никто не заметит. Клянусь, что сохраню все сказанное в тайне.

— Спасибо большое! Рад, что могу хоть на кого-то положиться.

— Не обижайся. Просто Уилл намекнул, что ты гомик.

— Говори, внимательно слушаю.

— Он видел, как один его коллега целовался с каким-то игроком из вашей команды.

Бен, став мрачнее тучи, молча посмотрел на сплетника.

— Да ладно, нетрадиционной сексуальной ориентацией в наши дни никого не удивишь. Как там поется? «Самый лучший мужчина — гей»? Послушай, хватит дуться. Можешь быть уверен, о секрете никто не узнает.

Но обиженный Бен уже не слушал мой пьяный бред. Вместо этого добродушный гость поприветствовал незаметно подошедшую к нам хозяйку дома:

— Салют, Таб! Вы устроили отличную вечеринку!

Табита, загадочно улыбнувшись, произнесла:

— Спасибо, Бен! Можно я украду Джесс на пару минут?

— Естественно! Закончим разговор позже. Подружка утащила меня в коридор:

— Есть замечательная новость: кажется, я беременна!

— Правда?! Какой срок?

— Врачи говорят, около шести недель. Очень боюсь, как бы не случилось выкидыша.

— Все будет в порядке. Бьюсь об заклад, Уилл без ума от счастья.

— Он сгорает от желания сделать официальное объявление, да я строго-настрого запретила болтать о малыше, пока срок не подойдет к трем месяцам.

— Значит, лечение помогло?

— В некотором смысле. Откровенно говоря, небольшая задержка была еще до того, как я пошла в больницу. Во время осмотра врач поздравил будущую маму. Не представляешь, Уилл прыгал от радости в коридоре клиники!

К нам подошла незнакомая парочка.

— Пора прощаться, Табита, — сказала женщина. — Благодарим за восхитительную вечеринку.

— Без проблем. Спасибо, что пришли. Давайте как-нибудь вместе пообедаем.

Гости постепенно стали расходиться, а оставшиеся разбились на группы: маленькие компании разошлись по углам, а самая большая расположилась в середине зала. Бен стоял ко мне спиной и увлеченно беседовал с Мэдди, а также с каким-то спортсменом, к которому сердцеедка буквально приклеилась в новогоднюю ночь. Беднягу, видимо, никто не предупредил, что нагрузки на тренировках покажутся легкой зарядкой по сравнению с теми, что потребует от него ненасытная подружка. На диване целовались Ричард и Ларе, не обращая внимания на собравшихся. Магнитофон орал какие-то хиты семидесятых, но гости устали и не хотели танцевать. Я налила стакан воды и решила потихоньку собираться в родные пенаты. Не тут-то было! Сзади незаметно подкралась Кара:

— Сколько лет, сколько зим! Мы только что говорили о тебе. Дэн рассказывал интересные вещи.

— Неужели?

— О том, как одна гадина пыталась его соблазнить в баре.

— Да?

— Дорогая, хватит невинно хлопать глазками. Помнишь, я просила встретиться с ним и получить ответы на некоторые вопросы? Только что всплыла горькая правда о злополучном вечере!

Наконец-то смысл слов мерзавки стал ясен. Я гневно взглянула на Дэна, однако тот уставился в пол и не поднимал глаза.

— Не понимаю, о чем идет речь.

Позволь напомнить. Ты, как обычно, напилась и приставала к чужому возлюбленному. Разве за этим я посылала тебя в бар? Конечно, ты всегда мечтала о моем кавалере. Видимо, зависть не дает тебе жить. Ты потеряла покой и сон, ведь красавица подруга встречается с замечательным мужчиной, который без ума от нее, а ты до сих пор ищешь в Интернете случайные связи и спишь с женатиками!!!

Я громко рассмеялась:

— Хорошая шутка!

В комнате воцарилась тишина. Все наблюдали за перепалкой двух разъяренных кошек.

— Не смешно, — сказала интриганка.

— Дэн, — обратилась я к негодяю, — неужели ты заморочил голову своей благоверной?

Тот отвернулся и пробурчал:

— Полагаю, она должна знать правду.

— Не верьте, идиот сам распускал руки.

— Браво! Какая актриса пропадает! — съязвила гадюка.

Ну вот, началось. То чувство, которое заставило меня когда-то наорать на Дженис и уйти с работы, вспыхнуло с новой силой.

— Нет, подружка. Комедианты здесь вы. Хочешь услышать правду? Я пришла на ту встречу с чистыми намерениями. Целый вечер твой прекрасный принц трындел, какая же Кара стерва, гадина и истеричка, как она заставляет несчастного жениться, клялся, что он никогда не любил мерзкую тварь… Потом начал приставать. Не скрою, устоять не получилось. Мы поцеловались, не раз и не два. Надеюсь, тебе приятно это слышать? А вот больше ничего не было. Я одумалась и ушла. Одна. К себе домой.

Кару ошеломил мой рассказ.

— А еще он сказал, что некая приставучая дура постоянно пилит его и требует, чтобы талантливый музыкант нашел достойную работу, служил в Сити. Правильно, милый?

Выражение лица притворщицы не изменилось, хотя по глазам было видно, какая борьба идет внутри.

— Съела? — победоносно спросила я. — Откуда же растяпа Джесс смогла узнать о заветных желаниях, как не от твоего любимого? Правда на моей стороне.

Гости молча наблюдали за представлением.

— Напротив, Джесс. Нет оснований верить в твою пьяную чушь! — Голос Кары превратился в визг. — Больше не буду мириться с нелепой завистью!

— Великолепно сыграно. Давай проанализируем твою страстную речь. С какой стати мне мечтать превратиться в Кару? Пальцев не хватит, чтобы сосчитать ее недостатки. Дорогая, мы долгие годы дружили. Впрочем, не будем разбирать, какое значение каждый из нас вкладывает в это слово. Недавно я подумала: «Почему две столь разные особы все-таки сошлись?» Конечно, была благодарна спасительнице и искренне надеялась, что однажды та оценит лояльность смирной овечки. А тебе доставляло удовольствие унижать меня. С каждым годом ты изощрялась все сильнее, чтобы досадить мне, и даже анкета, которая появилась в Интернете, оказалась очередным издевательством. Теперь с меня довольно. Наша так называемая дружба подошла к концу. Надеюсь, жизнь не сведет нас больше на узкой дорожке! — Я взяла сумку и обратилась к гостям: — Прошу извинения за публичную разборку.

Внезапно в центр зала вышла Табита:

— Кара, думаю, вам с Дэном лучше уйти. Я положила руку на плечо подруги:

— Не волнуйся, милая. Уйду я. Прости за испорченный вечер. Впрочем, ты сама видела, кто начал атаку.

У двери, униженная и оскорбленная, я остановилась и бросила бывшей приятельнице:

— Ах да! Забыла пожелать вам с Дэном счастливого Нового года. Ни в коем случае не расставайтесь, из вас выйдет отличная пара.

В последний момент мой взгляд упал на Бена, который стоял в углу и почему-то грустил.


Глава 34

<p>Глава 34</p>

— Тетя Джесс?

— Да, дорогая.

— Почему ты всегда выигрываешь в «Монополию»?

— Потому что скупаю дешевую недвижимость, а потом продаю втридорога. Испытанный способ срабатывает каждый раз. Твой папочка обвиняет меня в неразборчивости, а сам, пытаясь купить шикарный особняк в районе Мейфэр [38] или на Парк-лейн [39], тратит время, деньги и остается с носом. — Я сложила приличную стопку бумажек перед собой и гордо спросила: — Итак, кто из нас достоин лавров?

Ливви посмотрела на часы:

— Собирайте игру, пора обедать. Племянники повалили победительницу на диван и принялись щекотать.

— Эй, аккуратнее там. Подумайте лучше, какой фильм мы будем смотреть.

— Милая, тебе лучше пойти вздремнуть после еды, — заметил Майкл, обращаясь к Ливви.

Веселая семейка уселась за столом и принялась уплетать за обе щеки вкуснейший обед. Наконец желудки до отказа наполнились. Я расстегнула пуговицу на брюках и произнесла:

— Выпьем за Ливви, за Новый год и все хорошее.

— За мою красивую, обаятельную, изумительную жену, — добавил Майкл.

Старшенькая Монро хитро улыбнулась:

— Вот так всегда. Он говорит комплименты, когда чего-то хочет. Ладно, разрешаю смотреть матч века по телику! — рассмеялась она.

— Здорово, я побежал. Игра вот-вот начнется!

— Кофе? — спросила хозяйка дома.

— Сядь, отдохни. Приготовлю сама. Кстати, как тебе вчерашняя вечеринка?

— Восхитительно! Никогда не была большой поклонницей Нового года, но теперь этот праздник начинает нравиться. Надеюсь, мы не пропустили ничего интересного?

— Увы, в разгар веселья я вдрызг разругалась с Карой.

* * *

Я вернулась домой к вечеру и обнаружила на экране мобильного телефона запись о шести пропущенных вызовах и трех новых сообщениях. «Первое — от Ричарда, второе — от Таб. Интересно, от кого пришло последнее послание? — подумала я. — Ага! Ну конечно, от Мэдди!»

Язвительному Дику звонить не хотелось, сердцеедка Мэд наверняка уже кувыркалась в постели с очередным ухажером, оставалась одна Табита. Я набрала знакомый номер:

— Привет. Звоню сообщить, что ты мне осточертела.

Подружка рассмеялась:

— Джесс Монро, освободите телефонную линию!

— Ладно, а теперь серьезно. Еще раз приношу извинения. Надеюсь, что не сорвала новогоднюю вечеринку…

— Наоборот, праздник уже начал затухать, но тут ваша перепалка заставила гостей оживленно обсуждать причины громкой ссоры.

— Что произошло после моего ухода? Кара взорвалась от ярости?

— Нет. Она набросилась на Дэна с вопросом: «Кому из вас верить?» Затем парочка удалилась на кухню для выяснения отношений. Ушли не попрощавшись.

— Да уж, мерзавка, без сомнения, надерет уши Дэну!

— Если ты говорила правду, — засмеялась Таб, — то негодяй заслуживает хорошей порки!

— Разумеется, правду, — фыркнула я. — Неужели ты поверила домыслам Кары?

— Нет, конечно, — торопливо ответила подруга. — Просто подумала, что ты немного сгустила краски.

Если бы! К сожалению, все было именно так. В тот злополучный вечер Дэн изрядно полил грязью нашу дорогую подругу. Откровенно говоря, не ожидала, что заносчивая Кара простит придурка.

— Как ты верно подметила, они достойны друг друга. Ладно, забудем про неприятный инцидент. Как прошел праздник в целом? Понравилось?

— Все было просто здорово: гости, ужин, выпивка!.. Кроме того, мы мило пообщались с Беном.

— Да, я видела.

— Только не говори Уиллу, и все же я спьяну спросила мистера Томаса, какой он ориентации.

Любопытная подруга воскликнула от удивления:

— Правда?! И что же он ответил?

— Он не успел сказать ни слова. К нам подошла хозяйка дома, чтобы сообщить приятную новость. И больше нам не представилось возможности возобновить разговор. Когда я снова зашла на кухню, Бен беседовал с кем-то из гостей, а затем Кара набросилась с кулаками…

— Позвони ему сегодня вечером.

— Таб, не могу, сгораю от стыда. Бен — прекрасный человек, а я своими руками разрушила наши отношения.

— Хочешь, я узнаю, что у него на уме?

— Ни в коем случае. Раньше ты никогда не звонила ему, он почувствует неладное и замкнется. Уж лучше воспользуюсь уловкой всех трусих и напишу письмо.

— Ладно, держи меня в курсе. Послушай, Уилл сегодня впервые за долгое время приготовил обед и просит к столу. Поговорим завтра, хорошо?

Я положила трубку и некоторое время сидела молча, затем включила ноутбук. В почтовом ящике лежало несколько сообщений. Одно из них пришло от виртуального друга Себа Нортхема.


Дорогая Джесс!

С Новым годом!!! Как прошла вечеринка ? Я отмечал праздник у друзей, жутко напился и громко пел на глазах у изумленных гостей, о чем теперь очень сожалею. Не представляешь, как с утра мучило похмелье: во рту горький привкус, голова кружилась. В результате провалялся в кровати до полудня, потом пересилил себя, заварил растворимый бульон в кружке и сделал любимые тосты с грибами…

Ну, хватит пустопорожней болтовни. Давай о главном. Мы общаемся уже два месяца, обменялись фотографиями и поделились тайнами. Но кое-что так и не успели сделать — встретиться! Раньше я не решался пригласить на свидание, так как боялся, что откажешь: из-за болезни сестры, вечной занятости, депрессии и так далее. А теперь чувствую: настало самое благоприятное время. Итак, записывай координаты: следующая суббота, ресторан «У Ронсли» на Уолтон-стрит, час дня.

Верю, что ты согласишься. Если нет — не обижусь. Продолжим обмен письмами и навсегда останемся виртуальными приятелями.

Прости за настойчивость. Наверное, я напоминаю незадачливого кабальеро из мексиканского сериала, но жизнь была бы чертовски скучна без романтиков с большой дороги!

Твой Себ.

* * *

Некоторое время я переваривала то, что написал новый знакомый. За последние недели мы действительно поделились друг с другом сокровенными мыслями, мечтами и секретами. Приятель из Интернета понимал меня куда лучше, чем другие мужчины. С ним можно было не притворяться самой замечательной девушкой планеты. Кроме того, некоторая доля анонимности (мистер Нортхем и мисс Монро не виделись в реальной жизни!) развязывала язык. Согласитесь, иногда постороннему человеку проще выложить то, что творится на душе.

Вопрос «Не испортит ли свидание той теплой атмосферы, которая сложилась между нами?» не давал покоя. До субботы оставалось три дня, времени подумать было предостаточно. Я решила пока забыть про Себа и настрочила письмо другу, которого так неосторожно обидела накануне.


Дорогой Бен…


«Нет, слишком формально». Подумала и стерла написанное.


Здорово, чувак! Как поживаешь ?


«Не хватало еще подросткового сленга!» — рассердилась я и вновь нажала кнопку «удалить».


Привет!

Сегодня первое января. Я страдаю от похмелья, даже приняла решение завязать с алкоголем и вести размеренный образ жизни. Намерена продержаться так хотя бы месяц ©.

Ладно, шутки в сторону. Очень сожалею, что наговорила тебе столько ерунды. Теперь умираю от стыда и приношу искренние извинения!!.

Полагаю, единственное, что может оправдать меня, — это ход моих размышлений. Я поделилась с тобой тайной о болезни Ливви и хотела показать, что ты тоже можешь рассчитывать на меня, когда захочешь поговорить о проблемах. Однако я бестактно вторглась на твою личную территорию, перешла все дозволенные границы. Прости! Надеюсь, мы все-таки останемся друзьями…

Джесс.


Я отправила сообщение. Ответное слово осталось за Беном.


Глава 35

<p>Глава 35</p>

С утра не на шутку разгулялся ветер. Он грозно ревел, стучался в окно и в конечном итоге разбудил меня. Я села на кровать и не сразу сообразила, что наступила суббота. Часы показывали десять. «Увы, некому принести малышке чаю в постель: ни дружка, ни на худой конец домработницы». Впервые за долгое время я снова принялась жаловаться на отсутствие сердечной привязанности. И вовсе не потому, что обленилась и не могла заварить в кружке любимый напиток. Простоя так давно не просыпалась рядом с мужчиной, не получала цветов, не краснела от комплиментов!

В памяти воскресли семь лет, проведенные с Натаном. В субботу и воскресенье мы валялись в кровати допоздна. Если были в ссоре — занимались своими делами, помирившись — вместе гуляли и смотрели телевизор. Теперь возможность выбирать отпала, все приходится делать самой. Конечно, можно позвонить друзьям и напроситься в гости. Да вот, к сожалению, приятели и подружки уже успели обзавестись семьями и старались провести выходные вместе. Поэтому и я обычно старалась не нарушать чьих-то планов.

Патетическая речь сестры о роли любви в жизни женщины, произнесенная пару дней назад, больно задела мое самолюбие. Да, тридцать четыре года не старость, но времени создать семью и родить ребенка оставалось мало. Я всегда хотела, чтобы все шло своим чередом: сначала свидания, затем совместная жизнь, свадьба и — через пару лет — появление первенца. По самым элементарным подсчетам, если я встречу суженого прямо сейчас — яичники надо будет задействовать лет в сорок!

Я уныло поплелась на кухню и поставила чайник, включила компьютер и проверила почту. В ящике лежало четыре сообщения от коллег по работе. Бен до сих пор не откликнулся. Видимо, сильно обиделся и решил повременить с ответом. Или вовсе вычеркнул меня, неудачницу, из списка друзей.

«Пожалуй, соглашусь выпить с виртуальным приятелем чашку кофе. В конце концов, мы общаемся несколько месяцев и уже неплохо узнали друг друга. Парень даже прислал фотографию. Обычный снимок — никаких пляжных видов и заснеженных гор!» — подумала я, открыв письмо Себа Нортхема. Затем набросала короткое послание, в котором приняла приглашение.

* * *

«У Ронсли» оказался традиционным английским рестораном, в меню которого неизменно значились тушеная говядина, ирландский пирог на пиве, рыба с чипсами и запеченные в тесте яблоки.

Несколько минут я простояла у дверей, пытаясь успокоиться. Одному Богу было известно, почему мое сердце отчаянно колотилось. Вытащив карманное зеркальце, я поправила прическу и решилась войти.

Внутреннее убранство заведения оставляло желать лучшего. Кроме того, в зале практически не было света. «Наверное, сюда приходят одни уроды — темнота скрывает физические недостатки. Интересно, почему Себ выбрал для встречи подобную дыру?» — разочарованно подумала я. В зале сидели только незнакомцы. По всей видимости, галантный кавалер опаздывал.

— Чем могу помочь, мадам? — учтиво спросил официант.

— Мистер Нортхем назначил мне встречу. Я ищу наш столик.

— Позвольте провести вас в дальнюю комнату. Вас давно ждут.

— В дальнюю комнату? Значит, скряга пожадничал!

Надо сказать, к тому времени я серьезно сожалела, что притащилась к черту на кулички, а не перенесла встречу в уютную кофейню в центре Лондона.

Гарсон постучал и торжественно произнес:

— Сэр, леди здесь.

Передо мной открылась маленькая комнатка без окон, где стоял стол и два стула. Себ сидел спиной к двери и задумчиво смотрел на свечу. В комнате тихо звучала песня Джоржа Майкла «Я не могу сделать так, чтобы ты полюбила меня».

— Привет! — тихо произнесла я и прошла в комнату. — Господи, Бен, а ты что здесь делаешь? — Я всплеснула руками и покраснела. С детства терпеть не могу всякие сюрпризы!

— Здравствуй! Рад встрече. Проходи и садись.

— Спасибо, Бен, я постою.

— Дело в том, что я Себ Нортхем.

От растерянности я плюхнулась на стул.

— Да, я Себ Нортхем, — повторил мой старый знакомый. — Псевдоним составлен из букв полного имени: Бен Ричард Томас.

— Значит, моего виртуального приятеля не существует на свете? Сложная комбинация! — заметила я. — А собственным именем подписаться не пробовал?

— Всего сразу не объяснишь. Давай выпьем вина, поговорим. Прошу, не смотри так сердито!

Я села, нахмурившись и положив локти на стол.

— Ладно, вываливай правду. Бен протянул мне бокал:

— За встречу!

— Будь здоров, Себ!

— К чему такая агрессия?

— А чего ты ждал? Я, глупая, отправила письмо с извинениями, однако ты, гордый мистер Томас, даже не удосужился ответить! Затем я пришла на свидание к одному парню, но обнаружила другого. И тут оказалось, что второй выдумал первого и долго водил дуру за нос! Ненавижу подставы! И темные рестораны тоже!

Извини за огорчение. Просто хотелось внести элемент неожиданности, каплю таинственности во встречу старых друзей, Обещаю, в следующий раз закажу столик у туалета в «Счастливом обжоре» [40]. Не терпится узнать, что заставило меня пойти на ухищрения? А то, что я с каждым днем влюбляюсь в тебя все сильнее!

— Это признание? — изумилась я.

— Да.

— Какой поворот событий! Не возьму в толк, ты разве не…

— Гей? — продолжил Бен. — Вовсе нет. Правда, в моей квартире валяется пара пластинок Джуди Гарланд [41]. Больше с миром голубых связей не имею.

— Невероятно!

Сердце забилось часто-часто.

— Конечно, есть чему удивиться, — улыбнулся мой приятель, — принимая во внимание, какие сплетни распустил Уилл.

— Одна история о поцелуях в раздевалке чего стоит!

— На самом деле у одного из игроков нашей команды сестра заболела лейкемией. Бедняга хотел задать несколько вопросов, поделиться своими опасениями. Он был так расстроен, что я обнял его и попытался утешить, проявил дружеское участие…

— Бедная девчушка! Такое наказание!

— Она поправится! К счастью, врачи заметили болезнь на ранних стадиях…

Мы впервые улыбнулись друг другу.

— Итак, надеюсь, ты не поменяешь ориентацию в ближайшее время?!

— Разумеется, нет, — рассмеялся Бен. — Дорогая, прошу, ответь что-нибудь на мое признание.

— Я тоже обожаю Джуди Гарланд.

— Джесс!

— Шучу. Вообще-то известие неожиданное…

— И видимо, печальное…

— Отнюдь.

— Правда?

— Кстати, почему вообще появился этот призрак, Себ Нортхем?

— Видишь ли, — начал Бен, — мистер Томас всегда оставался только другом для Джесс, которая ждала принца на белом коне. Помнишь наше эффектное знакомство, когда очаровательная мадам разругалась с несчастным из-за неудачной фразы? Ты часто говоришь, что начало многое определяет. Естественно, возникло опасение: гордая красавица не воспримет всерьез дальнейшие мои попытки покорить ее сердце. И я решил вывести на сцену нового персонажа, свою точную копию. Себ Нортхем за два месяца узнал, что крошка Монро чертовски упряма, что по утрам у нее плохое настроение, что она уходит с головой в работу, когда не ладится личная жизнь. — Бен взял меня за руку. — А также он понял, что ты одна из самых прекрасных девушек на свете, что ты жемчужина, которая скрывается внутри раковины.

— Да уж, провел как первоклашку! А фотографию чью прислал?

— На снимке мой брат Джеймс. Мы довольно похожи, хоть и не близнецы.

— И то верно!

— Не представляешь, как тяжело было читать твои откровенные признания о свиданиях с незнакомцами из Интернета.

— Мог бы сам проявить инициативу!

— Я почти решился, да злополучный Уилл в очередной раз смешал карты! Идиот намекнул, что предмет моего вожделения симпатизирует какому-то парню с сайта знакомств. Я приревновал и решил отложить свидание.

— Ах да! Ухажера звали Саймон.

— Итак, я собирался признаться в новогоднюю ночь, но ты вдруг сбила меня с толку странным вопросом. Пришлось выкручиваться и приглашать тебя в ресторан.

Бен открыл еще одну бутылку вина и наполнил бокалы.

— Предлагаю закусить, иначе через полчаса кое-кого вынесут из зала вперед ногами!

— Давай обойдемся без жертв! Говядина с тушеными овощами и печеное яблочко на десерт подойдут?

— Ага! Сначала съем одно, потом другое.

Бен вышел из комнаты. А меня терзала мысль: «Он вернется и потребует ответа. Не хочется огорчать славного малого, но и обнадеживать несправедливо».

— Заказал кучу всяких вкусностей.

— Замечательно!

Мы сидели и улыбались друг другу. Казалось, сладкое мгновение длилось целую вечность. Наконец Бен нарушил молчание:

— А почему ты медлила и до последнего момента не давала Себу согласия?

— Даже не знаю. Просто не получилось ответить раньше.

— И все?

— Да.

— Спасибо и на этом.

— Недавно мы говорили с Ливви. И она повлияла на мое решение. Посоветовала не увлекаться работой и намекнула, что мне уже тридцать четыре. Время бежит быстро, а найти любимого человека не так-то легко.

— Значит, Себ подходит на роль мужа и потенциального отца твоих детей?

— Кто знает? Возможно. По крайней мере я решила дать ему шанс.

— А Бен Ричард Томас?

— Поживем — увидим.


Глава 36

<p>Глава 36</p>

Наступило третье мая. Мне исполнилось тридцать пять. Я чувствовала себя замечательно: кризис среднего возраста по-прежнему не наступил!

Вспомнив прошлый день рождения, я решила в новом году обойтись без сюрпризов и сама организовала вечеринку в итальянском ресторанчике недалеко от дома. Пообещала собрать двенадцать человек, и руководство заведения выделило часть зала в личное пользование виновницы торжества. Заботливая Таб решила помочь подружке с организацией вечеринки, и мы вместе украсили территорию свечками, цветами и разноцветными воздушными шарами с надписью «Считайте, что ей тридцать».

— Клево! — Моя подруга посмотрела на растяжку «С днем рождения!», которую только что нацепила на стену.

— Вроде бы управились.

Я подбежала подержать стремянку, когда будущая мама начала спускаться.

— Не следует влезать на такие высоты в твоем положении.

Табита только махнула рукой:

— Чепуха, не беспокойся. В последнее время меня обуяла жажда деятельности. Дома постоянно что-то мастерю, чиню, целый день копошусь и совсем не устаю.

— Видимо, ты отмучилась, пытаясь зачать ребенка. Поэтому и беременность протекает легко.

— Слава Богу! Не думаю, что смогла бы справиться одновременно с утренней тошнотой и нашей дорогой Дженис.

— Кстати, как поживает эта тварь?

— По-прежнему всех терроризирует. Впрочем, никто не ропщет…

— Почти восемь. Гости должны приехать с минуты на минуту. Держу пари, первыми зайдут Ричард и Ларе, они всегда очень пунктуальны.

И точно, Дик первым ворвался в ресторан. Он нацепил на себя футболку с надписью «Затрахаю всех, обращайтесь!» и черные обтягивающие джинсы. В голове пронеслась мысль: «Интересно, что скажет моя родительница-пуританка, когда увидит пропаганду бранных слов и постыдных действий?»

— Неужели все столики в ресторане «Плющ» [42] заказаны и нам придется сидеть в этой тесной конуре? — пошутил весельчак.

— Да пошел ты! — рассмеялась я. — А где Ларе?

— Немного терпения, он выгружает из автомобиля подарок.

В комнату вошел датчанин с большой коробкой в руках, которую торжественно вручил мне. Я сияла.

— Спасибо, милые!

Таб взяла бокалы и налила сладкой парочке шампанского, а я отправилась на кухню побеседовать с шеф-поваром. Он не понимал по-английски, и пришлось общаться мимикой и жестами, однако в результате радостный итальянец уверил: «Гости пальчики оближут!»

Вскоре подтянулись опоздавшие.

— Здравствуй, солнышко! Ты элегантна, как никогда, — сказала мама. — А что за нелепая надпись на шарах?

— Просто шутка. Где отец?

— Сидит в углу и о чем-то спорит с зятем. Скорее всего о регби. Кстати, приехала Ливви, она потрясающе выглядит!

Сестра действительно была великолепна в легком черном платье без рукавов и сандалиях со стразами. Волосы бедняжки немного отросли. Прическа «ежик» подчеркивала бездонные глаза. Она все еще выглядела усталой, но потихоньку поправлялась, обретая веру в собственные силы. Курсы химио и радиотерапии закончились, самое страшное осталось позади. Ливви поставили на учет в онкологический диспансер и обязали посещать специалиста раз в три месяца. И тем не менее родные и друзья верили, что болезнь не проснется снова, а потому помогали ей вести здоровый образ жизни. Правда, сестренка на всякий случай собрала памятные коробочки для Мэтью и Эмили.

— Привет! — Я подошла к своей родной кровинке. — Ты само совершенство! И стрижка восхитительная!

— Ну, упрямица, убедилась? — вмешалась Мэдди. — Твержу, твержу: «Не отращивай волосы» — и напрасно!

Старшая Монро улыбнулась:

— Конечно, без них гораздо легче, да вот сынок требует: «У всех мам должны быть длинные волосы, и точка». Боюсь, придется уступить его капризам.

Я повернулась к подруге:

— Ты тоже очень изменилась.

Обычно сердцеедка Мэд приходила на праздники в соблазнительных нарядах: в блузках с глубоким вырезом и еле прикрывающих попу юбках. Но в последнее время вкусы бывшей развратницы заметно поменялись. На вечеринку она заявилась в черных брюках, бежевом свитере и замшевых туфлях с металлической пряжкой. Даже волосы собрала в конский хвост.

— Марти, — она украдкой бросила взгляд на нового любовника, — очень нравится такой стиль.

Кстати, это был тот самый парень, с которым приятельница познакомилась на новогодней вечеринке у Таб и Уилла. Естественно, они вместе провели ночь — и с тех пор не расставались. Как ни странно, Мэдди хранила верность своему спортсмену целых четыре месяца!

— Любовь зла, — пошутила я.

— Не поверишь, больше не хочется смотреть по сторонам. А какой он энергичный любовник, способен заниматься сексом часами!

Ливви всплеснула руками:

— Терпеть не могу длинных соитий, лучше управиться поскорее.

Обе посмотрели на меня, чтобы я вынесла вердикт.

— Предпочитаю и то и другое. К нам подошел зять:

— О чем шепчетесь?

— Я как раз говорила, что люблю стремительных мужчин, — ответила сестренка.

Майкл подозрительно посмотрел на жену и погладил ее по голове.

— Давайте ужинать, — предложил отец.

— Хорошая мысль! Аида за стол!

Мама покачала головой — опять ее дочь выражается будто простолюдинка.

Десять гостей подошли к столу и остановились в нерешительности. Тогда я скомандовала:

— Ливви — по левую руку, Табита — напротив! Почетное место справа занято, остальные свободны, прошу!

Последний приглашенный не заставил долго ждать. Он открыл дверь, протянул пальто официанту и махнул рукой собравшимся:

— Простите, не рассчитал время!

Он нежно поцеловал в губы виновницу торжества.

— Здравствуй, Бен.

Итак, маски сброшены. Вижу упрек в ваших глазах, дорогие читатели! Хотите услышать, чем закончилась та встреча в ресторане «У Ронсли»? Извольте!

В какой-то момент ветреная красавица внезапно поняла, что наконец-то нашла принца на белом коне, о котором всегда мечтала. Скромняга Бен придумал Себа Нортхема, простил обидные слова, устроил настоящий праздник в ресторане и совершил бы еще тысячу подвигов ради любимой девушки! Счастье само плыло в руки — только лови. И тогда я встала, подошла к Бену и поцеловала его прямо в губы. Мы отправились домой. Он остался у меня на ночь. Думаю, дальнейшие комментарии излишни.

Вам интересно, каков Бен в постели? Отвечу: «Потрясающий любовник, большой выдумщик». Однако, милые читатели, вы забываете маленькую истину: секс — лишь часть нормальных отношений, а не их основа!

Да, признаюсь, я сильно изменилась за последние дни. Во-первых, я поняла, что любовь может прийти не с первого взгляда, а гораздо позже, и на собственном примере убедилась в этом. С каждым днем я влюбляюсь в Бена все больше и больше. Во-вторых, не жалею о прошлом и с надеждой смотрю в будущее. Проделка вероломной Кары теперь не будит приступа гнева. Дурацкие свидания с виртуальными кавалерами вызывают улыбку. На пути к счастью я сделала много ошибок, но в конечном итоге встретила мужчину своей мечты. И несмотря на то что влюбленные познакомились традиционным образом, нас все же соединил Интернет.

Кстати, мы часто относимся пренебрежительно к виртуальным знакомствам, считаем их чем-то постыдным. Да, многие люди ищут в глобальной сети легкие отношения, и тем не менее среди пользователей всех стран есть те, кто надеется встретить друга, любимого человека, мужа, товарища. Жители двадцать первого века, бороздите просторы Интернета, Бог вам в помощь! Помните, кто не рискует — тот не пьет шампанского. Бен поднял бокал:

— Я хочу произнести тост. За именинницу и ее праздник!

— С днем рождения!!! — заорали гости. Но Бен еще не завершил речь:

— Выпьем также за здоровье моей дорогой свояченицы, которая косвенным образом свела нас с Джесс. Кстати, нашим отношениям скоро стукнет четыре месяца. И уверен, любовь будет длиться вечно.

— Да, и вы умрете в один день, — вставил Ричард.

— Держи язык за зубами! — шикнула я.

— В день рождения принято дарить подарки. — Бен нагнулся и вытащил из-под стола огромную коробку. — С днем рождения, дорогая!

Я разорвала бумагу и увидела ноутбук фирмы «Эппл» и новенький плейер.

— Спасибо, милый! Нет слов!

— Постой, самого главного ты не нашла!

На дне осталась крохотная шкатулка, в которой лежало обручальное кольцо с бриллиантом. Мама всплеснула руками, а влюбленный встал на колени:

— Джесс, выходи за меня замуж.

— Да, да, да! Все слышали? Теперь не вздумай отвертеться!

— Мои поздравления, милая! Очень рад, — сказал отец и обнял меня.

— Спасибо, пап. Какой сюрприз, да? Старик покачал головой:

— Только для некоторых. Бен на днях позвонил и попросил согласия.

— Мама тоже знала?

— Конечно, нет!

— Представляешь, я счастлива, как в день помолвки с Майклом, — вмешалась Ливви.

— Надеюсь, наш брак окажется таким же счастливым.

— Не сомневайся!

— Только что звонили родители, — подмигнул Бен. — Желают новорожденной хорошего настроения, здоровья и счастья. Кроме того, большой привет от Анны и Ральфа. — Он поднял бокал: — За будущую миссис Томас!

— И мистера Монро! Я долго искала тебя и наконец нашла!